ДИКАЯ СТРАСТЬ БЕНИТО МУССОЛИНИ. Шапка муссолини


Высший генералитет Второй мировой войны. Италия. Часть 1

                                                                                                                - Герр генерал Италия вступила в войну                                                                                                                            - Не проблема пошлите против нее два пехотных                                                                                                                            полка и пусть они разобьют их ВС за неделю.                                                                                                                            - Герр генерал... она наш союзник.                                                                                                                            - А вот это уже проблема… пошлите ей на помощь                                                                                                                             4 наших танковых корпуса и пусть постараются                                                                                                                             продержаться 3 дня…                                                                                                                            Старый немецкий анекдот

Здравствуйте уважаемые!Начинаем разговор о главном союзнике третьего рейха во второй мировой войне –Итальянском королевстве. Как воюют итальянцы, известно, и это союзничество, по большому счету, не принесло Германии никаких выгод. Анекдот в эпиграфе довольно точно отражает царившие в 40-е годы настроения в Германии. Однако в 30-е годы создание военного и экономического союза и заключение германо-итальянского пакта выглядело очень заманчивым. Кто-кто, а артистичные итальянцы всегда умели пустить пыль в глаза. Их ВВС, а главное, флотом Гитлер был просто очарован. Муссолини сумел  преподнести все в красивой обертке.Только не поймите меня превратно. Итальянские солдаты, офицеры и даже генералы умели сражаться и делали это с честью, но вот их руководство... Если посмотреть на политику Италии в 30-40-е годы - это фэйл за фэйлом :-)) Неуемная агрессия дуче приводила исключительно к поражениям, и если бы не немцы, крах Муссолини наступил бы гораздо раньше. Только оккупацию Албании можно с некоторой натяжкой причислить к военным успехам – все же остальное… Если сравнивать с компанией в Греции, Эфиопии или  Ливии, действия итальянцев на восточном фронте можно расценивать как слабые. Полным провалом  назвать их нельзя. Были у них локальные победы.Дуче и фюрер Дуче и фюрер.

Приход к власти  в 1922 году бывшего храброго берсальера и неплохого, в общем-то, журналиста Бенито Муссолини поначалу был воспринят в Италии вполне позитивно. Это произошло в результате знаменитого «марша на Рим» сквадристов (чернорубашечников). Несмотря на то, что по итогам первой мировой войны Италия оказалась в составе стран-победительниц, внутри государства росло социальное и экономическое напряжение, люди жаждали перемен. Муссолини, на первый взгляд, показался итальянцам «сильной рукой», способной восстановить былое величие Италии.   Его первые шаги в политике обнадеживали – кое-что стало меняться к лучшему. То, что дуче постепенно начал закручивать гайки и  устанавливать диктатуру, итальянцев сначала не очень заботило. Главное, он казался человеком дела.Если бы Муссолини сосредоточился на внутренней политике и экономике, возможно, и вышло бы что-то дельное. Но, оказалось, что у него, как у любого карманного наполеона, имелись планы относительно всего земного шара. В итоге, некстати вспомнив времена Римской империи, страна стала проводить крайне экспансивную внешнюю политику, к которой не была готова ни морально, ни материально. После череды щелчков по носу Италия стала страной-аутсайдером в Европе, что и толкнуло ее в объятия Германии.  При этом немцев (а тем более, австрийцев) Муссолини терпеть не мог, называя одних  «европейскими пиратами», а других и вовсе «палачами итальянского народа». История – дама ироническая :-))Colonie_italiane "Империя" и ее колонии

Реформы Муссолини сразу во всех областях жизни никак не могли обойти  армию. В 1924 году было введено новое высшее воинское звание – маршал Италии. Так первоначально планировалось воздать должное командовавшим королевскими вооруженными силами в первую мировую войну  генералам Луиджи Кадорну и Армандо Диасу. Одновременно было введено звание «великого адмирала», присвоенное  Паоло Эмилио Таон ди Ревелю. РевельПаоло Эмилио Таон ди Ревель, которому в свое время пожаловали громкий титул герцога Дель маре (сиречь морского).

Два года спустя Муссолини решил отметить званием маршала Италии и других высших офицеров – участников первой мировой: Энрико Кавилью, Эммануила Филиберта  дАоста, Гаэтано Джардино, Джулиельмо Пекори-Джиральди  и небезызвестного Пьетро Бадольо.Одновременно было введено звание маршала авиации.Казалось, на этом все. Но после итало-эфиопской войны звание маршала удостоились Эмилио де Боно и Родольфо Грацианиmussolini-cap-1Фуражка Первого маршала Империи с шитьем "грека"

В 1938 году Муссолини дошел в своих амбициях до провозглашения «Итальянской империи» и ввел новое высшее звание  «первого маршала империи», которым тут же отметил самого себя и короля Италии Виктора Эммануила III. Это вызвало бурю возмущения, поскольку  тем самым Бенито поставил себя на один уровень с монархом.Думаю, что это декоративное звание мы обсуждать не будем.  В ходе войны звание маршала было присвоено четверым: Уго Кавальеро, Этторе Бастико, Джованни Мессе и Умберто II Савойскому. Последний не считается, так как он был всего лишь наследником престола, а не военным.Поговорим о шести маршалах Италии: Кавальеро, Бастико, Мессе, Бадольо, де Боно, Грациани и единственном маршале авиации Итало Бальбо.imafge5 Погоны офицеров Королевской армии. Интересующий нас вариант верхний ряд, вторые слева.

