«Ты обоссался и стал похож на свою шапку». Хабиб и Фергюсон зарубились по телефону. Шапка хабиба


Боец с интеллектом в папахе и знанием английского ...Как Хабиб Нурмагомедов меняет правила игры

Утро 31 декабря для любителей (и не только) спорта началось с просмотра боя Хабиба Нурмагомедова, выступающего под эгидой UFC топового легковеса, идущего без поражений. В бою с бразильцем Эдсоном Барбозой, одним из лучших ударников организации, Нурмагомедов увеличил беспроигрышную серию до 25 побед подряд, просто деклассировав своего оппонента.

После победы в аэропорт Каспийска Нурмагомедова пришли встречать более тысячи человек. Объясняем, почему это событие важно не только как новая спортивная победа и так богатого на спортивные достижения Дагестана, но и как изменение менталитета целого поколения молодых дагестанцев.

Сразу после боя мировые СМИ взорвались комментариями известных спортивных аналитиков, функционеров и самих бойцов о тотальном доминировании дагестанского бойца. Комик, актёр, мастер боевых искусств, спортивный комментатор и бессменный ведущий UFC Джо Роган, делясь впечатлениями о бое, назвал Нурмагомедова самым устрашающим легковесом в мире. А всего чуть более года назад в своём подкасте Джо Роган и Брендан Шауб (экс-боец ММА, комментатор и ведущий) живо обсуждали папаху Нурмагомедова.

Роган: «Я носил его шапку несколько раз. Да, он надевает на меня свой головной убор, когда я беру у него интервью. Это большая дикая шапка… Забыл, как она называется!»

Шауб: «Называется бабУшка, если я не путаю».

Роган: «Ты уверен?! Посмотри, как называется эта штука. Это тёплая шапка, которую делают из шкуры овцы или типа того…» 

Шауб: «БабУшка у них называют бабулю, но вроде и шапку тоже. А-а-а… нет, я ошибся…»

Роган: «Попробуй просто загуглить: «головной убор Нурмагомедова». Потому что он ведь из конкретного места, из Дагестана. И у них там свой особый головной убор». 

Шауб: «Может, она так и называется – «шапка Хабиба»?»

Роган: «Головной убор и его происхождение… Вот оно! Папаха!»

На двух последних боях Хабиба фанаты из Америки уже сидели с самодельными папахами и болели за него. Интеграция национальной культуры Дагестана идёт одновременно с экспансией дагестанских бойцов в ведущую бойцовскую организацию мира – Ultimate Fighting Championship (UFC), главной звездой которой является ирландец Конор МакГрегор, чемпион в весовой категории, в которой выступает Нурмагомедов. Огромная фанатская база Хабиба как в России так и за пределам страны (Нурмагомедов – самый популярный российский спортсмен в «Инстаграме» – более 3,3 млн подписчиков), беспроигрышная серия, знание английского языка позволили говорить и о возможном проведении турнира UFC в России. Это огромные деньги, престиж и новая веха в российском спорте в общем и ММА в частности.  Но это в перспективе. Пока мы наслаждаемся моментом – Хабиб восстановился после травм, снова в деле и 2018 год может стать переломным.

Причины…

Как этого удалось добиться? Почему Хабиб стал тем рупором, который может изменить и уже меняет дагестанскую молодёжь?

В отличие от большинства дагестанских спортсменов, Нурмагомедов продолжает совершенствоваться не только в зале, но и за его пределами, является умным и развитым парнем. Выучив английский язык, грамотно пользуясь соцсетями и освоив навыки трештокинга (не всегда, правда, успешного), Нурмагомедов стал своим на Западе, регулярно раздаёт интервью, принимает участие в эфирах на кабельных американских каналах (FOX и пр.). Видео, на котором маленький Хабиб борется с медведем, вспоминают чуть ли не в каждом эфире, где идёт речь о дагестанском бойце. Наверное, впервые на таком уровне дагестанский спортсмен может сказать всё что захочет, а его слова при этом поймут правильно.

У Нурмагомедова солидные друзья по залу АКА (American Kickboxing Academy), в котором он проводит тренировочный лагерь, находясь в США. Тренер Хавер Мендес (Нурмагомедов называет его своим вторым отцом), партнёры по залу, действующий чемпион UFC Даниэль Кормье и экс-чемпионы Люк Рокхолд и Кейн Веласкес. Кроме того, Хабиб сотрудничает с одним из самых известных, пробивных (и скандальных) менеджеров в ММА – египтянином Али Абдель Азизом, который также является спортивным агентом таких звёзд смешанных единоборств, как Фабрисио Вердум, Фрэнки Эдгар, Рафаэль Дос Аньос и некоторых других.

