Детские шапки, варежки, шарфы для девочек в Ханской. Ханская шапка


Шапка хана Узбека - Мои мысли...

Не того узбека, который штукатур-плиточник, а того, который хан и Узбек с большой буквы «у». Впрочем, от его имени происходит и название народа, поставляющего, наряду с таджиками, в столицу СССР торговцев на рынке, строителей, насвай и героин. Но вот к Мономаху эта шапка отношения не имеет, ибо появилась на Руси через несколько веков после смерти соответствующего князя.

Шапка Мономаха

Конец 13 — начало 14 века . Золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг, мех; скань, зернь, литье, чеканка, гравировка. Высота 18.6 см; окружность 61 см . Оружейная палата, Москва

Самый знаменитый из всех царственных головных уборов русских царей является Шапка Мономаха. Она находится в Оружейной палате; этой шапкой венчались на престол все русские цари и князья вплоть до Федора Алексеевича. Что интересно: четко установлен факт — никакого отношения ни к Византии, ни к XI веку она не имеет! Шапка была изготовлена в Средней Азии, в Бухаре, в первой половине XIV века, спустя 200 лет после смерти Владимира Мономаха. Оказалось также, что никакой связи головного убора с Мономахом вплоть до начала XVI века не отмечалось; а московские князья, оставляя ее своим наследникам, вели речь о «золотой шапке». Доказано также, что первым ее владельцем был Иван Калита. И шапка, и конская упряжь («золотая лошадиная снасть») были подарены Ивану Калите его современником — золотоордынским Узбек-ханом.

Так что никак этот венец не мог принадлежать князю Владимиру Мономаху (ок. 960 — 15 июля 1015) По такому — же подобию изготавливаются и другие шапки — венцы.

Шапка Казанская

Середина 16 века. Золото, драгоценные камни, мех; литье, чеканка, резьба, чернь

Шапка Казанская — золотой филигранный венец, изготовленный, приблизительно в 1553 году, для Ивана Грозного сразу после покорения и присоединения Казанского ханства к Русскому государству и упрочения титула Казанского царя. Точных сведений о том, когда и кем был изготовлен венец, нет. Существует версия, что её изготовили ювелиры покорённого ханства.

Венец «Большой наряд». Астраханская шапка. 1627 г.

Золото, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, гравировка, резьба, канфарение. Высота 30.2 см. окружность 66.5 см. Оружейная палата, Москва.

Принадлежал царю Михаилу Романову. Работа мастерских Московского Кремля. Астраханской же шапкой она навана потому, что к правлению 1 царя из династии Романовых Михаила Федоровича было закончено покорение Астраханского ханства и водружение креста по обеим берегам Волги, и выход к Каспийскому морю. И так же этот венец присутствует на гербе Астрахани. Как известно, после смерти царя Алексея Михайловича на престол посадили малолетних Ивана и Петра, для них в мастерских Кремля были изготовлены личные венцы.

Шапка Алтабасная (Сибирская), 1684 г.

Ткань, парча, золото, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, резьба, эмаль, канфарение. Оружейная палата, Москва.

Принадлежала царю Ивану Алексеевичу. Работа мастерских Московского Кремля.

Шапка Алмазная 1682 — 1687 гг.

Золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, резьба, эмаль Оружейная палата, Москва.

Принадлежала царю Ивану Алексеевичу. Работа мастерских Московского Кремля. На более крупном плане выдны узоры и двухглавые орлы на венце.

Венец Алмазный. 1682 — 1684 гг.

Золото, серебро, драгоценные камни, мех; литье, чеканка, эмаль. Оружейная палата, Москва.

Принадлежала царю Петру Алексеевичу. Работа мастерских Московского Кремля.

«Шапка Мономаха второго наряда», 1682 г.

Золото, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, резьба Оружейная палата, Москва.

Принадлежала царю Петру Алексеевичу. Работа мастерских Московского Кремля.

Далее идут императорские короны. Одна из первых императорских корон была корона, которой царь Петр I короновал Екатерину I. Но от нее остался один каркас, т.к. последующие поколения монархов использовали бриллианты для своих нужд.

Корона российской императрицы Анны Иоанновны 1730—1731 г.

Корона российской императрицы Анны Иоанновны — драгоценный венец, изготовленный в Петербурге в 1730—1731 годах, предположительно мастером Готлибом Вильгельмом Данкелем. Около двух с половиной тысяч искусно подобранных по величине алмазов, рубинов и турмалинов вмонтировано в серебряный остов короны. Большинство из них ранее украшали корону императрицы Екатерины I, так же как и помещённый под алмазным крестом неправильной формы тёмно-красный турмалин. Он был куплен в 1676 году у китайского богдыхана по указу царя Алексея Михайловича и впоследствии украшал поочерёдно несколько монарших венцов. Вес этого уникума сто граммов.

Большая императорская корона Российской империи 1762 г.

Большая императорская корона Российской империи изготовлена для коронации в 1762 году известными ювелирами Георгом-Фридрихом Экартом, который был автором эскизов и каркаса, а также руководил работой и Жереми (Иеремией: в России его величали Еремеем Петровичем) Позье, который занимался подбором камней. Работа осуществлялась по специальному заказу Екатерины II. Знаменитым мастерам было поставлено лишь одно условие — корона должна была весить не более 5 фунтов (2 килограмма). Ювелирное чудо было создано всего за два месяца. Это была самая знаменитая корона Российской империи до заката монархии олицетворявшей верховную власть в России. После октябрьской революции полуразрушенное и разорённое бандами «большевиков» молодое коммунистическое государство советов рабочих и крестьян нуждалось в финансах. Правительство искало займы и обратилось к Майклу Коллинсу, министру финансов Ирландии. Королевские драгоценности использовались в качестве имущественного залога советской республики при займе в 25,000 долларов.

Передача ценностей и денег осуществлялась в Нью-Йорке, между руководителем «советского бюро» — советским послом в Америке, Людвигом Мартенсом, и ирландским послом в США, Гарри Боландом . После возвращения в Ирландию Боланд хранил драгоценности в доме своей матери — Кэтлин Боланд О'Донован , проживавшей в Дублине. Весь период ирландской войны за независимость драгоценности хранились у матери Боланда. Госпожа Боланд О'Донован передала драгоценности России правительству Ирландской республики в лице Имона де Валера только в 1938, и они хранились в сейфах правительственных зданий и о них на время забыли. В 1948 году, ценности были обнаружены и по решению нового правительства Ирландии, во главе с Джоном А. Костелло, принималось решение о продаже залоговых королевских драгоценностей России на публичном аукционе в Лондоне. Однако, после консультаций относительно правового статуса залоговых ценностей и переговоров с советским послом, решение о продаже было отменено. Ценности должны были быть возвращены в Советский Союз в обмен на сумму 25,000 долларов, первоначально выданную взаймы в 1920. Драгоценности возвратились в Москву в 1950. Этой короной короновались на царство все последующие после Екатерины II императоры России.