Интересна и по-итальянски помпезна форма маршалов этой страны. Она шилась из высококачественного,  тонкого сукна под названием "корделлино" и была серо-зеленого цвета с голубым отливом. Могла использоваться и знаменитая итальянская сахериана (льняная светлая форма для Африки), но для маршалов все-таки это было редкостью.generali2Знаки различия Маршалов и генералов. Наш вариант - второй сверху.

Кроме качества и покроя мундира, маршалов отличали 3 вещи. Во-первых, погоны – серебряные, с серебряной пуговицей на кирпично-красной подкладке, с золотым гербовым королевским орлом и 4 золотыми пятиконечными звездами.Во-вторых, особые шевроны, которые носили  как с погонами, так и без них (в зависимости от формы одежды). Они представляли собой плетение из серебристого шнура на кирпично-красной подкладке: 4 узкие линии с овалом и одна широкая с особым узором.  В-третьих, это был головной убор с особым шитьем «грека» на околыше (называлось это шитье и золотой кокардой). На кокарде изображался орел с распростертыми крыльями, окруженный лавровым венком, и поверх всего - королевская корона. Эффектнее всего смотрелись, конечно,  фуражки: в зависимости от формы одежды – круглая и стандартная, но, кроме них, использовались  тропические пробковые шлемы типа «аден» или «индия», а также стальные каски и особый вид итальянского головного убора бустина – этакая помесь пилотки и шапки-ушанки. В этом случае шитье «грека» не применялось, только золотой орел и 4 звезды.БустинаБустина

Форма маршала авиации не слишком отличалась от обычной. Главное отличие было в том, что она шилась из синевато-серой ткани, а клапаны карманов были заостренными в середине, тогда как на армейских мундирах клапаны были прямыми.Теперь перейдем непосредственно к военачальникам.Продолжение следует...Приятного времени суток!

 

id77.livejournal.com

Бенито Муссолини. Жизнь социалиста ушедшего в диктаторы. Часть 4. Дела общественные и домашниеhumus