На родине – также всё в порядке. Абдулманап Нурмагомедов, отец и личный тренер Хабиба, оказывает огромное влияние как на тренировочный процесс, так и на жизненную позицию спортсмена. Помимо этого, Нурмагомедов пользуется поддержкой бизнесмена Зиявудина Магомедова, который инвестировал в создание ММА-команды Eagles, объединяющей многих российских бойцов, президентом которой является Хабиб Нурмагомедов.

После Боя с Барбозой от коммерческих предложений нет отбоя, да и раньше предложения о сотрудничестве поступали регулярно. Сейчас у Хабиба Нурмагомедова заключён контракт с Reebok, и новые контракты его команда подписывать не спешит. Один из менеджеров Нурмагомедова, Ризван Магомедов, в интервью порталу fighttime.ru говорил о том, что предложений очень много, однако они не принимают практически ничего. «Когда Хабиб приезжает в США, он сконцентрирован на тренировках, и это съедает всё время. Когда бой заканчивается, он практически сразу летит в Россию. Что-то обсудить можно уже после боя. Запросы на рекламу приходят от производителей чего угодно – от носков до автомобилей», – рассказывал Магомедов. Сам Хабиб ранее (в интервью Forbes) заявлял, что деньги для него не самое главное и он, к примеру, никогда не будет рекламировать казино, алкоголь, букмекерские конторы.

Позже, но сами

Все перечисленные причины успеха Хабиба важны, но ничего этого не было бы без трудолюбия и целеустремлённости. И тут мы опять возвращаемся к образованности Нурмагомедова, умению свободно общаться на английском языке (как тут не сказать, что знание иностранных языков – один из главных показателей образованности) с профессиональными американскими журналистками и не просто говорить заученные фразы, а шутить, играть словами. Без знания английского это был бы не тот Хабиб, которого мы знаем. Без друзей вроде Даниэля Кормье, поздравлений от Криштиану Роналдо и американского рэпера Снупа Дога и цитируемости в мировых средствах массовой информации это был бы просто ещё один способный спортсмен из Дагестана – не более. Вооружившись английским языком, Хабиб представляет собой спортсмена уже другого формата (салам Мутко и, конечно, «летс спик фром май харт»!). И если дагестанские ребята берут с него пример (а они берут, поверьте, даже пишут курсовые на тему карьерного роста Хабиба), то образование для них должно иметь такое же значение, как и успехи на тренировках. Ребята с взглядом учёного автомата, называйте как хотите. 

Мы все привыкли к бессмысленному и беспощадному дагестанскому спорту, в котором не нужно думать масштабно. Вышел, вырубил, получил крузак от чиновника, который решил сделать хайп на имени спортсмена. Нурмагомедов показал, что можно всё делать совсем иначе. Но для этого нужна голова на плечах, дисциплина, самоконтроль и желание стать лучше не только в спорте.

Если в Дагестане дарят дорогие подарки, спонсируют и вкладываются пока только в спортсменов – нужно принять это как минимум на данном этапе развития республики. И ждать, надеяться, что акцент будет смещён и на образованных рябят без поломанных ушей и спортивного прошлого (современных Кулибиных, теоретиков, IT-специалистов, писателей, специалистов других областей). Пока же благодаря Нурмагомедову мы вправе ожидать микс образованности и успехов в спорте. Возможно, этот тот самый, наш путь, который изменит ситуацию в республике. Хотелось бы на это надеяться. 

Хабиб Нурмагомедов – автор одной из запоминающихся фраз, которые, как мне кажется, хорошо его характеризуют и могут стать девизом современной молодёжи: «Пусть они кайфуют за деньги родителей. Мы поднимемся позже, но сами».  Стимул, который может послужить поводом для личностного роста. Сделать всё по-своему, своими руками, всесторонне развиваясь, а не так, как те мажоры и сынки, которые получили всё, но не собираются дать своей республике ничего. Нурмагомедовы (отец и сын) показали, как можно построить свой мир (империю, если хотите), превратить спорт в бизнес-систему, которая будет работать. При этом в итоге сделать больше для позитивного позиционирования Дагестана, чем некоторые министерства и ведомства. Штучный товар на экспорт. И пока таких примеров у нас практически нет. Тем интереснее будет наблюдать за Хабибом в этом году и за тем, что даст Нурмагомедов Дагестану, когда завершит карьеру.    