Малая императорская корона Российской империи 1856 г.

Малая императорская корона Российской империи — одна из императорских регалий. Малая корона создана ювелиром Зефтигеном к коронации императрицы Марии Александровны, супруги Александра Второго в 1856 году.

Диадема. 1810 г.

Золото, серебро, розовый бриллиант, мелкие бриллианты. Москва. Скорее всего она принадлежала Елизавете Александровне , жене Александра I

Корона российской империи из одноименного кинофильма. Обошлась «Мосфильму» в 2,000 долларов.

Наши мастера изготовить такую не смогли, заказывали в Праге, умельцам студии «Баррандов». Украшена горным хрусталем, является художественной редкостью.

steissd.livejournal.com

ХАНСКИЙ ГОЛОВНОЙ УБОР · Публикации · Портал «История Казахстана»

МУРАК - ХАНСКИЙ ГОЛОВНОЙ УБОР

В серии казахских традиционных головных уборов самым роскошным считался мурак. Но надеть его мог не каждый

Мурак - роскошный головной убор, которые могли надевать только ханы, султаны, правители. Головной убор мурак считался принадлежностью костюма знатного казаха. Смотря на надетый мурак, народ определял положение и должность его хозяина. В разных регионах Казахской степи мурак назывался по-разному: например, айыр калпак. Одним из его элементов является островерхий головной убор, напоминающий шапки древних скифов и саков. Он имел войлочную основу, обшивался бархатом и украшался вышивкой и орнаментами золотой или серебряной канителью. В зависимости от использованной нити, вышивка виднелась издалека. Способ одевания тоже особенный: его надевали поверх остроконечной шапки. Мурак одевали не повсюду, только по торжественным случаям, на мероприятия и тои. В народе сохранились пословицы: «Хандар киер мұрақты, қараша киер құрақты» («Ханы одевают мурак, простолюдин одевает курак» (перевод ред.), «Қалмақ абзалы – мұрақ, көрпе абзалы құрақ» («Луший из шапок-мурак, луший из корпе-курак» (перевод ред.) (Курак «құрақ» -это вид рукоделия, при котором из разноцветных лоскутков ткани по принципу мозаики сшивается цельное изделие. – Примеч.ред.) 

f370127f8087785b5c3d88c11800250a.jpg

Мурак Айшуак хана, сохранившийся в Центральном государственном музее Республики Казахстан, входит в число ценных объектов культурного наследия, дошедших до наших дней. Владелец мурака Айшуак хан – сын Абулхаир хана. Он правил Младшим жузом в 1797-1805 годах. Айшуак хан был одним из четырех сыновей Абулхаир хана, отправленных в качестве аманата в русскую крепость Орск в 1748-1749 годах. Сыновья Айшуак хана были сторонниками восстания Сырым батыра и активно в нем участвовали. В 1785 году попавшего в плен к казакам Айшуака освободили Сырым батыр и Ералы султан. Основываясь на данных Национальной энциклопедии «Казахстан», мы узнали, что «царская власть, привыкшая разрушать ханское правление, в 1797 году в Оренбурге провозглашает 74-летнего Айшуак султана ханом. По планам военного губернатора хан и Ханский Совет должны были обосноваться в одном месте. В годы правления Айшуак хана Младшим жузом, осложняются социально-экономические, политические положения, усиливаются межродовые распри». Поняв свое бессилие и неспособность править народом, он окончательно отказывается от ханской власти в 1805 году. 

a5dca290a68e2ed84bf5eb51bfa62860.jpg

 Группа султанов, одетых в мурак. Фотография ХІХ века. Еще доподлинно не известно, кто именно изображен на этом снимке, ясно только, что третий справа: Альмухамед Сейдалин, султан и слева от него волостной Тургайского уезда, би, потомок известного батыра Шакшака Жанибека Биримжан Шегенов. Б. Шегенов – отец деятеля Алаш Орды Ахмета Биримжанова.

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал National Digital History обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». [email protected] 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

e-history.kz

Шапка Мономаха – российский имперский символ » Военное обозрение

В русской имперской традиции существовал ритуал венчания на царство. Непременным атрибутом его было надевание царского венца – короны, символа верховной власти. Она передавалась по наследству от одного царя к другому и завещалась старшим сыновьям, начиная от великого московского князя Ивана III. Он венчал на царство короной своего внука Дмитрия, и с этого времени золотая корона, получившая название Шапки Мономаха, стала символом сосредоточенной в Москве высшей государственной власти. Она являлась свидетельством мощи Русского государства, освободившегося к тому времени от так называемого татаро-монгольского ига. Ею венчались на царство все русские цари до Петра I включительно. Последний, провозгласив Россию империей, в 1721 г. ввел новый обряд коронации, в котором Шапку Мономаха не возлагали на голову императора, как это было раньше, а несли впереди торжественной процессии.

Впервые упоминание о Шапке Мономаха встречается в сороковые годы XIV столетия при перечислении оставленного в наследство имущества московского князя Ивана Калиты. При Василии III появляется легенда о том, что шапку в дар киевскому князю Владимиру Мономаху прислал византийский император Константин Мономах, хотя последний умер за пятьдесят лет до того, как Владимир стал князем. Несмотря на это, русская историографическая традиция, начиная с Н.П. Кондакова, придерживалась версии о византийском происхождении данной шапки. Однако позднее это мнение было оспорено А.А. Спицыным, который отнес шапку к монгольскому времени. По мнению американского ученого Г. Вернадского данная легенда появилась для обоснования версии о преемственности власти русских царей от византийских императоров, а не от чингизидов. Он считал, что шапка Мономаха была передана московскому князю Ивану I золотоордынским ханом Узбеком – внуком Менгу-Тимура, праправнуком Бату-хана и прапраправнуком Чингиз-хана. Современный исследователь М.Г. Крамаровский, придерживаясь мнения Спицына, включает шапку в круг золотоордынских памятников ювелирного искусства. Центрами ее производства он считает Крым или поволжские города начала XIV–XV вв.

Анализ археологических и этнографических материалов, характеризующих искусство Крыма, Северного Кавказа, татар Волго-Уральского региона и родственных им тюркских народов (ногайцев, туркмен, чувашей и башкир) позволил дополнить исследования ученых новыми данными и дать собственную версию, проливающую свет на происхождение и принадлежность данной шапки.

Предыдущими исследователями не были приняты во внимание форма и некоторые детали самой шапки, а также письменные источники, раскрывающие ее наследование русскими князьями. Кроме того, было выявлено, что шапка первоначально имела несколько иной облик, и это было учтено нашей атрибуцией. Опираясь на письменное свидетельство очевидца – барона Сигизмунда Герберштейна, посла германского императора Максимилиана I к русскому царю Василию III, посетившего Москву в 1517 и 1526 гг., нами была выявлена важная деталь – шапка имела золотые подвески, а опушка из собольего меха и крест в ее завершении появились позднее, на что указывали и исследовавшие шапку сотрудники Оружейной палаты.

