Антон Седов - Шапка. Рассказ. Рассказ шапка


Шапка - Рассказы | Все про охоту

Его сняли с поезда и привели а детскую комнату милиции. Куда и зачем он хотел уехать, он не сказал, да, наверное, и не мог сказать: лишь бы уехать, а куда — не все ли равно. Возвращаться не желал и упорно отказывался назвать фамилию и адрес родителей, как и свое имя. «Не скажешь — отправим в колонию»,— пригрозили ему.

А хоть и в колонию, только не домой. «Пускай посидит, тогда разговорится»,— решил дежурный и запретил трогать мальчишку: может, с парнем стряслась беда, мало ли что бывает.

И вот он сидел и, поджимая губы, упрямо молчал, вперив широко раскрытые, не по-детски серьезные глаза с застывшей в них тоской и болью куда-то я пространство перед собой,— этакий маленький старичок, придавленный тяжестью навалившегося на него испытания. Он был простоволос, несмотря на холодную погоду в легкой курточке, правую руку держал за пазухой: казалось, что-то придерживал, тщательно скрывая от других.

— Что там у тебя? Покажи.

В ответ — молчание. Только весь сжался. Упрямый пацан.

— Тебя спрашивают…— Не дам!— Ну вот, уже и не дам. А я что — отнять хочу?! Говорю, покажи, только и всего. Устал, поди, руку так держать…— Не устал…

Но рука вдруг дернулась. Медленно-медленно он вытянул то, что прятал от глаз людских, и положил на стол, подержал, как бы не решаясь, можно ли довериться этим незнакомым людям в форме, потам убрал руку, Шапка. Обыкновенная шапка из меха какого-то пушистого зверька. «Украл, что ли, а после сбежал? У кого украл, где? — хотел спросить дежурный.— Потому и скрывал, не хотел показывать». Но, посмотрев на лицо мальчугана, вовремя удержался от вопроса. Нет, что-то тут не так.

Обыкновенная шапка. Обыкновенная ли?

Они жили на даче. Родители каждый год снимали дачу у знакомых. Те, как только устанавливалось тепло и просыхали дороги, отправлялись путешествовать на собственной машине, случалось, отсутствовали и месяц, и два. А зачем даче пустовать? Пускай приносит доходы, поможет окупить дальние вояжи, горючее, небось, тоже денег стоит. А ремонт, покрышки? Словом, знакомые были не дураки, понимали толк в жизни и старались взять свое. Для того и дачу завели. Там, на даче, судьба и свела Генку с Кешей.

Кеша был канадской лайкой, принадлежал сторожу, который караулил дачи. Кешу подарили хозяевам дачи знакомые, какие-то иностранцы, приезжавшие в Советский Союз в качестве туристов, а те вместо платы отдали его за работу сторожу. Собак они не терпели, потому и не стали держать Кешу, хотя пес был отменный, отличных кровей. Генка же собак любил. Он часто приносил Кеше объедки с обеденного стола, а тот провожал мальчика а магазин, когда мать посылала купить что-либо необходимое: хлеб, сахар или бутылку отцу (про него говорили, что он охотник пропустить стаканчик).

Сторож умер. Пес пришел на дачу к Генке. Сам пришел и никуда не захотел уходить. Сторож был еще не старый человек, жить бы да жить, говорили на селе старухи, здоровье подорвала война — в одну из ночей его не стало. Человека отнесли на кладбище. А куда деваться собаке? Генка не знал, радоваться ему или печалиться: сторожа жаль, а собаку… Да он всю жизнь мечтал о таком Кеше!

— Мам, возьмем его…

Мать подумала-подумала и согласилась: уж больно хороший пес, смотрит, как человек, будто что сказать хочет. Сам пришел! Только что скажет отец?

— Пусть останется,— изрек глава семьи.— Зачем добру пропадать? Еще сгодится…

После Генка не раз припомнит эту фразу.

Отец не баловал сына вниманием, только когда пропустит лишнего где-нибудь с друзьями, еле доберется до дому, заведет унылую волынку, что старших надо уважать (это его-то, пьянчугу, уважать!), а потом свалится где попало, захрапит на весь дом… поговорили! Мать вечно занята, ей и обед надо состряпать и в магазин сходить за продуктами, в доме навести порядок и забулдыгу-мужа обслужить, помыть, постирать… Намучилась она с отцом, из-за него работу оставила, а что сделаешь? Генка, как умел, помогал ей. Плохо, если в доме нет настоящего хозяина. Нет, не любит Генка тех, кто пьет, и сам не будет пить. То ли дело пес! Уж он-то пьяным не напьется, не будет читать скучных нотаций, не надоест, хоть всегда с тобой…

Пес повсюду ходил за ним неотступно, как привязанный, и в глазах его читался немой вопрос-мольба: «Я теперь твой, только твой. Ты не бросишь меня?» Нет, Генка не бросит и не отдаст его никому. Исполнилась мальчишеская мечта: у него есть своя собака. Своя! Его! И больше ничья! У него есть верный друг, и друг этот всегда при нем. Их двое, и они всегда вместе. Ох и до чего же это приятно — иметь такого друга!

Кеша, милый, дай почешу у тебя за ухом…

Ученые люди говорят, что любовь к животным — любовь совсем особенная, ее не выкинешь за окно, не забудешь и будто приходит она не сразу. Генка испытал это на себе. Он даже изменился, старался меньше сердить родителей, не давать повода для недовольства, которое косвенно могло бы отразиться и на Кеше. Прямо не узнать парня. Раньше, бывало, в одно ухо вошло — в другое вышло, и слышит, да не слышит, упрется — ничего делать не заставишь. Теперь же внимательный, сговорчивый, сказать не успели, а он уж сделал. Золото-парень! Мать не могла нарадоваться. Отец помалкивал. Отца не зря называли молчуном: себе на уме.

Генка мечтал, как осенью они переберутся в город и все ребята будут завидовать, что у него своя собака. Своя! Собака! Нет, и вправду, это же понимать надо! У тебя нет. И у тебя нет. А у меня есть. Есть! Да какая: умная, красивая. Пойди, поищи другую такую! Уши торчком, хвост калачом, пушистая да ласковая. Следит за каждым твоим движением, ловит каждый вздох. Куда ты — туда она.