Бенито Муссолини. Жизнь социалиста ушедшего в диктаторы. Часть 1. "В начале славных дел"Бенито Муссолини. Жизнь социалиста ушедшего в диктаторы. Часть 2. Марш на РимБенито Муссолини. Жизнь социалиста ушедшего в диктаторы. Часть 3. Убийства и покушенияК ноябрю 1926 года парламентская демократия в Италии была окончательно уничтожена. Сотрудник центрального департамента британского министерства иностранных дел мистер Оливер Харви был встревожен подавлением демократии и гласности в Италии. Он сопоставлял это с подавлением свободы в России. Сэр Остин Чемберлен с ним не соглашался. «Эти обобщения бесцельны, — написал он на докладной записке Харви. — Нет большей ошибки, чем подходить с британскими мерками к небританским условиям. Если бы Муссолини был англичанином и жил в Англии, он не был бы фашистом. Уверен ли мистер Харви, что сам он, будучи итальянцем и проживая в дофашистской Италии, не вступил бы в ряды фашистов?»Муссолини играет на скрипкеМинистр финансов Уинстон Черчилль выразился еще более определенно и откровенно. На обратном пути послеотдыха в январе 1927 года, то есть через два месяца после окончательного установления в Италии фашистской диктатуры, он останавливался в Риме. После встречи с Муссолини на пресс-конференции с итальянскими и аккредитованными в Риме иностранными корреспондентами он заявил, что, как и многие, очарован Муссолини, «тем, как мягко и просто он держится, его спокойной, бесстрастной манерой, несмотря на тяжкий груз забот и множество грозящих ему опасностей».Бенито Муссолини в гражданском костюмеМуссолини с офицерами в 1926 году на площади в Риме. Высказывания Черчилля были восторженно восприняты фашистской прессой Италии. Грэм написал Чемберлену, что считает заявления Черчилля отличными и что «Муссолини от них в восторге, чего не могу сказать о представителе русской прессы». Муссолини восхваляли не только британские правоконсервативные политики, но и парадоксальный гений левого толка Джордж Бернард Шоу. В письме в газету «Дейли ньюс», затем перепечатанном в «Иль пополо д'Италия», Шоу писал, что итальянский народ пошел за Муссолини, так как объелся беззаконием и самодовольной глупостью парламента и захотел умелого и делового тирана. Муссолини и стал именно таким любимым тираном.Бенито Муссолини.1929Постепенно, одну за одной, Муссолини оставил все свои доктрины, которые с таким блеском и энергией развивал до 1914 года: интернационализм, социализм и республиканство. Теперь ему надо было лишь отречься от своей ненависти к католической церкви. И 17 февраля каждого года он больше не твердил о мученичестве Джордано Бруно, а взялся залечивать трещину между государством и церковью Италии. 4 ноября 1922 года, дуче вместе с генералом Диацем и адмиралом Таоном ди Ревелем принимал почести у могилы Неизвестного солдата в Риме.Впервые частью церемонии стала церковная служба. Когда министр просвещения Джентиле в 1923 году представлял на рассмотрение свои первые реформы, Муссолини настоял, чтобы впервые с момента создания Итальянского королевства в государственных школах наличествовало распятие. В августе 1926 года Муссолини начал секретные переговоры о сближении между Итальянским королевством и папством с кардиналом Пьетро Гаспарри, престарелым государственным секретарем Ватикана, который родился и прожил там 18 лет до захвата Рима итальянской армией в 1870 году. Однако между фашистским государством и церковью все еще оставались спорные моменты.Бенито Муссолини и кардинал Гаспарри при подписании конкордата 11 февраля 1929Состоялось несколько частных встреч с Франческо Пачелли, братом будущего папы Пия XII, видным католическим юристом, который часто выступал от Ватикана в сложных с правовой точки зрения переговорах. Множество спорных пунктов и вопросов приходилось разрешать компромиссами с обеих сторон. К 11 февраля 1929 года все было улажено. Муссолини, которого сопровождали Гранди, Джунта и другие официальные лица министерства иностранных дел, встретились в Латеранском дворце в Риме с кардиналом Гаспарри, Франческо Пачелли и другими представителями Ватикана. Гаспарри с трудом поднялся на ноги, чтобы приветствовать Муссолини и принять участие в церемонии подписания документа. Муссолини умолял его не вставать, однако он настоял на этом. Муссолини и Гаспарри скрепили договор подписями, причем Гаспарри презентовал Муссолини золотое перо, которым он подписался.Участники подписания Латеранских соглашенийПапа Пий XI и Муссолини приветствовали этот договор. 12 февраля на площади Святого Петра была отслужена благодарственная месса. Папа раздавал благословения из окна своего дворца. Муссолини и фашистская пресса позаботились о том, чтобы его дочь Эдда, уже восемнадцатилетняя девушка, заняла заметное место среди молящихся на площади. В большинстве итальянских городов в церквах и соборах также вознесли благодарственные молитвы. Фашистские газеты прославляли новое достижение дуче. Папа объявил, что Муссолини — «провидец».Муссолини решил, что теперь, когда фашисты и католическая церковь действуют заодно, пришла пора провести среди итальянского народа плебисцит по поводу того, одобряют ли они фашистский режим. Изгнав из Палаты депутатов коммунистов, социалистов и республиканцев, он убедил парламент принять закон об отмене выборов в Палату. В будущем депутаты станут назначаться Высшим фашистским советом, а избиратели по всей Италии должны будут принимать или отвергать их списком. Теперь народ приглашали ответить «да» или «нет» на вопрос, поддерживают ли они правительство, фашизм и дуче Бенито Муссолини. Как обычно, Муссолини все рассчитал правильно. После того как поработали пресса и префекты, антифашистам не дали возможности вести свою пропаганду, а церковь и «Азионе каттолика» призвали своих сторонников ответить «да», 24 марта 1929 года к урнам явились 89,6 % избирателей. «Да» сказали 8 519 559 человек, «нет» — 155 761.Окруженный членами партии Бенито Муссолини в 1929 году выступил с речью в римском КолизееЕсли говорить о большинстве итальянцев, то фашизм не слишком вмешивался в их повседневную жизнь. Молодые люди должны были отбывать обязательную военную службу и в мирное время, но это же относилось ко многим странам Европы, кроме Британии, которая, за исключением периода Первой мировой войны, полагалась на небольшую добровольческую армию, и Германии, где призыв на военную службу был запрещен Версальским договором. Дамы и господа из высшего римского общества продолжали проводить время на балах и в ночных клубах, посещать театральные премьеры и роскошные отели в горах, занимаясь зимними видами спорта, а на побережье — отдыхали и играли в вошедший в моду гольф. Небогатый средний класс и фабричные рабочие могли по разумным ценам покупать в лавках и на рынках еду и некоторые деликатесы, пообедать или поужинать с семьей в популярных ресторанах, а вечером сходить в кино.Бенито Муссолини со своим окружением и генералитетом празднуют 5-летие фашистского режима. 1927Все они очень высоко ценили то, что Муссолини заставил поезда ходить по расписанию; особенно часто это подчеркивали его британские поклонники. У английских левых интеллектуалов это вызывало насмешки: Муссолини подавил основные свободы итальянского народа, а его восхваляли за такое тривиальное достижение, как поезда, которые ходят без опозданий. В Британии в 20-е годы поезда почти всегда ходили по расписанию. Так что англичане, не в пример своим внукам и их итальянским современникам, знающим, какое же это неудобство, когда поезд приходит несвоевременно, не считали это особой заслугой. Они также не понимали, что поезда стали приходить вовремя потому, что Муссолини прекратил забастовки и другие губительные действия профсоюзов железнодорожников. Интеллигенция не хотела признаваться, что множество итальянцев, подобно многим жителям других стран, больше придавали значение регулярному движению поездов и ровному течению повседневной жизни, чем сохранению гласности для оппозиции, политиков, журналистов и писателей.Подарок для Бенито Муссолини.1928 Фашистский режим дал людям вполне реальные блага. Для обычного итальянца, будь он рабочий, крестьянин или мелкий служащий, фашистская организация «Дополаворо» («После работы») обеспечивала спортивный или оздоровительный отдых и другие, ранее недоступные им блага. Всем детям, состоявшим в молодежных фашистских организациях, предоставлялся бесплатный месячный летний отдых. Врач обследовал каждого ребенка и решал, что будет лучше для его здоровья: чистый горный воздух или морские купания. После этого ребенка отправляли в оздоровительный центр, расположенный в каком-нибудь выделенном для этих целей отеле. Оздоровительными центрами занимались главным образом женщины из организации «Донна фашиста», добровольно взявшиеся за эту работу. Для детей это был месяц счастья, который они с нежной тоской вспоминали и через 60, и через 70 лет. Ничего подобного для детей до прихода к власти Муссолини не делалось. Детские оздоровительные лагеря перестали действовать после его падения и смерти. В послевоенной Италии никто не позаботился сохранить их.