Как считает ряд исследователей, например М.Г. Крамаровский, к шапке было добавлено навершие, украшенное драгоценными камнями с жемчугом. По мнению А. Спицына, шапка, возможно, первоначально имела крест по типу «короны Джанибека». Однако свидетельство барона не подтверждает данного мнения: «Наша шляпа, на их языке называется шапкой: ее носил Владимир Мономах и оставил ее, украшенную жемчугом, а также нарядно убранную золотыми бляшками, которые, извиваясь кругом, часто колыхались при движении». В позднейшем переводе «Записок» барона, изданного в 1988 г., дается такая интерпретация последней части текста: «...золотыми бляшками, которые колыхались, извиваясь змейками». Таким образом, такая важная часть завершения шапки, как крест, бароном даже не упоминается, что явно свидетельствует об его первоначальном отсутствии. Зато появляется важная деталь – шапка имела золотые подвески, поскольку только они могли колыхаться при движении.

Материалы Симферопольского клада, хранящегося в Историческом музее в Москве, выявили разительное сходство в деталях женского головного убора из клада с навершием шапки. Аналогичное расположение, а также крепление цилиндрического стержня в навершиях обоих уборов, позволяет сделать вывод (в отличие от М. Крамаровского) об изначальной принадлежности навершия, одетого на более поздний колпачок, шапке. В стержень навершия тюркских женских головных уборов вставлялись перья павлина или филина, в шапке Мономаха в него был вставлен крест.

Мотивы орнаментации – лотос, шестиконечная звезда со вписанной в нее цветочной розеткой и без нее, двухполосная плетенка, листовидные в характерной трактовке ограничиваются кругом памятников волжских булгар домонгольского и золотоордынского времени, а также Крыма XIV в.

Шапка Мономаха – российский имперский символ

Мотив лотоса

Встречаются они и на отдельных уникальных произведениях мамлюкского искусства, например на серебряном инкрустированном барабане XV в., и являются присущим для предметов, принадлежащих знатной кипчакской верхушке золотоордынского общества.

Древнейшая часть – тулья шапки – составлена из восьми золотых пластин, каждая из которых напоминает продолговатый равнобедренный треугольник с отсеченной вершиной. По краям пластин имеются отверстия, к которым закреплялась матерчатая основа. Все пластины украшены сложным сканым узором из тончайшей золотой проволоки.

О том, что шапка была создана золотоордынскими ювелирами, имеется ряд неоспоримых свидетельств. Во-первых, характер орнаментации и технология сканого декора. Шапка создана в технике накладной скани и зерни. Причем зернь в одних случаях применяется в абрисах мотива лотоса, который украшает четыре пластины поверх сканой проволоки. Из них центральная – с красным рубином в круглой оправе и с четырьмя жемчугами; по ее сторонам две пластины с зеленым изумрудом в прямоугольной оправе в композиции с тремя жемчугами; четвертая пластина – с мотивом лотоса – расположена напротив центральной. Композиция декора выделяет главную лицевую часть шапки. В других случаях зернь украшает листовидные мотивы, по абрису гладкой проволоки.

На четырех других пластинах шапки центральным является мотив шестиконечной звезды со вписанной в нее 12-лепестковой розеткой.

Мотив розетки

Каждую из восьми пластин шапки украшают драгоценные камни (зеленые изумруды и красный рубин), вставленные в высокие гладкие гнезда. Шапка окаймлена по абрису мотивом двухполосной плетенки. Выявляется определенный принцип в декорировании шапки: четыре из восьми пластин – с характерным мотивом лотоса, причем три из них лицевой части, четыре другие пластины – с ведущим мотивом шестиконечной розетки.

В создании сканого узора используются два композиционных приема, характерных для сканых украшений, имеющих большую поверхность орнаментации. Это, во-первых, прием заполнения каркасных спиралевидных узоров ритмом одинаковых крупных завитков, закрученных слева направо, и, во-вторых, в виде растительных побегов, имеющих завитки на обе стороны. Ряд исследователей полагает византийские истоки ленточной скани шапки, привлекая к доказательству памятники последней четверти XII в. Однако технология накладной и ажурной скани и подобная ей ремесленная традиция были известны в Поволжье еще в домонгольский период. В частности, к X–XII вв. относится находка сканой серьги грушевидной формы из Болгар, украшенной тонкой накладной сканью на серебряной пластине. К концу домонгольского периода относятся сканые ажурные серьги с орнаментом в виде крупных завитков на обе стороны от сканой проволоки.

В наибольшей мере аналогии в технике скани выявляются в памятниках ювелирного искусства XIII–XIV вв., относящихся к кругу золотоордынских. Это, во-первых, скань на предметах из Симферопольского клада (золотой молитвенный футляр из накладной скани), из раскопок и кладов городов Волжской Булгарии и так называемая Бухарская бляха. Что же касается мотивов, используемых в декоре шапки, таких, как лотосный, шестиконечная звезда со вписанной в нее цветочной розеткой, цветочная семичастная розетка, характерные листовидные мотивы, то они ограничиваются кругом памятников Поволжья, в частности волжских булгар, и Крыма золотоордынского времени. Встречаются эти мотивы на отдельных уникальных произведениях мамлюкского искусства, например на латунном, гравированном и инкрустированном серебром барабане, отнесенном к XV веку.

В оформлении барабана использованы характерный по форме мотив лотоса, шестиконечная звезда со вписанной в нее розеткой и мотив двухполосной плетенки, окаймляющий барабан по периметру – все три мотива в аналогичном композиционном решении используются в декоре шапки. Фон мамлюкского барабана решен в виде орнамента из крупных спиралей с нанесенной на них надписью, которая гласит: «его высочайшее превосходительство, царственный воин». Мотив лотосного помещен в три медальона, украшающих обод барабана и разделяющих надпись. Он окружен узором в виде спиралей из лиственных мотивов. Шестиконечная звезда со вписанными друг в друга розетками расположена на дне барабана, в его центре. Таким образом, в данном памятнике, принадлежащем царственной особе, мы видим тот же комплекс мотивов орнамента, что и в шапке. Учитывая, что данный предмет принадлежал мамлюкско-кипчакской знати, можно сделать предположение о том, что вышеперечисленные мотивы орнаментации были характерными для предметов, принадлежащих кипчакам, отвечая вкусам кочевой верхушки золотоордынского общества.

Мотивы лотосного цветка встречаются в центральноазиатском, как и в булгарском, искусстве золотоордынского времени. Находки золотых колтов со сканым ажурным узором из г. Болгар в виде цветка лотоса являются наиболее близкой аналогией данного мотива в украшении шапки, так же как и изображения лотоса на архитектурных изразцах, найденных в Болгарах. Это же относится и к мотиву шестиконечной звезды, нашедшему применение в орнаментации памятников архитектуры г. Болгара (ханака «Черная палата») и булгарских каменных надгробий XIII–XIV вв.