На соседней даче неизвестные убили собаку — на шапку. Генка заволновался: не случилось бы чего худого с Кешей. Кто-то уже раз пытался доской пришибить пса — остался шрам на голове.

Генка уезжал в лагерь. Ох, до чего же не хотелось ему расставаться с Кешей. Как предчувствовал…

Время в лагере тянулось долго-долго, хотя, вроде, было много интересного — и походы в лес, и военные игры, и художественная самодеятельность. А все равно рвался к Кеше: как он там без него? Тоже скучает, небось…

Вернулся из лагеря.

— Где Кеша?

Почему-то пес не встретил его.

— Нету Кеши.— Как нету?!— Кеша пропал. — У матери был виноватый вид, она хмурилась и отводила взгляд в сторону, чтобы не встретиться с глазами сына.— Как пропал?

Как Генку не хватил удар! Как не разорвалось сердце! Право, можно умереть на месте, услышав такую новость.

— А-а! — отмахнулась мать.— Есть тут семья, разводят песцов, вот, говорят, они и его… на мех…

«Говорят, говорят…»

— Как на мех?! Какой еще мех?! Да я сейчас пойду, покажу им, пусть отдадут…— Да не живой он, твой Кеша, пойми…— Почему не живой?— Подожди, не ходи,— остановил отец. — Никуда не надо ходить, ни к чему. Да не реви ты, не пропал твой Кеша. Сгодился для дела. Вот, гляди, шапка. Тебе подарок.

Так вот что имел в виду отец, сказав: «Зачем добру пропадать». Он уже тогда держал это в уме.

Генка, как безумный, смотрел широко раскрытыми глазами. Неужели? Вдруг, всхлипнув, громко зарыдал и швырнул подарок на пол; потом, опомнившись, схватил и, прижимая шапку к себе, выбежал. К вечеру он исчез из дома.

Борис Рябинин

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

www.proohotu.ru

Читать книгу Шапка. Рассказ Антона Седова : онлайн чтение

ШапкаРассказАнтон Седов

Дизайнер обложки Алеся Резникова

Редактор Елена Шелен

© Антон Седов, 2017

© Алеся Резникова, дизайн обложки, 2017

ISBN 978-5-4485-7723-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

«Шапка» – первый рассказ цикла «Странные вещи».

Изначально планировалось написать для конкурса короткий юмористический рассказ о нашем современнике, случайно получившем волшебную вещь. Однако в ходе работы сюжет был расширен, появились новые герои, а рассказ превратился в начало серии «Странные вещи».

На текущий момент в цикл вошло пять рассказов, повествующих о приключениях обычного парня, ни капли не верящего в магию, но волею случая столкнувшегося с волшебными вещами и необычными людьми.

Четыре рассказа описывают по одной из современных магических вещей. Финальный завершает серию, сведя воедино героев и волшебные предметы.

Стоит добавить, цикл «Странныые вещи» создавался под влиянием атмосферы мира «Понедельника» братьев Стругацих. В некотором роде, герои рассказов – современные преемники специалистов знаменитого НИИ ЧАВО.

Приятного чтения!

Глава 1. Необычная находка

Вызов к шефу был неожиданным. Что такого срочного могло приключиться в четверг вечером? Мысленно попрощавшись с вечерним досугом, а возможно, и надвигающимися выходными, вошел в кабинет. Однако услышанное сразу же подняло настроение. А что прикажете думать, если начальник говорит, что завтра в офис приходить не надо. В мыслях тут же возник календарик, где пятница, суббота и воскресенье выделены красным. Размечтавшись, чуть не пропустил следующие слова шефа. Оказалось, на работу приходить все-таки нужно, но не в офис, а совсем в другое место.

Не подумайте чего плохого, просто шеф распорядился сопроводить старшего специалиста к заказчикам, пожелавшим лицезреть тот шедевр, за который перечислили в нашу контору энную сумму денежных знаков. Прибавьте, что старшему специалисту от роду двадцать семь лет, пола он женского, а роста – метр шестьдесят. Яснее ясного, что тащить тяжеленную «презентационную папку» к заказчикам специалист категорически не желает.

Как так получилось, что в двадцать первом веке проект распечатали на бумаге, а не скинули заказчику по электронной почте, разговор особый. Важно другое, нести сей шедевр предстояло мне.

С трудом затолкав распечатки в пластиковый пакет, отправился домой. Вмиг оторвавшиеся ручки навели на мысль – нужна другая тара. Тащиться черт-те куда в обнимку с пакетом не хотелось ни капли. Поэтому в пятницу с утра пораньше пришлось устраивать ревизию небольшой кладовки, в которую периодически помещались про запас вещи, не требующиеся в данный момент. Точно помнил, что в прошлом году такой вещью оказалась спортивная сумка, оставшаяся у меня после очередной поездки с родителями на дачу. Недолгие поиски увенчались успехом. Сумка, извлеченная из кладовки и наспех протертая от пыли, была готова принять мою ношу. Утрамбовав тяжеленный шедевр коллективной работы офиса, отправился к метро.

«День удался!» – крутилась в голове мысль, потому что приказ сопровождать был, а вот вернуться в офис… нет, такого не было.

А раз так, то сопроводим и всячески поддержим старшего специалиста в ее нелегком деле. А затем, с чувством выполненного долга… тут мои мечтания грубо оборвал турникет.

Быстро скормив чуду техники положенную сумму, погрузился в подземное царство света и сквозняков.

Встретившись на выходе из метро и дежурно кивнув друг другу, мы с коллегой зашагали к маршруткам. Ехать требовалось в область, а туда метро пока не ходит. Казенное авто шеф решил не предоставлять, здраво рассудив, что общественным транспортом такая поездка обойдется фирме дешевле.