Фанатская база Хабиба в США не менее внушительна, чем на Родине

Цитата:

– Вы стали первым российским бойцом в UFC, который заговорил на английском: вы начали давать интервью на английском, атаковать других спортсменов. Вы сами поняли, что это важно, или кто-то подсказал?

– Я и сам это понимал, и мой менеджер Али Абдель-Азиз говорил: «Какой бы ты звездой ни был дома –здесь тебе надо разговаривать на английском. Потому что основная публика, которая покупает трансляции и билеты на турниры, – это американцы. Если ты интересен им, то интересен и самой UFC». Мне нравится разговаривать на другом языке, узнавать новые выражения. С английским я справился очень легко. Наверное, потому что было большое желание.

(интервью журналу Forbes)

Источник: Черновик

onkavkaz.com

«Ты обоссался и стал похож на свою шапку». Хабиб и Фергюсон зарубились по телефону - Панчер - Блоги

Неделя до их боя.

До боя Хабиба Нурмагомедова и Тони Фергюсона за титул в легком весе UFC осталась неделя. 7 апреля российский боец либо станет непобежденным чемпионом, либо впервые в профессиональной карьере проиграет.

Перед боем UFC провела телефонную пресс-конференцию с бойцами. Хабиб и Тони должны были ответить на вопросы журналистов, но вместо этого устроили дебаты. И очень смешные.

***

Нурмагомедов: Надеюсь, мы подеремся. Хотя бы потому, что сейчас это самый важный бой в легком дивизионе.

Фергюсон: О чем ты говоришь, парень? У тебя был шанс подраться за пояс, но ты его упустил. Я даю тебе шанс уйти, завязать с боями.

Фергюсон: Когда я говорю – это тоже работа. А чем занят ты, Хабиб? Набиваешь рот тирамису?

Нурмагомедов: Я знаю английский, но не понимаю, о чем ты говоришь. Ты туповат.

Фергюсон: Да, я чокнутый. Я бью сильнее тебя, и я более выносливый.

Нурмагомедов: Кто тебе сказал?

Фергюсон: Я сказал.

***

Фергюсон: Тебе еще предстоит доказать, что ты можешь сделать вес. Тебе еще прилично сгонять. Молю бога, чтобы ты был готов к этому, потому что если ты снова провалишься, то тебя будет ненавидеть весь мир, песик.

Нурмагомедов: Хорошо. Ты закончил?

Фергюсон: Нет, я никогда не останавливаюсь. А закончу я тебя.

Нурмагомедов: Хорошо, давай поговорим об этом. Я дам тебе поговорить.

Фергюсон: Ты попробуешь мой джеб на вкус. Я разберу тебя по винтикам.

***

Нурмагомедов: За карьеру в UFC тебя отправляли в нокдаун семь раз. А я тебя вырублю. Понимаешь?

Фергюсон: Эй придурок, ты вообще здесь?

Нурмагомедов: Почему ты такой нервный? Мы просто говорим.

Фергюсон: Никто не нервничает, парень. Это ты нервный.

Нурмагомедов: Нет ты. Разговариваешь, как тупица.

Фергюсон: Я чую это даже через телефон. Запах твоего страха.

Нурмагомедов: Эй, ребята, если у вас есть вопросы – задавайте, а то этот тупица, кажется, поехал.

Фергюсон: Он просто сраный поедатель кексов. Кушает серебряной ложечкой. Я отберу у него эту ложку и надаю ею по его башке.

***

Нурмагомедов: У меня есть вопрос. Почему ты не подрался со мной в 2016-м?

Фергюсон: Потому что получал жесткие удары ногами от профессиональных футболистов. Без накладок. А у тебя какие отмазки? Члены твоей команды сломали тебя?

Нурмагомедов: Ты смешной парень, Тони. Тупой и смешной. Тебя никто не понимает.

***

Фергюсон: Твой менеджер продолжает обсирать меня. Почему он это делает?

Нурмагомедов: Почему ты не подрался со мной в 2016-м? Тоже ел тирамису?

Фергюсон: Нет, в моих легких была кровь.