Мотив шестиконечной звезды

Мотив цветочной розетки в характерной для шапки трактовке присущ булгарскому металлу как домонгольского, так и золотоордынского времени.

Согласно нашему исследованию шапка Мономаха до того, как попала к русским князьям, была женской и принадлежала знатной татарской особе.

Доказательством этого являются, во-первых, существовавшие ранее подвески (свидетельство С. Герберштейна), которые были характерны именно для женских головных уборов тюркских народов, во-вторых, сходство в деталях с женскими головными украшениями из Симферопольского клада. Одно из них состояло из 19 фигурных бляшек, нашитых на некогда существовавшую тканевую основу, и было декорировано, как и шапка Мономаха, жемчугом, а также сапфирами, аметистами, изумрудами. Причем жемчуг, так же как и на шапке, имеет идентичное крепление золотым «гвоздиком» посередине. О сходстве в навершиях симферопольского убора и шапки упоминалось ранее.

Ибн-Баттута – арабский путешественник, побывавший в городах Золотой Орды, сообщает, что «знатные татарские женщины на верхушке шапки носили золотой кружок, украшенный павлиньими перьями и усыпанный драгоценными камнями». Испанский посол Руи Гонзалес де Клавихо, посетивший ставку Тимура, оставил описание головного убора старшей царицы – Сараи - Мульк-ханым. Это был род высокого шлема, красиво убранный разными самоцветами, над которыми была точно «маленькая беседка» с тремя рубинами, откуда исходил белый султан, чьи перья были перевязаны золотой нитью с кистью из птичьих перьев, с каменьями и жемчугами на конце. Описание этого навершия напоминает завершение шапки. Примечательно, что оборотные стороны блях - медальонов симферопольского убора также были украшены изображениями лотоса.

Шапка с подвесками или в виде усеченного конуса полусферической формы соответствует форме тюркских головных уборов, известных у татар под названием такыя, у туркмен – тахъя. Встречается такая форма и у других народов Поволжья – удмуртов, чувашей, башкир, у которых она также носит название такъи или хушпу. Подобная форма головногоубора, с нашитыми монетами и укрепленным на макушке серебряным куполом, была известна ногайцам как девичья шапочка - такъыя.

Чувашская такъя

Основным украшением тахъи туркмен была купба – серебряное навершие в виде куполка с торчащей вверх трубочкой посередине и серебряные подвески. Этот головной убор туркменские женщины носили до выхода замуж и замены его женским головным убором. В трубочку купбы вставлялись перья совы или филина.

Туркменская тахья

Если в девичьей шапочке не было перьев, это означало, что девушка засватана. По мнению исследователей, обычай украшать шапочки перьями совы и филина, известный также казахам, киргизам, полукочевым узбекам, связан с кипчакским этническим пластом этих народов.

С влиянием кипчакской моды связываются и женские головные уборы остроконечной формы с лунницей на стержне навершия и с грушевидными подвесками на цепочках из раскопок Белореченских курганов на Северном Кавказе. Исследователи относят их к XIV–XVI вв.

Таким образом, традиция завершать женские головные уборы навершиями со стержнями, в которые вставлялись перья птиц или лунницы, связана с кипчакским влиянием, хотя сам облик головного убора в виде полусферической шапочки с нашитыми на нее бляшками или монетами и подвесками по ее нижнему краю относится к древней сармато-аланской или скифо-сарматской (по Толстову) культуре. Данная форма получила развитие в салтовской культуре волжских булгар X–XII вв. и сохранилась в этнографических материалах поволжско-приуральских народов – татар-мишарей, чувашей, удмуртов, башкир, ногайских татар, а также у отдельных туркменских племен. Форма шапки является примером синтеза на обширном пространстве территории Золотой Орды элементов салтовской (болгаро-аланской) и кипчакской золотоордынской культуры, что нашло отражение в репрезентативной одежде социальной верхушки, привнесшей новые вкусы и моду в костюм и украшения оседло-земледельческого населения городов Поволжья, Северного Кавказа и Крыма.

У русских князей шапка появилась, вероятнее всего, как результат закрепления брачного союза с представительницей знатного татарского рода. Известны, по крайней мере, две линии родства великих русских князей с золотоордынскими ханами. В 1260–1270-е гг. князь Федор по прозвищу Черный, сын Ростислава Мстиславовича – внук Владимира Мономаха, был в Орде и женился после смерти своей жены – ярославской княжны – на ханской дочери, имел от нее двух сыновей – Давида и Константина. Сын Давида Федоровича – ярославский князь Василий – был женат на дочери Ивана Калиты. Таким образом, генеалогическая связь с Владимиром Мономахом существовала через зятя, являвшегося внуком правнука последнего. Версия о происхождении шапки могла возникнуть по этой линии, если она, доставшись в наследство Василию от матери, через его жену попала к Калите. Однако отношения Ивана Калиты с зятем были враждебными; последний действовал заодно с тверским князем, помогая ему в Орде, за что великий князь московский опустошил тверские земли и, кроме того, зять пережил тестя.

Более достоверной представляется версия о том, что шапка попала в наследство к Ивану Калите после смерти его родного брата –московского князя Юрия Даниловича. Он был женат на Кончаке (в крещении Агафия) – сестра татарского хана Узбека. Юрий московский жил в Орде, «умел сблизиться с семейством хана и женился на сестре его, Кончаке... Ханский зять возвратился в Русь с сильными послами татарскими». Кончака умерла в Твери в 1317 г., попав в плен к тверскому князю Михаилу, где ее, отравили. Юрий Данилович был убит позднее, в 1325 г., тверским князем Дмитрием Михайловичем, который, дабы оправдать себя, сообщил хану Узбеку, что Юрий собирал дань и удерживал ее у себя. Наследником Юрия Даниловича, поскольку у него не было детей, мог быть только его брат – Иван Данилович – Калита.

Таким образом, предположение, впервые высказанное Г. Вернадским, о том, что шапка Мономаха принадлежала хану Узбеку, имеет под собой достаточно веские основания. К сожалению, без внимания исследователей оставались форма шапки и традиции ее художественного оформления, не были привлечены археологические и этнографические материалы тюркских народов Поволжья. Миф о так называемой шапке Мономаха может быть развеян бесстрастными доводами и фактами, и бесспорно одно – она является достоянием Золотой Орды – некогда великого государства.

topwar.ru

Шапки для девочек в Ханской , шарфы и перчатки, детская одежда

Объявления

Объявления Ханской

Зимняя шапка фирмы adidas, на девочку 3-6 мес. Новая.

Продаются шапочки на девочку от 1 до 2 лет.

Размер на этикетке - 56-68 / на обхват головы 44/45 см. Привезли из заграницы в подарок, но была уже мала. Есть резиночка.

Новый комплект покупала в детском мире за 990 продам за 450 утепленный, рр 42

Шапочка, 100% хлопок. На возраст примерно до 1, 5-1, 8 лет.