Нужную маршрутку нашли быстро. Желающих выехать из белокаменной в столь ранний час набралось немного. Разместившись в салоне, стащил с плеча ношу. Казалось, к этому времени проект потяжелел раза в полтора. Потирая плечо, краем глаза посмотрел на спутницу. Девушка явно собиралась досмотреть последний сон, безжалостно прерванный ненавистным будильником.

Мешать не будем. Лучше последуем примеру старших товарищей. Глаза закрылись, и тут… отличному настроению пришел полный абзац.

Пока шел по городу, крутился в метро, все было хорошо, но сейчас творилось что-то невероятное. Дыхание перехватило. Голову как будто стянуло шипастым обручем, словно акульими зубами, впившимся в лоб и виски. Нестерпимая боль пронзила тело. К горлу подкатил тошнотворный ком. Руки и ноги подозрительно задергались, стали слабеть.

Какого!.. Сквозь жгучую боль огляделся по сторонам. Все плыло, как в тумане. Воздуха, просачивающегося в легкие, казалось, хватит только надуть теннисный шарик, если бы такая мысль пришла кому-то в голову. Но мне было не до шариков. Омерзительный страх расползался по телу, покрывая мелкими липкими капельками пота каждый сантиметр.

Все грандиозные планы на выходные мигом оказались вытеснены банальным «Что делать?». Боль становилась сильнее и сильнее.

Выйти из маршрутки? Что потом? Выпить таблетку? Какую? И где взять?

Мысли путались. Появившиеся соленые капельки, превратившись в ручейки, начали стекать со лба. Трясущаяся рука попыталась смахнуть предательскую жидкость и уперлась в козырек.

Что это? Ах, да, бейсболка. Нашел утром в сумке, упаковывая проект. Серая, с изогнутым козырьком и какой-то маленькой эмблемкой. Механически натянул на макушку, освобождая место для сверхценных бумаг. Только непонятно, откуда взялось это изделие китайских швейников, ведь я ничего такого вроде не приобретал.

Рука толкнула козырек. Бейсболка упала на плечо, и… воздух с шумом ворвался в легкие. Не думал, что могу так радоваться воздуху и, о боже, ясной голове. Сотни металлических иголок, недавно терзавших черепушку, исчезли, будто их никогда и не было. Боль прошла. Тело возвращалось в нормальное состояние.

Украдкой огляделся по сторонам. Похоже, мои телодвижения никого не заинтересовали. Вот и отлично. Сделаем вид, что ничего не произошло.

Минут через десять монотонное покачивание салона растворило мою радость жизни без боли. Глаза, как у того студента на уроке философии, начали моргать все медленнее и медленнее, подавая пример другим частям тела. Бейсболка, выскользнув из разжавшейся руки, быстро напомнила, что расслабляться рановато. Подхватив и отряхнув, машинально нахлобучил шапку. Скосил глаза на соседей. Вроде никто внимания не обратил, не смеются, пальцем у виска не крутят, ну и хорошо.

Пейзаж за окном отличался завидным однообразием. Серая лента шоссе, прямая, как стрела, виднелась впереди на несколько километров. Делать снова было нечего. Прикинув, сколько еще могу покемарить, совсем было собрался воплотить мечту в реальность, как вдруг сработала какая-то внутренняя сигнализация.

Мысли о сне моментально испарились. Внимание сосредоточилось в поисках чего-то нехорошего. Виски заломило. Маленькие иголочки начали покалывать голову. В желудке снова что-то заворочалось.

«Неужели опять! – пронеслось в голове. – Да что у меня сегодня такое происходит?» Сдернув бейсболку, отер тыльной стороной ладони вспотевший лоб. Голову отпустило. Неприятные ощущения в животе медленно исчезали.

Взгляд упал на бейсболку в руке. Какая странная шапочка! А что если… Водрузив кепку на голову, принялся ждать. Минут через десять легкое покалывание и участившееся дыхание подтвердили догадку.

Шапка вновь оказалась в моей руке. Интересно, пока шел к метро, голова вроде не болела. Или болела? Кто его сейчас вспомнит. Там ремень сумки норовил с плеча съехать, не до шапки было. Теперь ничего не мешает, вот и лезет всякое в голову… Выбор невелик, либо солнечный удар, либо какая-нибудь мигрень. С другой стороны – ходят же люди и без панамок в такую жару. Помахав для приличия несколько раз головным убором вместо веера, аккуратно сложил и засунул в кармашек на боку сумки. Пусть там полежит, я целее буду.

* * *

Визит к заказчику прошел нормально. Я преданно возвышался за правым плечом коллеги, вовремя – и вполне профессионально, с моей точки зрения – вытащил папки с проектом из сумки и даже ответил на пару незначительных вопросов, почему-то заданных мне, а не старшему специалисту.

Обратный путь до метро обошелся без приключений. Уже у входа коллега порекомендовала больше внимания уделять здоровью, а то я с утра был какой-то серый. Настоятельно порекомендовав заняться спортом на открытом воздухе, девушка между делом сообщила, что здесь мы расстаемся, так как у нее неотложные дела, а я могу возвращаться.

Что это за дела, было понятно и так. Однако девичья фигурка, удаляющаяся в сторону местного гипермаркета, поставила окончательную точку в моих подозрениях. Что-то не верилось, что коллега просто постоит в прохладном холле и поедет на службу. Значит, шеф сегодня не увидит на работе двух сотрудников.

* * *

Немного ошалевший от пережитых приключений, но довольный, как школьник, улизнувший с нудного урока, ввалился в родную квартиру и перевел дух. Повезло! Пустая спортивная сумка с бейсболкой в кармашке полетела на пол. Скинув летние туфли с удовольствием влез в домашние шлепки. Пропитавшаяся потом одежда уступила место легкому спортивному костюму.

Словно дождавшись своего часа, внезапно проснувшийся зверский аппетит потащил на кухню – атаковать холодильник. Характерные звуки слышались на протяжении всего сражения. Однако исход был очевиден, голод удовлетворен, а холодильник опустошен. Делать на кухне больше нечего, а душа требовала прекрасного, которое, по молчаливому согласию большинства, в XXI веке получило название «Интернет».