Нурмагомедов: Эй, послушай, тирамису гораздо лучше, чем кровь.

***

Нурмагомедов: У тебя проблемы, потому что ты хочешь обсирать меня, но не можешь. Это выглядит фальшиво. Будь настоящим. Успокойся.

Фергюсон: Хочешь остановить меня? Ну попробуй.

Нурмагомедов: Будь настоящим, бро. Расслабься, мы просто говорим по телефону.

Фергюсон: Дело не в телефоне. Как только у меня будет шанс, я сломаю твою волю. Я заберу твою душу.

Нурмагомедов: Почему ты боишься просто поговорить?

Фергюсон: Ты придурок. Настоящий придурок.

Нурмагомедов: Нет, давай поговорим.

Фергюсон: Ты обоссался и стал похож на свою шапку (Тони сказал «you’re yellow, like your hat», где слэнговое yellow означает испуг – Sports.ru).

***

Нурмагомедов: Думаю, каждый знает, что победитель боя станет лучшим легковесом в мире.

Фергюсон: Это правда, скажи им. Я гребаный чемпион.

Нурмагомедов: Нет, ты временный чемпион. Будь скромнее, мальчик.

Фергюсон: После боя тебе понадобится кто-то, кто будет посыпать детской присыпкой твою жопу и расчесывать твои волосики.

Нурмагомедов: Могу попросить Reebok подписать с тобой контракт, если хочешь.

Фергюсон: Обойдусь без этого дерьма. Я буду носить Reebok в день боя.

Нурмагомедов: Это хорошая сделка. Они делают отличную обувь. Какой у тебя размер? Могу тебе заказать. Сделают тебе ботинки с надписью «временный чемпион в легком весе Тони Фергюсон». Надо?

Фергюсон: Я даже не слышу тебя. Тренируюсь.

Нурмагомедов: Ты на телефоне, о чем ты говоришь? Что ты делаешь? Убираешь дома?

Фергюсон: Да, как настоящий мексиканец. И мне насрать, что ты говоришь о моих ушах и выпадающих волосах.

Нурмагомедов: Тупица.

Фергюсон: Ты называешь себя орлом, но у тебя нет крыльев.

Использовано фото: twitter.com/ufc; фото: globallookpress.com/Jason Silva/ZUMA Wire

www.sports.ru

«Папаха для меня важнее денег»

— Шесть лет назад вы подписали контракт с UFC — и стали выходить на бои в папахе. В то время бойцам разрешалось продавать рекламу на футболке и бейсболке, в которых они идут к клетке. Сколько вы не заработали из-за того, что выходили в папахе, а не в бейсболке с рекламой?

— На тот момент я не так хорошо зарабатывал. У меня была своя фанатская база, но я не был так хорошо известен широкой публике. И та сумма за рекламу на кепке была пару тысяч долларов, не больше. Для меня тогда это были большие деньги.

— Не было мысли заработать эти деньги? Достаточно ведь было надеть кепку.

— Нет, конечно. Я с самого начала был уверен, что ничего, кроме папахи, не надену. Менеджер (в тот момент интересы Хабиба представлял Сэм Кардэн, который до переезда в США носил имя Шамиль Карданов) мне говорил: «Мы же можем заработать, потом наденешь папаху». Я сказал: «Это даже не обсуждается. Я с собой папаху не зря брал». Деньги — это деньги, это тоже важная составляющая в жизни любого человека. Но папаха и на тот момент, и сейчас для меня важнее денег. Вообще когда меня подписали, менеджер сказал: «Руководство UFC говорит, что у тебя имя слишком длинное и сложно запоминающееся для американской публики. Так что тебе нужно придумать никнейм». Посоветовались с отцом и решили, что никнейм будет Орел. Это символ Дагестана, и сам Цумадинский район, откуда я родом, так и переводится: Орлиный район. И решили с отцом, что я буду выходить в папахе. В России я ее не надевал.

— В 2014 году я приезжал к вам в Махачкалу – и вы тогда ездили на белой «приоре». Что изменилось с тех пор, как к вам пришла популярность, как вас начал поддерживать владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов? Что вы смогли себе позволить?

— С тех пор я пересел с «приоры» на «камри». Да много что изменилось. Зиявудин Гаджиевич начал помогать — и я, например, стал работать с диетологами. А диетологу платить приходится немало: около $10 000 в месяц. Раньше я не мог себе этого позволить. Надо платить за зал, где ты тренируешься, и много за что еще. Когда только начинал ездить в UFC, денег не бывало. Я жил на гонорары с боев. Бывало, мне помогали люди. Иногда брал в долг — после боя с гонорара отдавал.