Новая панамка для младенца

Изготовлю на заказ оригинальные шапки для девочек в любом размере и цветовой гамме в короткие сроки. Эти шапки так похожи на причёски, что Ваш ребёнок...

В очень хорошем состоянииесть еще шапка Новая Tokka Tribe, сами не попали в сезон 200и еще шлем Kotik белый со стразами. мега теплый. такой же как на...

1фото комплект 350руб2 фото о-3мес 350руб3 фото 0-5мес 350руб4 фото весна 0-6мес 200руб5 фото весна 0-5мес 200рубВсе головные уборы новые

1. Размер 74 новая, фирма НМ- 150руб. до 1, 5 года2. Примерно от 3 до 9 мес, новая, 150 руб. 3. бу очень мало, с рождения- 100 руб.

Продаю розовую вязаную шапку внутри искуственный белый мех р. 50-52. Очень тёплая зимняя. Новая не одевали не разу.

На прохладную весну. ткань травка верх велсофт и внутри велсофт. мягкая теплая легкая.

Размер 52, новая

Продам шапки 1) 150р, 2) 200р, 3) 350р, 4)200, 5)200

Продаю абсолютно новую, но без этикетки, детскую шапочку "Глория джинс". Очень мягкая, внутри флис. Ни разу не надевали, продаю за ненадобностью. На возраст...

Зимняя шапочка на девочку. в идеальном состоянии (как новая, после одного ребенка), подкладка 100% хлопок, размер 44.

Шапочка осень. Одинарная вязка и х. б. подкладка. Размер 40-42

Шапочки на девочку от 1. 5-8 мес. розовая, малиновая без вязок, белая с цветами по 50 руб, с ушками 150 руб, остальные по 100 руб

Смотреть в магазине ВЫРАСТАЙКА. КИРОВА 11

Продаю краги б/у на 3-4 года,

Размер 52-54. Б/у. В отлично состоянии.

Летние головные уборы для девочки.

Продам шапку. Мутон. Помпоны из натурального меха. 1-3 года. Застегивается на пуговицу

На 1 г голубая войчик ц 500 р можно и дев и мал. и на 1 г розовая с бабочкой ц 500 р

Продам Ушанка зимняя на пуху в отличном состоянии цвет фиолетовый до 5 лет и до -25

Продам детские шапки до года. Розовая с мехом (очень тёплая) 46 размер - цена 300 р. Зелёная - на год- полтора, цена 50 р. Шапочки с шарфиками по 100...

Детские снуды и моксы ищут малышей! Любые размеры и возраст! Различные расцветки!

Панамка на девочку 5-6 лет. Ручная работа.

Шапочка. можно на выписку с роддома. Размер0+

Шапка зимняя, в идеальном состоянии с шарфиком, примерно с 4-5 месяцев, б/у одну зиму, удобная, на ребёнке смотрится очень забавно и мило. Качество отличное.

Шапочка. можно на выписку с роддома. Размер0+

Состояние новой, относили два месяца. размер 46 очень теплая, на холодную зиму

НОВЫЙ Шапочка и шарф из мягкого флиса, на 2-4 года! отдам дешевле, чем купила) 750р. за набор! Можно в подарок)) забирать на Гагарина

На первом фото каждая по 100 рублей, а если все 600. На втором по 150.

В идеальном состоянии одеты по разу, можно по отдельности, пишите Viber/WharsApp. Почтой отправлю; )

Б/у но состояние прекрасное, холодная весна-осень с года до 2, 5. Вайбер вотсапп. Липовая брагино

Купить детскую одежду в Ханской недорого. Бесплатные объявления на сайте mirkupit.ru или авито помогут найти одежду и обувь для ребенка, узнать цены, изучить описание и фото. Всего в каталоге детских вещей Ханской более 5161 свежих объявлений за 2018 год.

mirkupit.ru

Одежда монголо-татар

Одежда монголо-татар отчасти напоминала скифскую.

Мужской костюм

Простые люди носили рубаху с узкими рукавами, удлиненный распашной кафтан с поясом и широкими, ниже локтя рукавами и холщовые штаны. Надевали иногда шелковые или домотканые халаты.Знатные люди одевались в длинные распашные кафтаны с длинными рукавами и воротником, которые до талии застегивались большими круглыми пуговицами.

Женский костюм

Женщины, как и мужчины, носили длинные рубахи и широкие штаны. Рубаха украшалась вышивкой или аппликацией и стягивалась на талии поясом. Монголки носили шелковые халаты с рукавами и накидки.

На женщине: верхняя одежда с длинными рукавами и нагрудником, украшенным кожаной аппликацией.

На мужчине: кафтан с аппликацией  из горностая и кожи, шапка с наушниками и назатыльником.

женская и мужская одежда монголо-татар
Одежда монголо-татарских воинов

Костюм монголо-татарского воина состоял из подбитого и простеганного кафтана, панциря, доходящего до колен и украшенного металлическими бляхами. Верхнюю часть рук защищали наплечники, прикрепленные к панцирю, а кисти рук — железные перчатки. Под панцирь воины надевали кожаную куртку с узкими рукавами, на которых от локтя до кисти крепились металлические обручи. Сапоги покрывали металлическими пластинками и снабжали наколенной бляхой с острым шипом. Голову защищал круглый шлем с наносником, а затылок и щеки — кольчужная сетка. Шлем украшался двумя пучками волос. Основным оружием монголо-татарских воинов были кривые сабли, луки, копья и кинжалы. На поясе у них крепились меч и колчан со стрелами.

Прически и головные уборы

Мужчины либо полностью сбривали волосы, либо оставляли отдельные пряди, которые висели свободно или заплетались в косы.Простолюдины носили шапки в виде войлочной ермолки, на которых были ремешки, обрамляющие лицо. Знать надевала высокие меховые шапки, остроконечные или круглые с плоским верхом.Налобные повязки женщин имели твердую переднюю часть, украшенную вышивкой и бисером. Кроме того, у них были летние и зимние шапки цилиндрической формы, сверху которых накидывали платки или шали, а для праздников — нарядные колпаки.

Обувь

Монголо-татары обувались в мягкие кожаные сапоги и кожаные башмаки.

Украшения

Женщины носили браслеты, кольца, перстни, серьги, бусы, бисер, шнурки, ленты. Девушки вплетали в косы связки монет.

Источник - "История в костюмах. От фараона до денди". Автор - Анна Блейз, художник - Дарья Чалтыкьян

mir-kostuma.com

Царские шапки

Казанская шапка

Среди государственных регалий русских царей были короны или венцы, крест, скипетр, держава, бармы или диадема - специальное оплечье, украшенное запонами и изображениями святых, саадак - набор, состоящий из налуча и колчана и другие предметы, которые одевали во время различных торжественных церемоний, приема иностранных послов, поставления патриархов и др. Определенный ритуал существовал при венчании на царство. Непременным атрибутом его было надевание царского венца - короны, символа верховной власти. Вероятно, этот обычай, скорее всего, является заимствованным. Тем не менее, короне-венцу придавалось особое значение и она в русской традиции была предметом, передаваемым по наследству от государя к государю.