Водился Интернет в комнате, где к нему подключался компьютер. А через минуту к нему подключусь и я. Системный блок тихонько заурчал вентиляторами и жесткими дисками. Ожидание завершения рекламной паузы фирмы, продвигающей окна, затягивалось. В приоткрытую дверь виднелась лежащая на полу сумка.

А! Бейсболка-убийца все еще томилась в маленьком кармашке.

Что за идиотская шапка? Как она у меня оказалась? Почему заболела голова и я стал задыхаться? Вопросов явно больше, чем ответов. Не к месту вспомнились недавние посиделки у знакомой.

Глава 2. Никакой магии

Не может быть. Происходящее никак не укладывалось в рамки привычного. Нет, лестничная площадка определенно наша, но откуда истошный детский крик?

Вечер начинался как обычно. Долгожданный конец рабочего дня, поездка домой, обшарпанный подъезд. И вот я, уставший, жаждущий ужина и заслуженного отдыха на просторах интернета, выхожу из лифта и слышу ЭТО! Удивленно оглядывая двери, постарался определить, которая скрывает источник сего необычного звука. Моя – отпадает по очевидным причинам. Я – здесь. Детей, жены, кота и даже колючего кактуса у меня нет, хотя кактусы вроде не орут благим матом.

Вторая принадлежит семье пенсионеров. Их дети давно обзавелись своими очагами подальше от родителей. Нарожали детей, в свою очередь планирующих осчастливить заслуженных ветеранов труда правнуком или правнучкой. В общем – не вариант.

Третья дверь принадлежит Люське. Как и я, молодой, одинокой, со спортивной фигурой. Кота у нее тоже нет. За хозяйством особо не следит – идеальный вариант для знакомства, начавшегося с починки кухонного крана. Для одинокой девушки сломанный кран – стихийное бедствие. А тут я. Течь устранил быстро, заработав сытный ужин. В тот раз у меня кончилась еда, а Люся расстаралась на славу. Через пару дней уже мне пришлось кормить новую знакомую, успешно забывшую купить съестного в дом. Так и стали дружить домами, а куда деваться, если то я хлеб забуду купить, то она – соль. Как правило, подобные вещи обнаруживаются под вечер, в магазин либо не успеть, либо лень. Проще у соседей перехватить.

Ничего такого у нас с Люсей не было. Просто мы похожи во многом. Проходим по одной возрастной категории. Типичные представители своего поколения. Так и сдружились.

И вот сейчас из-за двери одинокой незамужней молодой соседки раздавался истошный детский крик. Планы на вечер поменялись мгновенно: никакого интернета, сегодня спасаю Люську.

Дверь оказалась не запертой. Внутренне собравшись, шагнул через порог и остолбенел. Комната напоминала место побоища. Если что-то и осталось нетронутым, то пересчитать хватило бы трех пальцев. Одежда, подушки, покрывала, пузыречки, баночки, флакончики и другие нужные женские штучки неравномерно смешались с детскими игрушками. В центре этого хаоса, на полу, сидел красный, зареванный мальчуган лет пяти. Он-то и создавал музыкальное сопровождение картине. Ошалелая, с растрепанными волосами, соседка нашлась возле окна, за креслом. Девушка пыталась как можно плотнее прижаться к стене, оставляя мебель защитой между собой и мальчуганом.

– Что за девчонка тут ревет? – спросил строгим голосом, вспоминая рассказ коллеги про усмирение своего подрастающего поколения.

На миг повисла тишина. Взгляд мальчика чуть не прожег во мне дырку. А затем вновь раздался крик.

– Девочка, как тебя зовут? – не унимался я.

– Я не девочка! – послышалось с пола.

– Странно. А ревешь, как маленькая девчонка.

Сбитый с толку ребенок уставился на меня, продолжая хлюпать носом.

– Теперь вижу, точно парень! – проговорил жизнерадостно, закрепляя успех. – Кстати, ты мне место приготовил? – я кивнул на пол. – Посмотри, чтобы никто не занял, пока СКАЗКА не началась!

– Какая сказка? – непонимающе спросил малец.

– Да вот, тетя Люся хочет нам показать. Ни у кого нет, а у нее – есть.

Я мужественно шагнул в комнату, стараясь не раздавить что-либо ценное. Выдернул соседку из-за кресла и шепнул в ухо: «Можешь найти детскую сказку?»

Девушка непонимающе округлила глаза.

– Нужно срочно достать. Будешь читать.

Аккуратно перенес Люську через миниатюрную копию поля боя и поставил в коридоре. Девушка наконец пришла в себя, что-то пробормотала и юркнула на кухню.

Мы переглянулись с пацаном.

– Далеко спрятала, – соврал я для солидности, – вещь ценная.

Не знаю, чего я ожидал, но возвратившаяся хозяйка держала в руках планшет… обыкновенный китайский, для чтения книг.

Карапуза планшет тоже не удивил. Мышцы начали подрагивать, легкие наполняться воздухом, рот почти приоткрылся, когда Люська, прислонившись к дверному косяку, начала читать.