Бенито Муссолини посещает фабрики «Alfa Romeo»1929Принадлежность к фашистской партии и молодежному фашистскому движению давала существенные преимущества. Дети, которых в школе обижали хулиганы или учителя, обращались за помощью к лидеру местной «Балиллы», который беседовал с учителем и родителями обидчиков. Закон гарантировал бывшим фронтовикам, получившим ранения, работу, если они за ней обращались. В Трентино этот закон относился и к тем, кто в Первую мировую войну был мобилизован в австрийскую армию, а не только воевал в итальянской. Так, например, когда Фортунато Панграци, инвалид-фронтовик, воевавший за Австрию, обратился за работой к одному хозяину, тот отказался его нанять. Он сказал, что сочувствует бывшему солдату, но ему невыгодно нанимать человека, чья ограниченная работоспособность делает его менее продуктивным работником, чем остальные. И вообще закон не распространяется на солдат, воевавших на стороне австрийцев. Панграци отправился в местное отделение фашистской партии. Там ему разъяснили, что закон касается всех бывших фронтовиков, в том числе и служивших в австрийской армии. Они посетили этого хозяина, который более не стал противиться найму инвалида-фронтовика.Бенито Муссолини в 1928 году после ночного совещания фашистского Большого совета в РимеЭто был, несомненно, эффективный способ утверждать права работников, не тратя времени на бюрократическую волокиту: никаких государственных инспекторов, никаких проволочек, никаких длинных анкет, никаких слушаний в промышленном трибунале, никаких жалоб или длительных судебных мытарств. Вместо всего этого секретарь местного отделения фашистской партии заходил к работодателю и объяснял, что если тот не будет поступать с работниками по справедливости, придут фашисты и побьют его дубинками, а то и дом сожгут. Подобное предупреждение почти всегда оказывалось очень действенным.Пока Муссолини занимался политикой, у старшей дочери Эдды появились поклонники. Она была некрасивой девушкой, с полной, бесформенной фигурой. Поэтому ей было трудно состязаться с другими девушками, да еще в Италии, в стране, прославленной своими красавицами. Но то, чего ей не хватало во внешности, она с лихвой возмещала силой характера, отвагой и умом. Рашель считала, что она во многом походила на отца. У нее было несколько ухажеров, и Муссолини с тревогой думал, не могло ли это быть связано с тем, что она его дочь. Он всегда настаивал, чтобы его дети учились в государственных школах и свободно общались со сверстниками. Так же решительно он был настроен против того, чтобы Эдда выходила замуж за кого-то, стремящегося стать зятем дуче.Муссолини с семьейЭдда влюбилась в молодого еврея, сына армейского полковника. Муссолини очень возражал против брака с евреем. Он предостерегал Эдду, что такие смешанные браки обычно кончаются неудачей, однако, по всей вероятности, его больше заботило, как повлияет замужество дочери с парнем иудейской веры на отношение новых союзников и католической церкви. Между тем Эдда вскоре потеряла интерес к своему еврейскому поклоннику и увлеклась сыном богатого промышленника. Однако отец юноши отказал тому в согласии на брак, когда узнал, что Муссолини недостаточно богат, чтобы дать Эдде достойное приданое.Третье увлечение дочери оказалось, по мнению Муссолини, самым удачным для Эдды. Она полюбила графа Галиаццо Чиано, сына адмирала, графа Констанцо Чиано, бывшего много лет верным фашистом и правой рукой Муссолини в дни, предшествовавшие маршу на Рим, а также во время ухода «авентинцев» после убийства Маттеотти. Сыну Чиано, Галиаццо, было 27 лет, работал он в консульском отделе. Муссолини одобрил этот брак и устроил Эдде и Галиаццо великолепную свадьбу.Эдда Муссолини со своим женихом графом Чиано Галеаццо, за которого она вышла замуж 24 апреля 193023 апреля 1930 года, за день до бракосочетания, он дал прием на вилле Торлониа, отбросив ради дочери всю свою спартанскую простоту и бережливость. Это стало главным светским событием года. Приглашены были четыре тысячи гостей, включая дипломатический корпус в полном составе. На дамах были элегантнейшие туалеты и роскошные драгоценности. Рашель обратила внимание, что на жене советского посла было больше драгоценных камней, чем на ком-либо, и богатейшая шуба, хотя в Риме стояла теплая весна.Свадьба Эдды и ЧианоГалиаццо и Эдда поженились на следующий день. Обряд венчания состоялся в местной приходской церкви Сан-Джузеппе на Виа-Номентана. Муссолини отдавал невесту жениху, а князь Торлониа и Гранди расписались как свидетели со стороны Эдды.Журналисты и фотографы превратили невесту в фигуру национального и международного значения. Однако Эдда, сняв подвенечное платье, не стала одеваться моднее или причесываться более эффектно и приводила этим в отчаяние модные журналы и дома моделей. Она была рада на несколько месяцев скрыться от внимания публики, когда сразу после свадьбы Чиано был назначен итальянским консулом в Шанхае. А Муссолини с грустью попрощался с дочерью, потому что, даже когда семья жила в Милане и Карпене, он часто виделся с ней. Шанхай в 1930 году был далекой далью, за семью морями от Италии. Эдда Муссолини в Китае1 октября 1931 года он был обрадован телеграммой, известившей, что Эдда подарила ему первого внука, Фабрицио.На вилле Торлониа Муссолини вел размеренную жизнь. В отличие от многих государственных деятелей, таких, например, как Бисмарк, Черчилль или Сталин, Муссолини неработал по ночам, урывая для отдыха лишь часок днем. Рашель пишет, что он поднимался в 6 утра, делал физические упражнения, выпивал стакан апельсинового или грейпфрутового сока и отправлялся на верховую прогулку по территории виллы. Возвратясь домой, принимал душ, а затем завтракал фруктами, молоком и хлебом из непросеянной муки, выпивал немного кофе, хотя в позднейшие годы вовсе от него отказался. Потом он ехал в свой министерский кабинет и в 8 часов начинал работать. Проработав все утро, он делал в 11 часов краткий перерыв и съедал немного фруктов. В два часа дня он приезжал домой на ленч, обычно состоявший из небольшой порции спагетти с томатным соусом, свежих или тушеных овощей и большого количества фруктов.Полиция приносила ежедневные отчеты для Бенито МуссолиниМуссолини относился к фашистам в других странах настороженно и неоднозначно. В марте 1928 года он порадовал британских консерваторов утверждением, что «фашизм не является предметом экспорта». Однако когда в ряде стран стали развиваться правые движения, основанные на яром антибольшевизме, а во многих случаях и антисемитизме, и лидеры этих движений выражали свое величайшее восхищение им, он поощрял это, не становясь открыто их сторонником. И в октябре 1932 года он заявил, что в течение десяти лет вся Европа станет «фашистской или фашизируется».Он установил полусекретные связи с Мосли в Британии, с «Аксьон франсез» Шарля Мораса и Леона Додэ, а также другими фашистскими группами во Франции, с «Рексистами» Леона Дегрелля в Бельгии, с генералом Саканеллом Санхурхо и фалангисгским движением Антонио Примо де Ривера в Испании, с национал-социалистами Венгрии, с усташами Анте Павелича в Хорватии, с Константином Родзаевским, лидером русских фашистов, действовавших в изгнании в Харбине, в Маньчжурии. Было, однако, одно исключение. Он не хотел иметь ничего общего с нацистской партией Адольфа Гитлера в Германии. Восхищение Гитлера им не было взаимным.Однако, отказываясь поощрять немецких националистов, Муссолини с удовольствием дал серию интервью видному немецкому литератору Эмилю Людвигу, хотя некоторые итальянские фашисты уже писали о нем «Абрам Коган, именующий себя Эмилем Людвигом»Эмиль Людвиг. Муссолини принял его в Палаццо Венеция в огромном зале XV века, называемом зал Маппамонди. Когда Людвиг заметил, что Муссолини часто сравнивают с Наполеоном, дуче ответил, что сравнение это ошибочно, так как Наполеон положил конец революции, а он начал ее. Однако он не отрицал, что восхищается Наполеоном. Муссолини поделился с Людвигом, что преклоняется перед Юлием Цезарем. Это было отходом от традиций Рисорджименто. Так, например, Мадзини превозносил убийцу Цезаря — Брута, считая его справедливым тираноборцем. Людвиг поинтересовался у Муссолини: не стремился ли он походить на Цезаря? Муссолини ответил, что в какой-то степени это верно, но добавил, что Цезарю следовало бы заглянуть в бумагу, поданную ему на мартовские иды, в которой содержались имена заговорщиков, намеревавшихся его убить. Далее беседа снова перешла на Наполеона.Людвиг заметил, что многие упрекали Наполеона за то, что он расстрелял герцога Энгиенского. Муссолини возразил, что это так же абсурдно, как ставить в вину Цезарю то, что он казнил побежденного вождя галлов Верцингеторига. Великих людей нельзя обвинять в отдельных преступлениях. Людвиг и Муссолини коснулись также вопроса об антисемитизме. «Антисемитизма в Италии не существует, — подчеркнул Муссолини. — Итальянцы еврейского происхождения показали себя хорошими гражданами, и они храбро сражались на фронте».В годы фашистского правления Италия выдвинулась в первые ряды международного спорта. На Олимпийских играх в Лос-Анджелесе в 1932 году итальянские атлеты завоевали 9 золотых медалей. Теннисист барон де Стефани, умело игравший с обеих рук, постоянно оказывался в финале Уимблдона и открытых чемпионатов Франции. В боксе Примо Карнера выиграл звание чемпиона в тяжелом весе.