Первое упоминание данного обычая относится ко времени великого князя московского Ивана Даниловича - внука Александра Невского, известного под именем Ивана Калиты (Иван I). Он правил с 1325 по 1341-е годы. По одним летописным сведениям Иван Калита благословил на царство своего старшего сына - Симеона Ивановича, по прозвищу Гордый, золотой шапкой. Среди других письменных источников эта шапка упоминается в духовных грамотах русских царей как движимое имущество, оставляемое наследникам. Впервые шапка упоминается среди дорогого платья и различных драгоценных предметов Ивана Калиты, которые он оставил как завещание своим детям. От Симеона - старшего сына, шапка перешла к его жене, а затем к Иоанну II, брату Симеона. Затем сыну последнего - Дмитрию Ивановичу Донскому. Дмитрий передал ее своему сыну - Василию Дмитриевичу. Таким образом, золотая шапка великими московскими князьями завещается старшим сыновьям, начиная с Ивана Калиты. В 1462 году об этой шапке упоминает Василий II по прозвищу Темный, а в 1498 году Иван III венчает этой шапкой на царство своего внука Дмитрия. Шапка становится символом, отражающим централизованную власть, сосредоточенную в Москве, и является свидетельством мощи русского государства, избавившегося к тому времени от так называемого татаро-монгольского ига. С Ивана III золотая шапка, получившая название "шапки Мономаха", становится символом высшей государственной власти. Ею венчаются на царство все русские цари до Петра I включительно. Последний, как известно, реформировал все стороны русской жизни и, в том числе, церемонию венчания на царство. Провозгласив в 1721 году Россию империей, он ввел обряд коронации с изменением форм государственных регалий. Так, перестали надевать бармы, заменив их специальной мантией, а шапку Мономаха уже не возлагали на голову императора, а несли впереди в торжественной процессии. Позднее, для коронации первой русской императрицы Екатерины I в 1724 году, была создана и первая русская корона из позолоченного серебра.

Из русских царских венцов до начала XVII века сохранились лишь две - шапка Мономаха и шапка Казанская. Примечательно, что и та, и другая являются образцами татарской культуры и попали к русским царям от татарских ханов. Попутно отметим, что и другие царские регалии, вплоть до XVIII в., были созданы иноземными мастерами, работавшими в Кремлевских мастерских или же были непосредственно иностранного производства. Например, входившие в состав Большого государева наряда при Михаиле Федоровиче, держава и скипетр были изготовлены европейскими ювелирами во второй половине XVI века и местом их создания были придворные мастерские Рудольфа II в Праге. Предполагается, что они были привезены в Россию среди даров, поднесенных великим посольством Рудольфа II в 1604 году Борису Годунову. То же самое относится и к регалиям, изготовленным при царе Алексее Михайловиче, который заказал в 1657 году константинопольскому мастеру новые державу, скипетр, посох и бармы.

Однако шапка Мономаха имела особое значение среди регалий русских царей. Об этом свидетельствует и тот факт, что в 1682 году для венчания на царство сразу двух братьев-соправителей, Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича, срочно изготовили "шапку Мономаха второго наряда". По форме она точная копия древнего венца. Но тулья у нее гладкая, украшенная лишь драгоценными камнями и жемчугом, в отличие от шапки Мономаха, тулья которой состоит из тончайшего сканого узора.

Шапка Мономаха

Обратимся к шапке Мономаха и шапке Казанской. Популярные издания, посвященные Государственным музеям Московского Кремля, вплоть до последнего времени причисляют шапку Мономаха к византийской работе, а шапку Казанскую считают изготовленной в Москве в честь покорения Казанского ханства, не исключая и возможности ее изготовления казанскими ювелирами, якобы вывезенным Иваном Грозным в Москву.

Другое мнение существует в научной литературе, в которой большое внимание уделяется вопросу происхождения шапки Мономаха. Как вопрос, затрагивающий величие государства Российского, он, зачастую, грешит субъективными оценками, несмотря на очевидность фактов. Меньше споров вызывает шапка Казанская, которая бесспорно признается изготовленной восточными мастерами, возможно и татарскими, поскольку по ремесленной традиции и ювелирному мастерству является явно не характерной для русского искусства того времени. Как впрочем и шапка Мономаха, споры вокруг которой идут по поводу ее византийского или золотоордынского происхождения.

Остановимся подробнее на происхождении шапки Мономаха, ознакомив с выводами нашего исследования по этому вопросу. Впервые упоминание о ней встречается среди оставленного в наследство имущества Ивана Калиты, т.е. в сороковые годы XIV столетия. При Василии III, вероятно, появляется легенда о том, что шапку в дар киевскому князю Владимиру Мономаху прислал византийский император Константин Мономах. Однако Константин умер за 50 лет до того, как Владимир стал князем и, по мнению исследователей, эта легенда появилась для обоснования версии о преемственности власти русских царей от византийских императоров, а не от золотоордынских ханов, как это было на самом деле. Эта версия не была принята всерьез и европейскими дипломатами того времени, мнение которых сохранилось в исторической литературе. О том, что шапка Мономаха была передана Ивану I ханом Узбеком (1312 - 1342) впервые высказал предположение Г. Вернадский.

Русская историографическая традиция, начиная с Н.П. Кондакова, придерживалась версии о византийском происхождении данной шапки. Однако это мнение было оспорено позднейшими исследователями, например, А.А. Спицыным, который относил шапку к монгольскому времени. Наиболее серьезным исследованием по атрибуции шапки следует считать работу М.Г. Крамаровского, в которой он, придерживаясь мнения Спицына, отметает ее византийское происхождение; тщательный анализ технологии скани позволяет ему включить шапку в круг золотоордынских памятников. Центрами, где развивалась школа золотоордынской филиграни, М. Крамаровский считает Крым начала XIV века и поволжские города.

Опираясь на исследования ученых по атрибуции шапки Мономаха, а также известные нам материалы, характеризующие искусство волжских булгар и татар Волго-Уральского региона и родственных им тюркских народов, попытаемся дать собственную версию происхождения данной шапки. Важную роль в этом играют ее форма и орнаментация. Древнейшая часть - тулья составлена из восьми золотых пластин, каждая из которых напоминает продолговатый равнобедренный треугольник с отсеченной вершиной. По краям пластин имеются отверстия, сквозь которые подшивалась к ним изнутри матерчатая основа. Все пластины украшены сложным сканым узором из тончайшей золотой проволоки. Верхний колпачок с крестом был добавлен в XVI веке. Как считает ряд исследователей, вместе с имеющимся на шапке навершием, были добавлены и драгоценные камни с жемчугом, завершающие композицию шапки. Более того, по мнению А. Спицына, шапка возможно первоначально имела крест по типу "короны Джани-бека". Однако, свидетельство очевидца-посла германского императора Максимилиана I к русскому царю Василию Ш - барона Сигизмунда Герберштейна, посетившего; Москву в 1517 и 1526 гг., не подтверждает данного мнения: "наша шляпа на их языке называется Шапкой; ее носил Владимир Мономах и оставил ее, украшенную жемчугом, а также нарядно убранную золотыми бляшками, которые извиваясь кругом, часто колыхались при движении". В позднейшем переводе "Записок" барона, изданного в 1988 году, дается такая интерпретация последней части текста: "...золотыми бляшками, которые колыхались, извиваясь змейками". Таким образом, такая важная часть завершения шапки, как крест, бароном даже не упоминается, что явно свидетельствует об его первоначальном отсутствии. Зато появляется очень важная деталь - шапка имела золотые подвески, поскольку только они могли колыхаться при движении. Опушка из собольевого меха также явление более позднее.