— Сколько сейчас стоит ваша трехмесячная подготовка к бою?

— Перелеты, диетолог, гостиница, питание, тренеры — я думаю, выходит около $40 000. Раньше выходило $10 000, максимум $15 000, я много чего не мог себе позволить.

— Вас год не было в клетке. Что в это время составляло ваш основной доход?

— 50% – от Eagles (клуб создан при поддержке Зиявудина Магомедова, Хабиб — президент и один из бойцов Eagles, отец Хабиба — главный тренер), 50% — от Reebok. С Reebok у меня очень хороший эксклюзивный контракт, который будет длиться еще два года. Также очень хорошие личные отношения с руководством Eagles — Зиявудином Гаджиевичем. У него, впрочем, со всеми хорошие отношения: он не смотрит на то, кто в UFC дерется, кто в Fight Nights, – всем помогает. В этом плане у меня проблем нет. Хлеб есть, вода есть — не на что жаловаться. Моя самая главная задача: оставаться занятым своим делом и выигрывать бои.

— Много вам сейчас поступает коммерческих предложений?

— Да, есть такой момент. Спонсорских предложений много приходит, 80% из них заканчивается на стадии разговоров. Я, конечно, принимаю участие в переговорах, но в основном их ведет мой менеджер. Практически во всех нишах у меня есть контракты: одежда, клуб, спортивное питание. Сейчас есть два хороших предложения. Первое — автомобильный бренд. Второе — то, какие часы я буду рекламировать. Пока мы к согласию не пришли, идут переговоры. Когда ты продолжаешь выигрывать, твоя цена растет. Из-за этого я сказал: «Подождите 30 декабря». С помощью Всевышнего я постараюсь выиграть. И смогу диктовать уже более выгодные условия для себя.

— То есть вы перенесли переговоры по цене на период после боя с Эдсоном Барбозой?

— Да. Когда я прилечу домой после боя, все будет ясно. Знаешь, выигрываешь бой — еще больше популярность, поднимаешься в рейтинге, следующий бой дерешься за пояс и так далее. И ты можешь говорить, что вот эта цена тебя не устраивает, а другая цена устраивает. Хотите – давайте работать. Как вам сказать. Чисто бизнес, ничего личного.

— Вы обошли Марию Шарапову и заняли первое место среди российских спортсменов по количеству подписчиков в инстаграме. Вы сами ведете свой инстаграм?

— Сам, но я не обращаю внимания на то, кто первый, кто второй в инстаграме. Мне самое главное, чтобы я на соревнованиях был на первом месте. А интернетом я особо не живу.

— Вы не зарабатываете на инстаграме?

— У меня директ полный: прорекламируй это, прорекламируй то. Сейчас ведь все этим занимаются. На инстаграме я пока денег не делаю. Хотя очень много людей советуют, чтобы я начал использовать свой инстаграм, чтобы зарабатывать на этой платформе. В будущем посмотрим. Если это живые деньги, почему я не могу их использовать?

— Что вы никогда не будете рекламировать?

— Например, пиво. У меня была возможность работать с пивной организацией. Мне предлагали контракт. Но с пивом я не работаю — и другим не советую.

— Объясните, вдруг кто-то не поймет.

— У нас в религии запрещается алкоголь. Поэтому ни пиво, ни что-либо другое опьяняющее я рекламировать не буду. Казино — то же самое.

— А букмекеры?

— То же самое. У меня была возможность. Большая букмекерская компания выходила с предложением. Контракт был очень хороший. Но я отклонил это предложение.

— После турниров UFC публикуются официальные данные о гонорарах бойцов. Но год назад мы общались, и вы сказали, что ваш гонорар за последний бой был указан неправильно.

— Да. Последний раз они, по-моему, опубликовали, что я заработал $58 000 или $59 000 (атлетическая комиссия штата Нью-Йорк сообщила, что гонорар Хабиба Нурмагомедова за бой против Майкла Джонсона в ноябре 2016 года составил $52 000: $26 000 за выход на бой, $26 000 за победу). Не знаю, откуда они взяли эту цифру. Я заработал намного больше.

— У вас в контракте есть процент с продаж платных трансляций (PPV)?