Тазио Нуволари считался одним из лучших автогонщиков. Италия даже смогла бросить вызов непобедимой английской футбольной команде, сыграв в мае 1933 года в Риме с англичанами вничью, 1:1. На матче присутствовал Муссолини. На следующий год Италия выиграла Кубок мира по футболу, в котором Англия не участвовала. Муссолини был на финальном матче в Риме, когда итальянская команда, отставая сначала на один мяч, победила Чехословакию со счетом 2:1 в дополнительное время. Это было триумфом фашистского спорта.Итальянская команда после победы над чехамиВеличайшего международного успеха Италия добилась в воздухе. Как только Муссолини пришел к власти, он сразу стал уделять большое внимание воздушному флоту: выделил его в отдельное оборонное министерство и постоянно увеличивал бюджетные ассигнования на его содержание и развитие. В ноябре 1926 года он назначил министром авиации энергичного Бальбо, который укрепил мощь итальянских воздушных сил и их международный престиж.Бальбо верил в стратегические теории Джулио Дуэ, в основе которых лежало убеждение, что новая война может быть выиграна только стратегическими бомбардировками, от которых нет защиты. В 1929 году Италия стала одной из сильнейших воздушных держав в мире, заняв четвертое место после Франции, Британии и Соединенных Штатов.Умберто Нобиле. 1926Фашистская пресса широко пропагандировала достижения генерала Умберто Нобиле, достигшего 24 мая 1928 года Северного полюса на дирижабле «Италия». К несчастью, возвращаясь домой, дирижабль упал и разбился во льдах. Нобиле остался невредим, а его дирижабль вмерз в лед. Авиаторы всех стран мира бросились его спасать. Знаменитый норвежский полярный исследователь Руаль Амундсен, первым достигший Южного полюса в 1911 году, погиб, разбившись на самолете во время попыток установить местонахождение Нобиле.Дирижабль «Италия»В течение шести недель первые страницы газет всех стран мира были посвящены отчетам о спасении Нобиле. Все это не очень нравилось Муссолини. Но самым обидным оказалось то, что Нобиле был спасен 12 июля советским ледоколом. Муссолини был раздосадован, но не поскупился на похвалы Нобиле и благодарности Советскому Союзу за его спасение.Бенито Муссолини за рулем самолета