iknigi.net

Рассказ Две шапки

    Когда моя мама куда-нибудь отлучается, Вовка приходит ко мне, а когда его мама куда-нибудь отлучается, я к нему прихожу. И мы что-нибудь делаем.     Один раз мы с ним сидим, в окно смотрим, а за окном дождь идет.     Я говорю: — Давай что-нибудь делать.     А Вовка говорит: — Чего? — Не знаю. — И я не знаю.     Мы посидели, подумали, посмотрели, как дождь идет, как люди ходят под дождем, но ничего не придумали.     Очень сложно что-нибудь делать, когда делать нечего.     Вдруг я как заору: — Придумал! — Чего придумал? — спрашивает Вовка. — Давай шапки стирать! — Какие шапки?     Я весь шкаф перерыл, пока шапку нашел. А Вовка смотрел и все спрашивал: «Ты умеешь стирать? Ты умеешь стирать?» — Да чего тут уметь, — говорю. — Гляди! Меховая, лохматая! Кое-где, правда, потерлась. Вокруг головы. А так почти новая шапка. Только сзади прореха. И спереди. И дыра сбоку. Не так чтоб большая дыра. Но заметно. Когда очень близко подходишь. А издалека не видно. Хоть целый день смотри. Скоро лето.     Потом будет осень. А после зима. Постираем мы наши шапки. Зима подойдет. И мы будем ходить в чистых шапках! — У меня ведь с собой нет шапки, — говорит Вовка. — А это что? — Это фуражка. — Сначала мою, — говорю, — постираем, а потом твою постираем. — Зачем мою стирать? Мою не надо стирать, — говорит Вовка. — Совершенно грязная шапка, — говорю. — Противно смотреть! На твоем месте я постыдился бы появляться в обществе в такой шапке. — Я ни в каком обществе не появляюсь, — говорит Вовка. — А на улице, по-твоему, удобно появляться? — Ну ладно, — говорит Вовка, — твою постираем, а потом мою постираем.     Положил я шапку в корыто. Воды налил. Засучил рукава. Стал мылить шапку.     Вовка мне помогал. Мы ее по очереди мылили до тех пор, пока мыло все не измылилось.     Дальше стали ее полоскать. Мы полоскали ее, полоскали, а потом из корыта вынули и стали ее мыть под краном. Чтоб все мыло из шапки вышло. В корыте вода и так мыльная. Все мыло обратно в шапку лезет.     Мы ее под краном, наверно, целый час мыли. Ухо одно оторвали. Кое-где мех общипали. И дыру сбоку расширили. А так здорово вымыли. Вся как есть чистая стала. Оставалось только сушить.     Вдруг Вовка мне говорит: — Она, когда высохнет, на голову не полезет.     Я здорово испугался, что она потом не полезет на мою голову, и говорю: — Что же ты раньше мне не сказал? — Я только сейчас вспомнил. — Почему же ты раньше не вспомнил? — Не мог. Это не от меня зависит. — А от кого же это зависит? — От памяти. — Ну и память у тебя! — Память у меня неважная, это верно, — говорит он.     Вот что значит память! Разве я бы стирал свою шапку, знай, что так все получится? А он все знал и забыл. Остается надеть шапку мокрой. Пусть сохнет на голове.     Мы с Вовкой выжали шапку как следует, я надел ее, и мы пошли играть в шашки. Хотя мы выжимали шапку вовсю, воды в ней осталось много.     Вода текла по лицу и за шиворот. Но я терпел. Другие люди в более тяжелые условия попадают. И ничего. Выдерживают.     Я спокойно играл с Вовкой в шашки, а шапку свою не снимал. Мы сыграли с ним несколько партий. Иногда я мотал головой, и брызги летели во все стороны. Подкладка линяла, и брызги были чернильные. Вовка ежился и ругался. Вдруг мне пришла в голову мысль такая: «А вдруг, когда она высохнет, с головы не слезет?» Я даже вертеть головой перестал. Хотел Вовку спросить об этом, но мне как-то неудобно стало обо всем его спрашивать, как будто я сам ничего не знаю. Как будто он в жизни больше меня понимает. И я молча сидел и думал. Я думал о многом: о том, сколько времени будет сохнуть моя шапка, о том, как я буду спать в этой шапке, поскольку она сегодня не высохнет, о том, стирают ли шапки вообще, и если стирают, то неужели вот так сидят в мокрых шапках и ждут, когда они высохнут? Я вспоминал все шапки, какие мне приходилось видеть, представил многих людей в моем положении и почему-то стал сомневаться в том, что шапки вообще кто-нибудь стирает и сушит их таким образом. Я, например, вспомнил шапку папиного знакомого, директора театра, маминого знакомого, ученого… Или, может быть, есть особенные приспособления, этакие болванки, куда натягивают мокрую шапку и сушат ее, может быть, посредством какой-нибудь электрической сушилки. Я представил себе целый ряд этих болванок, на которых торчат различные шапки, и мне стало очень тоскливо, будто я какая-нибудь болванка, а не Петя Ящиков, ученик первого класса… — Ну как, — спросил Вовка, — сохнет? — Неважно, — говорю, — сохнет. — И чего, — говорит, — тебе в голову пришло эту шапку стирать? — А тебе чего-нибудь в голову пришло? — говорю. — Мне ничего не пришло, — говорит Вовка. — Тогда нечего на других говорить, раз самому ничего в голову не пришло.     Вдруг я вспомнил про Вовкину шапку.     Я встал и оказал: — Вот что, Вовка, давай твою шапку стирать. — Ну нет, — говорит Вовка, — я свою шапку стирать не буду. — Как это так не будешь? — Моя шапка, — говорит Вовка, — хочу, стираю, хочу, не стираю.     Я разозлился и говорю: — Я свою шапку стирал? — Стирал, — говорит Вовка. — И ты свою тоже стирай! — Нет, — говорит Вовка, — я свою шапку стирать не буду. Мало ли что я хотел! Сейчас совсем другая ситуация. — Какая это еще другая ситуация? Ишь ты какой! При одной ситуации хочешь стирать, а при другой не хочешь? А я, по-твоему, при всех ситуациях должен стирать?     Схватил я его и держу. — Стирай, — говорю, — свою шапку!     А он вырывается и орет: — Не буду! Не буду!     Тогда я его отпустил и говорю: — Это просто нечестно. Не по-товарищески.     А он надевает свою нестираную шапку и уходит. И на прощание говорит: — Ты был мой лучший друг. Мне с тобой не хотелось бы ссориться. Но раз так — я ухожу. До свидания, Петя!     И он уходит. И даже хлопает дверью.     А я остаюсь сидеть. В своей мокрой шапке.     Ну, разве это товарищ? Какой же это товарищ! Нет, это не по-товарищески.

poznayki.ru

Рассказ "Шапка-ушанка" — Вектор-успеха.рф

Вот и наступило долгожданное лето. Пора экзаменов позади. Я не без труда закончила девятый класс и даже сдала все ОГЭ на отлично. Впереди долгожданный отдых.