О том, что шапка была создана золотоордынскими ювелирами, имеется ряд неоспоримых свидетельств. Во-первых, характер орнаментации и технологии сканого декора шапки. Шапка создана в технике накладной скани и зернения. Причем, зернь, в одних случаях, применяется в абрисах мотива лотоса, который украшает четыре пластины поверх сканой проволоки. Из них центральная - с красным рубином в круглой оправе и с четырьмя жемчугами; по сторонам ее две пластины с зеленым изумрудом в прямоугольной оправе в композиции с тремя жемчугами; четвертая пластина - с мотивом лотоса расположена на противоположной стороне от центральной. Композиция декора выделяет главную лицевую часть шапки.

В других случаях, зернь украшает листовидные мотивы, по абрису гладкой проволоки, в основании пластин по обеим сторонам, как единый сквозной мотив, объединяющий декор пластин шапки. Центральным на четырех других пластинах шапки является мотив шестиконечной звезды со вписанной в нее двенадцатьюлепестковой розеткой. На каждой из пластин по одной линии периметра шапки в высокие гладкие шатоны из золота вставлены драгоценные камни - зеленые изумруды и красный рубин. Шапка окаймлена по абрису мотивом двухполосной плетенки.

Выявляется определенный принцип в декорировании шапки: из восьми пластин - четыре с характерным мотивом лотоса, причем три из них на лицевой части, четыре другие пластины - с ведущим мотивом шестиконечной розетки. Отметим значение мотива лотоса, который играет в декоре главенствующую роль и несет в себе определенную символическую функцию.

В создании сканого узора используются два композиционных приема, характерных для сканых украшений, имеющих большую поверхность декорировки. Это, во-первых, прием заполнения каркасных спиралевидных узоров ритмом одинаковых крупных завитков, закрученных слева направо, и, во-вторых, в виде растительных побегов, имеющих завитки на обе стороны. Ряд исследователей полагает византийские истоки ленточной скани шапки, привлекая к доказательству памятники последней четверти XII в. Однако, технология накладной и ажурной скани и подобная ей ремесленная традиция были известны в Поволжье в домонгольский период. В частности, к X - XII векам относится находка сканой серьги из Болгар, грушевидной формы, с тонкой накладной сканью на серебряной пластине, а также, относимые к концу домонгольского периода, сканые ажурные серьги, скань которых решена в виде крупных завитков на обе стороны от сканой проволоки.

В наибольшей мере аналогии скани шапки выявляются в памятниках ювелирного искусства XIII - XIV вв., относящихся к кругу золотоордынских. Это, во-первых, скань на предметах из Симферопольского клада (золотой молитвенный футляр из накладной скани), из раскопок и кладов городов Волжской Булгарии и так называемая Бухарская бляха, относимая к кругу золотоордынской торевтики (23). Что же касается мотивов, используемых в декоре шапки, таких как лотосный, шестиконечная звезда со вписанной в нее цветочной розеткой, цветочная семичастная розетка, характерные листовидные мотивы, то они ограничиваются кругом памятников Поволжья, в частности волжских Булгар и Крыма золотоордынского времени. Встречаются эти мотивы на отдельных уникальных произведениях мамлюкского искусства, например, на латунном, гравированном и инкрустированном серебром барабане, отнесенном к XV веку.

В декорировке барабана использованы характерный по облику мотив лотоса, шестиконечная звезда со вписанной в нее розеткой и мотив двухполосной плетенки, окаймляющий барабан по периметру, - все три мотива в аналогичном композиционном решении используются в декоре шапки Мономаха. Фон мамлюкского барабана решен в виде орнамента из крупных спиралей, с нанесенной на них надписью, которая гласит: "его высочайшее превосходительство, царственный воин". Мотив лотосного помещен в три медальона, украшающих обод барабана и разделяющих надпись. Он окружен узором в виде спиралей из лиственных мотивов. Шестиконечная звезда с вписанными друг в друга розетками расположена на дне барабана, в его центре. Таким образом, в данном памятнике, принадлежащем царственной особе, мы видим тот же комплекс мотивов орнамента, что и в шапке Мономаха. Учитывая, что данный предмет принадлежал мамлюкско-кипчакской знати, можно сделать предположение о том, что вышеперечисленные мотивы орнаментации были характерными для предметов, принадлежащих кипчакам, отвечая вкусам кочевой верхушки золотоордынского общества.

Мотивы лотосного цветка встречаются в центральноазиатском, как и в булгарском искусстве, золотоордынского времени. Находки золотых колтов со сканым ажурным узором из г. Болгар в виде цветка лотоса являются наиболее близкой аналогией данного мотива в украшении шапки Мономаха, также как и изображения лотоса на архитектурных изразцах, найденных в Болгарах. Это же относится и к мотиву шестиконечной звезды, нашедшему применение в орнаментации памятников архитектуры (Черная Палата) в Болгарах и булгарских каменных надгробий XIII -XIV вв. Мотив цветочной розетки, в характерной для шапки трактовке, присущ булгарскому металлу как домонгольского, так и золотоордынского времени.

Таким образом, комплекс орнаментальных мотивов, применяемых в декоре шапки Мономаха, является присущим искусству Золотой Орды и встре-чается на предметах, найденных в Болгарах и в Крыму, принадлежащих знатной верхушке общества. В таком же качестве они появляются и в искусстве мамлюков.

По нашему мнению, шапка Мономаха до того, как попала к русским князьям, была женской, принадлежала знатной татарской особе. Доказательством этого являются, во-первых, существовавшие ранее подвески (свидетельство С. Герберштейна), которые были характерными для женского головного убора тюркских народов. Во-вторых, детали золотоордынских женских головных украшений из знаменитого Симферопольского клада, находящегося в фондах Государственного исторического музея в Москве. В кладе были найдены фрагменты золотого женского головного убора и серебряного навершия от головного украшения, декорированные жемчугом и драгоценными камнями. Поражает сходство крепления камней к навершию и в гнезда шатонов, а также орнаментация шатонов скаными завитками в виде кругов на деталях головного убора из клада и шапки Мономаха.