Бальбо был гораздо удачливее Нобиле. В 1927 году он получил лицензию пилота и совершил ряд дальних перелетов. Муссолини мог с радостью демонстрировать миру в качестве министра авиации не стареющего политика, способного отвечать на парламентские запросы по своему ведомству по бумажке, подготовленной его подчиненными, а красивого лихого фронтовика, которому едва перевалило за тридцать, пилотирующего свой самолет и облетевшего полмира во главе своих эскадрилий. Международная пресса и публика восхищались авиатором Бальбо, забыв о его прошлых «подвигах» с касторкой, поджогами и убийством отца Миндзони.Совершив летом 1928 года перелеты над Англией, Францией и западным Средиземноморьем, в июне 1929 года Бальбо во главе 35 аэропланов вылетел по маршруту Афины — Стамбул — Варна — Одесса. В Одессе ему устроили пышный прием, и он был радушно встречен офицерами Военно-Воздушных Сил Красной Армии и другими советскими официальными лицами. Он писал Муссолини, что звуки «Интернационала», которые были ему так ненавистны после войны из уст бунтующих «разрушителей», крестьян Эмилии, в Одессе казались ему лучше, так как выражали русское национальное стремление к власти. Вернувшись в Италию, он написал, что, хотя большевики — это кровожадные азиаты, «они совершили революцию и защищают ее. Тот, кто имеет твердые политические взгляды, уважает столь же твердые убеждения других, особенно если с ними не согласен». У всех коммунистов и фашистов есть одна общая черта: они противостоят западным демократиям, которые «прогнили до мозга костей».В Соединенных Штатах его ждал потрясающий прием. Его приветствовали несколько высших военных чинов, в числе которых был полковник Дуайт Д. Эйзенхауэр. Его засыпали телеграфными лентами при проезде по Нью-Йорку, и в его честь была названа улица в Чикаго. Он был приглашен на чаепитие в Белый дом к президенту Франклину Д. Рузвельту, которыйсказал ему, что восхищен Муссолини в его борьбе за возрождение Италии и его ролью в международных делах. Рузвельт просил передать поздравления королю Италии, а государственный секретарь направил такую же телеграмму Муссолини. Бальбо тоже послал телеграмму Муссолини: «Во имя Дуче мы достигнем все поставленные цели».