Проснувшись утром, я поняла, что давно не наводила порядок в своей комнате. И собравшись с духом и скрепя зубами, заставила себя встать и начать уборку. Первым делом я все вещи вывалила из шкафов на пол. Но не успела я начать разборы, как в дверь позвонили.

Я была очень рада видеть свою давнюю подругу Кристину. Мы не виделись почти год, она уезжала на учёбу, а на каникулы вернулась домой. Не очень удобно было приглашать её в свой беспорядок, но и не стоять же на пороге. Однако, Крис спокойно отнеслась к хаосу в моей комнате и даже предложила свою помощь. Мы сели на диван и за разговорами стали разбирать мои вещи. Многие из них отложили в отдельную стопку на отдачу, так как я из них безвозвратно выросла, а мой младший братик вряд ли согласился бы донашивать мой гардероб. Что-то я решила выкинуть смело, бросая в отдельную кучу. Было весело. Мы много шутили и смеялись. И тут Кристине попалась меховая шапка-ушанка. Она, кривляясь, примерила её и, сказав, что модель устарела, кинула шапку в кучу на выбрасывание. Я бросилась к ушанке и, обняв её, начала гладить мех, как бы извиняясь за подругу. Ничего не понимая, Крис вопросительно посмотрела на меня.

А у меня перед глазами начали проплывать недавниевоспоминания.

Декабрь в этом году выдался на удивление мягким и теплым. Все были одеты по-осеннему. И может поэтому, а может ещё по какой-то причине, мы с братиком обратили внимание на маленького мальчика в подземном переходе. Мы как всегда шли с Кешей на занятия и увлечённо обсуждали какую-то тему, держась за руки. А этот малыш лет шести стоял и смотрел на нас. Он был укутан в большой тёплый шарф, а на голове была большая меховая шапка-ушанка. Когда мы поравнялись с ним, невозможно было не заметить его огромных голубых небесных глаз, которые он не отводил от нас с братиком. Мы остановились. А он подошёл к нам и взял меня за руку. Я спросила, где его мама и как его зовут. На что узнала, что нашего нового знакомого зовут Петей, а мамы нет. Я сжала его маленькую ручку в своей руке и поняла, что он нам поверил и мы должны, просто обязаны помочь ему. Я взяла Петю с одной стороны, а десятилетнего брата с другой, и так мы пошли искать маму. Малыш охотно говорил с нами, рассказывал, что он любит рисовать, смотреть мультики и играть с самолётиками. Кеша тоже любил самолёты и на этой теме они быстро нашли общий язык. Но как только заходила речь о родителях Пети, он говорил, что их просто нет и всё. Я не очень знала, как поступить, и поэтому решила отвести найдёныша в ближайшее отделение полиции. Но когда Петруша увидел людей в форме, он расплакался. Мне стало больно на него смотреть, и я пыталась, как могла, успокоить его. А в отделении Петю встретили, как родного.

-Ну, что, опять сбежал? - ласково сказала женщина, инспектор по делам несовершеннолетних, к которой нас направили.

-Что значит «сбежал»? - переспросила я.

- С недавних пор, Пётр Дерябин – наш постоянный клиент. И как он умудряется сбежать, не понятно. Ведь там охрана, врачи, медсёстры... Куда они смотрят? За семилетним малышом не могут уследить. Третий раз за месяц убегает. Спасибо, добрые люди приводят. Вот и вам ребята спасибо, что не прошли мимо.

Вроде бы меня благодарили, а меня терзала мысль, что я предала, сдала маленького мальчика, который так нам поверил. Ведь если он сбегал, значит там, откуда он бежал, ему было плохо, возможно, его даже обижали. Но Петя не отодвинулся от меня, а наоборот вцепился мне в руку и прижался ко мне, и от этого становилось ещё больнее. Какое чудовищное ощущение, когда тебе так верят, а ты ничем не можешь помочь.

- Почему с ним должны быть рядом врачи и медсёстры, а не родители? Может, мы сможем помочь Петеньке? – сказала я, не надеясь услышать ответа.

-Да нет у него родителей, а живёт наш Петенька в хосписе. У него рак мозга.

И тут Петенька снял свою шапку, и мы увидели маленькую лысую головку, и от этого глаза казались ещё больше и синее.

Я не готова была услышать эту правду. Я сидела, смотрела на малыша, а из глаз ручьём текли слёзы. Я не должна была так себя вести, но я ничего не могла с собой сделать. И тут Петя стал меня успокаивать и гладить по голове, как маленькую.

-Петя, Петенька, - еле сдерживая себя, чтобы не разрыдаться, спросила я – Зачем же ты убегаешь? Ведь тебя там лечат. Тебе ведь может стать хуже. Зайчик, зачем?

-Не плачь, я не просто так сбегаю. Я не хулиган.И только тебе я сейчас скажу правду...-Петруша перешёл на шёпот и еле слышно, быстро заговорил – Сейчас декабрь, и я видел по телевизору, что по городу ходит Дед Мороз, а у меня к нему очень серьёзное дело. Я знаю, что если он не сможет помочь, то никто не сможет. Понимаешь?

-Конечно, понятно. Слушай, Петь, давай договоримся, ты сейчас едешь в больницу (слово «хоспис» я не могла произнести, не сочеталось оно у меня с этим малышом), а я поговорю с родителями, и мы что-нибудь обязательно придумаем. Договорились?

Петя отсел, как-то по-взрослому посмотрел на меня и, протянув руку, сказал, что договорились. Мы обменялись рукопожатием, и мы с братом пошли домой, всё равно на все занятия мы уже опоздали.

Всю дорогу мы шли молча, крепко держась за руки. Я думала:«Как хорошо, что у меня есть брат, мама, папа, а у этого бедного малыша никого нет, ему даже поделиться тайной не с кем, да ещё такое заболевание…» Не знаю, о чём думал мой братишка, но судя по тому, как он сжимал мою руку, наверное, его тоже посещали те же мысли.

Придя домой, первым делом мы всё рассказали родителям. Посидев и подумав, мы решили  свозить Петю в Измайлово в резиденцию Деда Мороза.