Головное украшение из Симферопольского клада состояло из 19 фигурных бляшек, нашитых на некогда существовавшую тканевую основу, и было декорировано, как и шапка Мономаха, жемчугом, а также сапфирами, аметистами, изумрудами. Причем, жемчуг, также как и на шапке, имеет идентичное крепление золотым "гвоздиком" посередине. Аналогично и расположение, а также крепление металлического цилиндрического стержня в навершиях обеих шапок, что позволяет сделать вывод об изначальной принадлежности навершия, одетого на колпачок, шапке Мономаха, а не о более позднем его добавлении. Сам колпачок и его орнаментация не вписываются в стилистику декора шапки. В стержень навершия тюркских женских головных уборов вставлялись перья павлина и филина - в шапке Мономаха в него вместо существовавших ранее перьев был вставлен крест.

Ибн-Баттута - арабский путешественник, побывавший в городах Золотой Орды, сообщает, что "знатные татарские женщины на верхушке шапки носили золотой кружок, украшенный павлиньими перьями и усыпанный драго-ценными камнями" (27). Испанский посол Рюи Гонзалес де Клавихо, побывавший в ставке Тимура, оставил описание головного убора старшей царицы - Сараи-Мульк-ханым. Это был род высокого шлема, красиво убранный разными самоцветами, над которыми была точно "маленькая беседка" с тремя рубинами, Откуда исходил белый султан, чьи перья были перевязаны золотой нитью с кистью из птичьих перьев, с каменьями и жемчугами на конце (28). Описание навершия напоминает форму навершия из драгоценных камней шапки Мономаха. Примечательно, что оборотные стороны блях-медальонов от шапки Симферопольского клада также были украшены изображениями лотоса, что подтверждает версию о знаковом характере данного мотива, имеющего по всей вероятности этносоциальное содержание.

Шапка с подвесками или в виде усеченного конуса полусферической формы соответствует форме тюркских головных уборов, известных у татар под названием такъя, у туркмен - тахья. Встречается такая форма и у других народов Поволжья - удмуртов, чувашей, башкир, у которых она также носит название такъи или хушпу. Подобная форма головного убора, с нашитыми монетами и укрепленным на макушке серебряным куполком, была известна ногайцам как девичья шапочка-такъыя.

Основным украшением тахьи туркмен была купба - серебряное навершие в виде куполка, с торчащей вверх трубочкой посередине, и серебряные подвески. Этот головной убор туркменские женщины носили до выхода замуж и замены его женским головным убором. В трубочку купба вставлялись перья совы или филина. Если в девичьей шапочке не было перьев, это означало, что девушка засватана (29). По мнению исследователей, манера украшать шапочки перьями совы и филина, известная также казахам, киргизам, полукочевым узбекам, связана с кипчакским этническим пластом этих народов (30).

Раскопки из Белореченского кургана, что на Северном Кавказе, относящиеся к XIV - XVI векам, выявили женские головные уборы остроконечной формы с макушкой в виде шишака с лунницей на стержне и с грушевидными подвесками на цепочках. Навершия от женских шапочек в виде лунницы на стержне были найдены при раскопках многих курганов Северо-Западного Кавказа, несущих влияние кипчакской моды, о чем свидетельствуют исследователи этих курганов. Таким образом, традиция завершать женские головные уборы навершиями со стержнями, в которые вставлялись перья птиц или лунницы, связана с кипчакскими влияниями, хотя сам облик головного убора в виде полусферической шапочки с нашитыми на нее бляшками или монетами и подвесками по ее нижнему краю относится к древней сармато-аланской или скифо-сарматской (по Толстову) культуре (32), получившей свое развитие в салтовской культуре волжских булгар X - XII вв. и в этнографических материалах поволжско-приуральских народов: татар-мишарей, чувашей, удмуртов, башкир, ногайцев, а также отдельных туркменских племен. Шапка Мономаха является примером синтеза на обширном пространстве территории Золотой Орды элементов салтовской (булгаро-аланской) и золотоордынской культуры, что нашло отражение в репрезентативной одежде социальной верхушки, привнесшей новые вкусы и моду в костюм и украшения оседло-земледельческого населения городов Поволжья, Северного Кавказа и Крыма.

У русских князей Шапка Мономаха появилась, вероятнее всего, как результат закрепления брачного союза с представительницей какого-то очень знатного татарского рода. Известны, по крайней мере, две линии родства великих русских князей с золотоордынскими ханами. В 1260-70-е годы князь Федор, по прозвищу Черный, сын Ростислава Мстиславовича - внука Владимира Мономаха, был в Орде и женился, после смерти своей жены - ярославской княжны, на ханской дочери, имел от нее двух сыновей - Давида и Константина . Сын Давида Федоровича - ярославский князь Василий был женат на дочери Ивана Калиты (35). Таким образом, генеалогическая связь с Владимиром Мономахом существовала через зятя, являвшегося внуком правнука последнего. Версия о происхождении шапки могла возникнуть по этой линии, если она, доставшись в наследство Василию от матери, через его жену, попала к Калите.

Однако отношения Ивана Калиты с зятем были враждебными; последний действовал заодно с тверским князем, помогая ему в Орде, за что великий князь московский опустошил тверские земли и, кроме того, зять пережил тестя.

Более достоверной представляется версия о том, что шапка попала в наследство к Ивану Калите после смерти его родного брата - московского князя Юрия Даниловича. Принадлежала же она Кончаке - сестре татарского хана Узбека. Кончака, в крещении Агафия, была выдана замуж за Юрия московского. Он жил в Орде, "умел сблизиться с семейством хана и женился на сестре его, Кончаке... Ханский зять возвратился в Русь с сильными послами татарскими...". Кончака умерла в Твери в 1317 году, попав в плен к тверскому князю Михаилу, где ее, по слухам, отравили. Юрий Данилович был убит позднее, в 1325 году, тверским князем Дмитрием Михайловичем, который, дабы оправдать себя, сообщил хану Узбеку, что Юрий собирал дань и удерживал ее у себя. Наследником Юрия Даниловича, поскольку у него не было детей, мог быть только его брат - Иван Данилович - Калита. Таким образом, предположение, впервые высказанное Г. Вернадским, о том, что шапка принадлежала хану Узбеку, имеет под собой достаточно веские основания. К сожалению, не была принята во внимание сама шапка, которая первоначально имела несколько иной облик (не было опушки из меха и др.) и являлась по форме и характеру декора явно женской, о чем свидетельствуют археологические и этнографические материалы ряда тюркских народов, входивших в состав Золотой Орды. Дальнейшие исследования помогут окончательно развеять миф о так называемой шапке Мономаха, являющейся творением рук татарских мастеров и достоянием культуры некогда великого государства - Золотой Орды.

Г.Ф.Валеева-Сулейманова / Кандидат искусствоведения, с.н.с. Института языка, литературы и истории АН РТ

www.narodko.ru


Смотрите также