humus.livejournal.com

Легионеры и центурионы: lord_k

lord_k (lord_k) wrote, 2008-10-21 11:49:00 lord_klord_k 2008-10-21 11:49:00
  • Location: @home
  • Mood: apathetic
  • Music: The Action - Something to Say
MVSN - Добровольная милиция национальной безопасности (Milizia Volontaria per la Sicurezza Nazionale) - была создана 1 февраля 1923 года. Ее костяком стали бывшие фронтовки-сквадристы, участники похода на Рим.Бустина - головной убор офицера MVSN, сменивший традиционную феску.Королевский декрет №1292 от 4 августа 1924 года провозгласил милицию частью вооруженных сил Италии. Особо оговаривалось, что все ее формирования обязаны быть верны королю и подчиняться тем же дисциплинарным принципам, что и Королевская армия.В декрете говорилось, что задача милиции состоит в охране общественного порядка и интересов Италии в мире. В случае полной или частичной мобилизации армии и флота члены MVSN подлежали призыву, - при сохранении организационной структуры.Сама структура была территориальной. Страну поделили на зоны, в каждой из которых было от трех до 12 легионов (полков). Легион составляли три когорты (батальона), состоявшие из трех центурий (рот). Центурия, в свою очередь, делилась на три манипулы (взвода), а манипула - на три сквадры (отделения). Во случае боевых действий три или более легиона образовывали дивизию.Медаль участника похода на РимВ 1927 году Бенито Муссолини писал:"Милиция - это цвет, аристократия, воплощение воинствующего духа фашизма. Тоталитарный режим осуществляет вооруженная партия. Указ о создании милиции стал свидетельством о смерти старого демо-либерального государства".Дуче с 1926 года занимал пост главнокомандующего MVSN, сменив Итало Бальбо - самого молодого из квадриумвиров. С этого момента практическое руководство деятельностью чернорубашечников осуществлял начальник главного штаба милиции.В этой организации, которая в начале своей деятельности насчитывала 139.000 человек, а к марту 1939 года (то есть к началу вторжения в Албанию) - 534.000, было не более 10% кадровых служащих. Остальные отдавали службе один-два дня в неделю, не считая военных сборов, игр и церемоний. Во т. н. "повторном завоевании Ливии" и в войне с Эфиопией чернорубашечники принимали участие вместе с регулярной армией. Быстрый рост численности MVSN был связан не только с милитаризацией Италией и вызван не только желанием молодежи увильнуть от службы в "настоящих" войсках. За годы правления Муссолини было создано множество вспомогательных вооруженных формирований, в первую очередь милиция ПВО, а также пограничная, береговая артиллерийская, портовая, железнодорожная, дорожная, почтово-телеграфная, университетская и лесная милиция. Все они комплектовались членами MVSN в возрасте от 18 до 50 лет. Как правило, одновременно формировались две центурии - одна из молодых призывников, другая из "стариков" начиная с 30-35 лет. Только в милиции ПВО к моменту вступления Италии во Вторую мировую войну числилось 180.000 человек, еще 30.000 служили в милиции береговой обороны.Текст присяги чернорубашечникаВ 1929 году организационная структура чернорубашечников изменилась - вместо 15 зон были созданы четыре группировки (raggruppamenti). В том же году, по заключении Латеранского пакта, милиция получила официального небесного покровителя. Им стал Святой Себастьян, легионер-великомученик.В Абиссинской войне официально участвовали семь дивизий чернорубашечников. Седьмая, Cirene, так и не побывала на фронте - когда пала Аддис-Абеба, формирование этой дивизии еще не закончилось. Всего в этой войне приняли участие 115.751 чинов MVSN. Потери составили менее 1% личного состава.Куда более весомые потери милиция понесла в Испании. Во время Гражданской войны на стороне генерала Франко воевал Итальянский добровольческий корпус первоначальной численностью 44.000 штыков, сформированный из армейской моторизованной дивизии Littorio и трех дивизий чернорубашечников. За два с лишним года в боевых действиях приняли участие 78.500 итальянцев. Союзники Франко потеряли 3819 человек убитыми, 12.000 ранеными. 3-я дивизия была расформирована после провала четвертого наступления на Мадрид, позже 1-я и 2-я объединены с дивизией "23 марта". После Гвадалахарской битвы итальянские генералы больше не планировали самостоятельных операций и действовали согласно оперативным планам испанских националистов. На последнем этапе войны широко практиковалось использование смешанных испано-итальянских соединений - т. н. "стрел" (flechas). В Каталонской операции (1938) участвовали три смешанных дивизии, подчинявшиеся командиру итальянского корпуса.Вскоре после провозглашения Италии империей MVSN пережила еще одну структурную реформу. Были восстановлены зоны, но теперь их было не 15, а 14. Рим стал особой зоной, где были сосредоточены специальные части, в том числе "мушкетеры дуче" - личная гвардия диктатора. От прочих чернорубашечников они отличались тем, что носили кители не серого, а черного цвета.В 1935 году дуче стал Первым почетном капралом MVSN. В 1937-м звание почетного капрала было присвоено новому союзнику Муссолини - Адольфу Гитлеру.Когда Италия захватила Албанию, были сформированы четыре легиона Албанской милиции. Поначалу в ней служили только итальянцы, но затем в легионы стали принимать и албанцев. То же самое произошло с семью легионами Африканской милиции - испытывая острый дефицит личного состава, командиры согласились на мобилизацию сомалийцев, эритрейцев и абиссинцев.10 июня 1940 года Италия вступила во Вторую мировую войну. Чернорубашечники принияли участие в боевых действиях на территории Франции, Греции, в Северной и Восточной Африке и на русском фронте, где впервые появились "батальоны М" - элитные ударные части MVSN. Иногда их называют "батальонами смерти", иногда "батальонами Муссолини".Знак участника Русской кампанииКрасная буква "М", нашитая на воротники их мундиров, была скопирована с подписи дуче, а в боевом марше пелось: "Батальоны дуче, батальоны смерти, созданные жизнью..." Эти батальоны были объединены в три группы - "Montebello", "Leonessa" и "Valle Scrivia", входившие в состав дивизий "3 января" и "23 марта".Потери ударных частей были очень высокими - 90% командиров батальонов, 70% офицеров и 55% нижних чинов погибли или были взяты в плен. Несмотря на это Муссолини выступал за формирование 142 чернорубашечных ударных групп численностью 650 штыков каждая. На практике было создано около сорока мобильных групп MVSN, которые никак не соответствовали требованиям, предъявляемым к элитным частям - они были обучены хуже солдат регулярной армии, отличались более низкой дисциплиной и несли тяжелые потери.Когда в Италии произошел государственный переворот, заканчивалось формирование новой, полностью моторизованной дивизии чернорубашечников "М". Маршал Бадольо, вспоминая июльские дни 1943 года, ставил себе в заслугу то, что ему удалось обеспечить полное бездействие чернорубашечников. Особой заслуги тут нет - Большой фашистский совет на своем 187-м и последнем заседании опередил маршала, сместив дуче в рамках легальной процедуры. Однако у MVSN в Риме были сосредоточены весьма значительные силы - 5700 человек, в большинстве своем прошедшие русский фронт, располагавшие 36 германскими танками и самоходными орудиями, 75-мм полевыми и 88-мм зенитными пушками. Они подчинялись начальнику главного штаба милиции Энцо Эмилио Гальбиати - ветерану фашистского движения, бывшему шефу университетской милиции и автору идеи ударных "батальонов М". Однако Гальбиати не выступил на стороне дуче. По некоторым сведениям, его уведомили о том, что "Муссолини будет арестован, но война продолжится", и таким сценарием ветеран был вполне удовлетворен. По другим данным, он готовил установление военного контроля над Римом, но его сбил с толку Дино Гранди. 26 июля Гальбиати встретился с Муссолини, который выразил возмущение "бездействием милиции перед лицом государственного переворота". Но было уже поздно.С переворотом 25 июля история чернорубашечников не заканчивается. В сентябре 1943 в Итальянской социальной республике остатки милиции вместе с карабинерами вошли в состав Национальной республиканской гвардии (GNR) - аналога MVSN. Уже 16 сентября германское командование распорядилось вернуть чернорубашечникам танки и "штуги". Была заново сформирована механизированная группа "Leonessa". Подразделения GNR принимали участие в боях с союзниками и итальянскими партизанами.#0 a82Центурион батальона "М". 1943. Реконструкция с сайта diggerhistoryЭмблемы с "автографом" МуссолиниНа Юге чернорубашечники, сохранившие верность королю, были переведены в состав обычных пехотных дивизий. Но не сразу, а только в 1944 году, по приказу Бадольо. До этого они, дислоцированные на островах Сардиния и Корсика, сохраняли свою серую форму с черными петлицами - но без фашистской символики.Командирская нашивка чернорубашечника.Аббревиатура FERT расшифровывается как один из девизов Савойского дома:"Вера да убережет наше Королевство"