Пришлось повозиться с документами, но всё-таки наша затея удалась. Надо было видеть глаза Пети, когда он увидел Деда Мороза. Казалось, они начали отливать бирюзой и как-то по-особенному светиться. Мы долго уговаривали Петрушу снять его шапку-ушанку, но всё безуспешно. Прижавшись ко мне, он сказал, что стесняется, что он без волосиков. На что я ответила, что очень многие кинозвёзды тоже без волосиков, и они многим нравятся.

-А ты не будешь меня стесняться? - спросил, заглядывая мне в глаза, малыш.

-Что ты? Я тебя всегда буду любить, каким бы ты ни был! - искренне ответила я.

Петруша снял свою шапку и доверил мне нести её. Он подошёл к Деду Морозу и, попросив всех отойти, долго о чём-то с ним говорил.

Когда мы ехали обратно, Петенька светился от счастья. И мы все были уверены, что теперь любая напасть обойдёт нашего Петю стороной, и всё будет хорошо.

Но на этом наша дружба не закончилась. И я, и братик, и мама, и папа – мы все ездили к Пете в больницу и даже Новый год провели вместе. И в этот праздник под ёлкой лежало три подарка. И Кешке, и Пете подарили самые настоящие модели самолётов, и мальчишки ещё долго жужжали, изображая рёв двигателей, и бегали по квартире, выставив самолёты перед собой, и представляли себя пилотами высшего уровня. А когда наши ассы устали, они уснули в обнимку со своими игрушками.

Казалось, все идёт на лад. Родители начали говорить о том, что надо усыновить Петю после выписки. Мы и вправду здорово сдружились. А когда мы приходили в больницу, Петя бежал навстречу и кричал, что к нему пришли сестра и брат.

Но как-то вдруг Пете стало хуже. Он стал часто терять сознание, начала опять болеть голова, и ему назначили химиотерапию. Прозвучало страшное слово «рецидив». Мы всё время были рядом. Петя уже не бегал, а лежал. Из его тоненькой шейки торчал катетер, и через него всё время вливали какие-то растворы. Однажды ему стало совсем плохо, и он позвал меня. Я села рядом на кровати и, как и при первой встрече, не могла остановить свои слёзы.

-Петя, Петенька, Петруша! Пожалуйста, держись, ведь мы тебя все так любим. Ведь ты загадал у Деда Мороза желание, и оно обязательно сбудется. Ты обязательно поправишься! Слышишь, ты просто обязан! Ведь все желания должны сбываться!

- Катюша, пожалуйста, не плачь - почти шёпотом сказал Петя – все желания сбываются. Просто я пожелал, чтобы у меня появилась семья. И я очень рад, что у меня есть сестра, брат, папа и мама. Меня никогда и никто так сильно не любил, как вы последние три месяца. И я никого так не любил, как вас. Моё желание сбылось.

Вскоре Пети не стало. А медсестра передала мне шапку-ушанку, добавив, что Петя сказал, что может доверить её только мне.

И вот я стою посередине комнаты в обнимку с шапкой, глажу её и плачу. А Кристине я всё расскажу потом, когда успокоюсь.

21vu.ru

Антон Седов - Шапка. Рассказ

Шапка

Рассказ

Антон Седов

Дизайнер обложки Алеся Резникова

Редактор Елена Шелен

© Антон Седов, 2017

© Алеся Резникова, дизайн обложки, 2017

ISBN 978-5-4485-7723-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«Шапка» – первый рассказ цикла «Странные вещи».

Изначально планировалось написать для конкурса короткий юмористический рассказ о нашем современнике, случайно получившем волшебную вещь. Однако в ходе работы сюжет был расширен, появились новые герои, а рассказ превратился в начало серии «Странные вещи».

На текущий момент в цикл вошло пять рассказов, повествующих о приключениях обычного парня, ни капли не верящего в магию, но волею случая столкнувшегося с волшебными вещами и необычными людьми.

Четыре рассказа описывают по одной из современных магических вещей. Финальный завершает серию, сведя воедино героев и волшебные предметы.

Стоит добавить, цикл «Странныые вещи» создавался под влиянием атмосферы мира «Понедельника» братьев Стругацих. В некотором роде, герои рассказов – современные преемники специалистов знаменитого НИИ ЧАВО.

Приятного чтения!

Антон Седов

Глава 1. Необычная находка

Вызов к шефу был неожиданным. Что такого срочного могло приключиться в четверг вечером? Мысленно попрощавшись с вечерним досугом, а возможно, и надвигающимися выходными, вошел в кабинет. Однако услышанное сразу же подняло настроение. А что прикажете думать, если начальник говорит, что завтра в офис приходить не надо. В мыслях тут же возник календарик, где пятница, суббота и воскресенье выделены красным. Размечтавшись, чуть не пропустил следующие слова шефа. Оказалось, на работу приходить все-таки нужно, но не в офис, а совсем в другое место.

Не подумайте чего плохого, просто шеф распорядился сопроводить старшего специалиста к заказчикам, пожелавшим лицезреть тот шедевр, за который перечислили в нашу контору энную сумму денежных знаков. Прибавьте, что старшему специалисту от роду двадцать семь лет, пола он женского, а роста – метр шестьдесят. Яснее ясного, что тащить тяжеленную «презентационную папку» к заказчикам специалист категорически не желает.

Как так получилось, что в двадцать первом веке проект распечатали на бумаге, а не скинули заказчику по электронной почте, разговор особый. Важно другое, нести сей шедевр предстояло мне.

С трудом затолкав распечатки в пластиковый пакет, отправился домой. Вмиг оторвавшиеся ручки навели на мысль – нужна другая тара. Тащиться черт-те куда в обнимку с пакетом не хотелось ни капли. Поэтому в пятницу с утра пораньше пришлось устраивать ревизию небольшой кладовки, в которую периодически помещались про запас вещи, не требующиеся в данный момент. Точно помнил, что в прошлом году такой вещью оказалась спортивная сумка, оставшаяся у меня после очередной поездки с родителями на дачу. Недолгие поиски увенчались успехом. Сумка, извлеченная из кладовки и наспех протертая от пыли, была готова принять мою ношу. Утрамбовав тяжеленный шедевр коллективной работы офиса, отправился к метро.