— Нет. Процент с трансляций появляется, когда ты выигрываешь пояс. И с первой защиты титула у тебя уже есть процент с PPV.

— Сколько он составляет?

— Я, честно сказать, не узнавал. Могу ошибиться, но, по-моему, с каждой проданной трансляции два или три доллара (на прошлый турнир UFC было продано 230 000 PPV. Четыре последних турнира UFC с участием Конора МакГрегора собрали в сумме 5,4 млн PPV). Если ты хороший боец, то можешь продать 200-300 тысяч PPV. Если с каждой по два-три доллара, это неплохие деньги.

— Чемпион вашей весовой категории — Конор МакГрегор, главная звезда UFC. С одной стороны, это минус: он редко дерется и уже больше года не защищает свой чемпионский титул. Но не считаете, что его присутствие в этом весе – плюс для вас? Ведь часть внимания, которое приковано к Конору, достается и вам.

— Может быть, есть такое. То, что наш бой люди обсуждают, по-любому сказывается. Да, я с этим согласен. Есть такой момент.

— МакГрегор говорит, что готов подраться с вами в России. Как вы считаете, он действительно готов?

— Я думаю, он просто хочет людям показать, какой он жесткий и серьезный типсон, который может приехать в Россию и подраться со мной. 
Если в UFC захотят, чтобы я подрался в главном бою вечера на турнире в России, я с удовольствием это приму. Я с 2011 года не дрался в России. И было бы честью быть в главном бою на таком историческом турнире. Кто знает, сейчас выиграю бой — и подерусь с Тони Фергюсоном за титул в России. Такое тоже может быть.

— Вы первая суперзвезда с Кавказа. Тяжело в этом статусе сейчас жить в Махачкале?

— Точно не легко. Но тяжести нет. Человек ко всему привыкает — и я к этому привык. Просто теперь есть много вещей, которые я сейчас себе не позволяю сделать: например, в любое время сходить в магазин или в кафе посидеть. Я это, конечно, делаю, но не так часто, как раньше. Капюшон надеваю, но все равно узнают.

— В ваш адрес много троллинга в интернете: очень зло шутят насчет здоровья. Вас это задевает?

— Нет, никак не задевает. Интернет — это ведь такая площадка, где люди самоутверждаются. Я давно убедился в этом. Люди могут легко говорить что угодно, зная, что их там не призовут к ответу. Но это не реальная жизнь. В реальной жизни никогда такого не было, чтобы человек подошел ко мне и пошутил насчет здоровья. Для меня тут проблем нет: если человек хочет что-то написать и если ему от этого хорошо, пусть пишет.

— Вы стали первым российским бойцом в UFC, который заговорил на английском: вы начали давать интервью на английском, атаковать других спортсменов. Вы сами поняли, что это важно, или кто-то подсказал?

— Я и сам это понимал, и мой менеджер Али Абдель-Азиз говорил: «Какой бы ты звездой ни был дома — здесь тебе надо разговаривать на английском. Потому что основная публика, которая покупает трансляции и билеты на турниры, — это американцы. Если ты интересен им, то интересен и самой UFC». Мне нравится разговаривать на другом языке, узнавать новые выражения. С английским я справился очень легко. Наверное, потому что было большое желание.

Источник: forbes.ru

fighttime.ru

За что не любят Хабиба Нурмагомедова - Мешки с костями - Блоги

Хабиб Нурмагомедов – сильнейший российский боец ММА прямо сейчас. Любая новость о нем собирает множество комментариев, в том, числе недовольных, оскорбительных и даже нарушающих законодательство РФ. В обсуждение материала Sports.ru про культ Хабиба страшно заглядывать – и не только из-за почти 500 минусов, которые поставили ему пользователи. Почему одна из главных звезд современного российского спорта вызывает столько противоречий? Ниже – три главные причины.

Трешток

Нурмагомедов, пожалуй, первый российский боец, который настолько любит трешток. «У нас так не принято», «в России привыкли отвечать за свои слова», «у нас другая культура», – говорили наши бойцы от Константина Цзю до Александра Поветкина и от Федора Емельяненко до Анастасии Яньковой.