«День удался!» – крутилась в голове мысль, потому что приказ сопровождать был, а вот вернуться в офис… нет, такого не было.

А раз так, то сопроводим и всячески поддержим старшего специалиста в ее нелегком деле. А затем, с чувством выполненного долга… тут мои мечтания грубо оборвал турникет.

Быстро скормив чуду техники положенную сумму, погрузился в подземное царство света и сквозняков.

Встретившись на выходе из метро и дежурно кивнув друг другу, мы с коллегой зашагали к маршруткам. Ехать требовалось в область, а туда метро пока не ходит. Казенное авто шеф решил не предоставлять, здраво рассудив, что общественным транспортом такая поездка обойдется фирме дешевле.

Нужную маршрутку нашли быстро. Желающих выехать из белокаменной в столь ранний час набралось немного. Разместившись в салоне, стащил с плеча ношу. Казалось, к этому времени проект потяжелел раза в полтора. Потирая плечо, краем глаза посмотрел на спутницу. Девушка явно собиралась досмотреть последний сон, безжалостно прерванный ненавистным будильником.

Мешать не будем. Лучше последуем примеру старших товарищей. Глаза закрылись, и тут… отличному настроению пришел полный абзац.

Пока шел по городу, крутился в метро, все было хорошо, но сейчас творилось что-то невероятное. Дыхание перехватило. Голову как будто стянуло шипастым обручем, словно акульими зубами, впившимся в лоб и виски. Нестерпимая боль пронзила тело. К горлу подкатил тошнотворный ком. Руки и ноги подозрительно задергались, стали слабеть.

Какого!.. Сквозь жгучую боль огляделся по сторонам. Все плыло, как в тумане. Воздуха, просачивающегося в легкие, казалось, хватит только надуть теннисный шарик, если бы такая мысль пришла кому-то в голову. Но мне было не до шариков. Омерзительный страх расползался по телу, покрывая мелкими липкими капельками пота каждый сантиметр.

Все грандиозные планы на выходные мигом оказались вытеснены банальным «Что делать?». Боль становилась сильнее и сильнее.

Выйти из маршрутки? Что потом? Выпить таблетку? Какую? И где взять?

Мысли путались. Появившиеся соленые капельки, превратившись в ручейки, начали стекать со лба. Трясущаяся рука попыталась смахнуть предательскую жидкость и уперлась в козырек.

Что это? Ах, да, бейсболка. Нашел утром в сумке, упаковывая проект. Серая, с изогнутым козырьком и какой-то маленькой эмблемкой. Механически натянул на макушку, освобождая место для сверхценных бумаг. Только непонятно, откуда взялось это изделие китайских швейников, ведь я ничего такого вроде не приобретал.

Рука толкнула козырек. Бейсболка упала на плечо, и… воздух с шумом ворвался в легкие. Не думал, что могу так радоваться воздуху и, о боже, ясной голове. Сотни металлических иголок, недавно терзавших черепушку, исчезли, будто их никогда и не было. Боль прошла. Тело возвращалось в нормальное состояние.

Украдкой огляделся по сторонам. Похоже, мои телодвижения никого не заинтересовали. Вот и отлично. Сделаем вид, что ничего не произошло.

Минут через десять монотонное покачивание салона растворило мою радость жизни без боли. Глаза, как у того студента на уроке философии, начали моргать все медленнее и медленнее, подавая пример другим частям тела. Бейсболка, выскользнув из разжавшейся руки, быстро напомнила, что расслабляться рановато. Подхватив и отряхнув, машинально нахлобучил шапку. Скосил глаза на соседей. Вроде никто внимания не обратил, не смеются, пальцем у виска не крутят, ну и хорошо.

Пейзаж за окном отличался завидным однообразием. Серая лента шоссе, прямая, как стрела, виднелась впереди на несколько километров. Делать снова было нечего. Прикинув, сколько еще могу покемарить, совсем было собрался воплотить мечту в реальность, как вдруг сработала какая-то внутренняя сигнализация.

Мысли о сне моментально испарились. Внимание сосредоточилось в поисках чего-то нехорошего. Виски заломило. Маленькие иголочки начали покалывать голову. В желудке снова что-то заворочалось.

«Неужели опять! – пронеслось в голове. – Да что у меня сегодня такое происходит?» Сдернув бейсболку, отер тыльной стороной ладони вспотевший лоб. Голову отпустило. Неприятные ощущения в животе медленно исчезали.

Взгляд упал на бейсболку в руке. Какая странная шапочка! А что если… Водрузив кепку на голову, принялся ждать. Минут через десять легкое покалывание и участившееся дыхание подтвердили догадку.

Шапка вновь оказалась в моей руке. Интересно, пока шел к метро, голова вроде не болела. Или болела? Кто его сейчас вспомнит. Там ремень сумки норовил с плеча съехать, не до шапки было. Теперь ничего не мешает, вот и лезет всякое в голову… Выбор невелик, либо солнечный удар, либо какая-нибудь мигрень. С другой стороны – ходят же люди и без панамок в такую жару. Помахав для приличия несколько раз головным убором вместо веера, аккуратно сложил и засунул в кармашек на боку сумки. Пусть там полежит, я целее буду.

* * *

Визит к заказчику прошел нормально. Я преданно возвышался за правым плечом коллеги, вовремя – и вполне профессионально, с моей точки зрения – вытащил папки с проектом из сумки и даже ответил на пару незначительных вопросов, почему-то заданных мне, а не старшему специалисту.

Обратный путь до метро обошелся без приключений. Уже у входа коллега порекомендовала больше внимания уделять здоровью, а то я с утра был какой-то серый. Настоятельно порекомендовав заняться спортом на открытом воздухе, девушка между делом сообщила, что здесь мы расстаемся, так как у нее неотложные дела, а я могу возвращаться.

www.libfox.ru


Смотрите также