Хабиб же говорит очень много, Хабиб говорит по любому более-менее значимому поводу. Нурмагомедов оскорбляет своих соперников, то называя Дональда Серроне «алкоголиком», то выкладывая личное сообщение Конору МакГрегору, где призывает его «умереть как воин, а не бегать как курица». Иногда угрозы очень однообразны – российский боец обещал «сломать лицо» едва ли не каждому своему потенциальному оппоненту. Хабиб любит подыгрывать своим фанатам, которые без ума от обзывания МакГрегора «петушком».

Часто Нурмагомедов переходит грань и выглядит при этом неубедительным и чересчур дерзким. Так он обещал сорвать проведение UFC в России, если ему не дадут титульный бой, и обзывал боссов UFC «ублюдками».

Сильнее всего противоречие между тем, что Хабиб говорит, и тем, что он делает, можно было наблюдать в 2014-2015 годах. Нурмагомедов из-за травм не проводил бои целых два года, но не переставал заявлять, что именно он сильнейший легковес UFC и больше других достоин титульного боя.

В пользу Хабиба: Трешток в современном ММА ускоряет достижение любой цели. Если бы Поветкин был бойцом UFC, его задумчивое молчание, фразы вроде «бой покажет» и односложные ответы, не помогли ему добиться никакого мало-мальски значимого боя.

Незрелищный стиль ведения боя

«Унылая борьба», «залежал», «одеяло» – частые характеристики стиля Нурмагомедова. В боях Хабиба не увидишь отточенных трюков и мастерских нокаутов, как у Андерсона Силвы и Конора МакГрегора. Не видишь и частых жестоких побед приемами, как у Хенана Барао и Ронды Раузи двухлетней давности.

Большинство поединков Нурмагомедова похожи друг на друга – Хабиб методично передавливает противников за счет превосходства в физической мощи и навыков борьбы.

Претензии к Хабибу подтверждает и статистика UFC. Руководство организации премирует бойцов бонусами за лучшие выступления вечера, нокауты, победы приемами и т.д. Ближайшие конкуренты тут явно обходят Хабиба. У Тони Фергюсона 8 таких бонусов, у Конора МакГрегора – 9, у Нэйта Диаса – 15. У Хабиба – ноль.

Нурмагомедов явно старается что-то противопоставить критикам. Два последних боя он закончил досрочно и говорил о том, насколько важным для него это было сделать. Впрочем, Дэррелл Хорчер, которого он одолел в своем предпоследнем поединке, – слишком неопытная и легкая жертва для топ-бойца.

В пользу Хабиба: «Я дерусь с лучшими бойцами мира, и заканчивать бои досрочно очень тяжело», – говорит Нурмагомедов. Фергюсон, Диас и МакГрегор также дерутся с топами и побеждают досрочно чаще, чем Хабиб. Тони задушил Глейсона Тибао и Абеля Трухольо, бои с которыми Нурмагомедов закончил лишь по очкам. У особо одаренных конкурентов Хабиба на свержение чемпиона уходит 13 секунд.

Происхождение

Любая новость про Нурмагомедова порождает огромное количество комментариев, многие из которых вполне приближаются к статье 282 УК России – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Нурмагомедов – аварец и мусульманин, что делает его чужим для многих националистически настроенных российских фанатов ММА, и дает повод в очередной раз поговорить о своем отношении к жителям Кавказа.

Сам Хабиб не обращает на это никакого внимания. Он принципиально не проводит бои в Рамадан, месяц обязательного для мусульман поста, в течение которого верующие в дневное время отказываются от приемов пищи и питья. Боец может попросить девушку, которая хочет с ним сфотографироваться, накинуть на голые плечи куртку. Создателям игры EA Sports UFС 2 пришлось извиняться перед Нурмагомедовым за то, что, празднуя победу, его персонаж крестится. В более поздних версиях игры ошибка была исправлена.

В пользу Хабиба: Сам Нурмагомедов всегда позиционирует себя как российский боец и патриот нашего государства. «Ирландия — это лишь около 6 млн человек, а Россия — 150 млн человек», – сказал он после победы над Майклом Джонсоном, имея в виду всех граждан Российской Федерации, вне зависимости от национальности и вероисповедания. «Я мусульманин. Не имею ничего против христиан, у каждого человека свой путь в этой жизни, а мой путь это – ислам», – сказал боец после инцидента с EA Sports UFС 2.

Культ Хабиба Нурмагомедова

Почему Фергюсон – самый опасный соперник для Хабиба

Хабиб в UFC: самое-самое за пять лет

Фото: globallookpress.com/Jason Silva

www.sports.ru


Смотрите также