PhotoHint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

lord-k.livejournal.com

Финал настоящего фашиста. - история в фотографиях

Profile

Name: история в фотографиях

Latest Month

July 2018

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

Entry Tags

1020-е, 1400-е, 1500-е, 1700-е, 1800-е, 1830-е, 1840-е, 1850-е, 1860-е, 1870-е, 1880-е, 1890-е, 1900, 1900-е, 1910--е, 1910-е, 1912-е, 1917, 1920, 1920-е, 1930-е, 1940, 1940--е, 1940-е, 1945, 1950-е, 1960, 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е, 1997, 2000-е, 2010-е, XIII век, XIX век, XVI век, XVII век, cемейный архив, Азия, Афганистан, Африка, Африка политика, Балканы, Батька Махно, Белое Движение, Белое движение, Ближний Восток, ВСХВ, Валуа, Великая Отечественная война, Великая Отечественная войнв, Великая война, Великая отечественная война, Виндзоры, Военная история, Восток, Вторая мировая, Вторая мировая война, Вторая мировая война. авиация, Втроая мировая война, Гражданская война, Гражданская война в США, Греция, Европа, Зачем - не знаю, Кавказ, Красный крест, Крым, Крымская война, Латинская Америка, Ливия, МГУ, Москва, НКВД, Николай II, ОГПУ, Первая мировая, Первая мировая война, Подмосковье, РККА, Романовы, Русско-японская война, СССР, США, Серебряный век, Средние века, Сталин, Сталинград, Сталинградская битва, Униформа, ХХ век, Халкин-гол, авация, авиация, авиация. флот, авто, авто-история, авторская фотография, авторские фотографии, агит, агитация, агитация ( историческая), агитация (историческая), актеры, актуальная история, алхимия, анархисты, анархия, аристократия, армия, артиллерия, артисты, археология, архитектура, балет, благотворительность, болезнь, броневики, бронепоезда, быт, быт. люди, видео, военная иситория, военная история, военная история. Первая мировая война, военная истрия, война, война в Афганистане, война в Корее, война в Чечне, война во Вьетнаме, вопрос, враги, всякая всячина, вторая мировая, выборы, выставки, геополитика, геральдика, герои, горо, города, города России, города СССР, города люди, гравюры, гражданская война, графика, даты, дворянство, демонстрации, деньги, деревня, дереыня, детвора, дети, детские игрушки, дипломатия, дирижабли, доброе, документы, дореволюционные фотографии, достояние человечества, драгоценности, еда, жандармы, железная дорога, железные дороги, женщин, женщина, женщины, жесть, живопись, животные, жизнь, жут, жуть, за, забавно, забавное, загадка, заговоры, зачем-не знаю, игры, игры. люди, изобретения, иконы, индейцы, интересно, интересное, интересное кино, искусство, искусствр, исория СССР, истори СССР, истории СССР, исторические события, история, история CCCР, история Австралии, история Австрии, история Америки, история Англии, история Аргентины, история Армении, история Афганистана, история Африки, история Белоруссии, история Болгарии, история Бразилии, история ВКП (б), история Великборитании, история Великбритании, история Великобритании, история Венгрии, история Вьетнама, история Германии, история Германии. маразматические заголо, история Германиилюди, история Германия, история Греции, история Грузии, история Европы, история Египта, история Израиля, история Индии, история Ирана, история Ирландии, история Испании, история Италии, история КНДР, история Камбоджи, история Канады, история Киева, история Китая, история Кореи, история Кубы, история Латвии, история Ленинграда, история Мексики, история Монголии, история Москвы, история Нидерландов, история Норвегии, история Пакистана, история Петербурга, история Петрограда, история Польши, история Польшы, история РККА, история РСФСР, история РФ, история Росс, история Росси, история России, история России. военная история, история Российской Федерации, история Россия, история Румынии, история ССР, история СССР, история СССР отдых, история СССР. кино, история СССС, история ССССР, история США, история США., история США? 1930-е, история Санкт-Петербурга, история Сербии, история Тайланда, история Тибета, история Турции, история Узбекистана, история Украины, история Финляндии, история Финляндии., история Франции, история Чехии, история Чехословакии, история Чили, история Швеции, история Эстонии, история Югославии, история Японии, история авиации, история дипломатии, история фотографии, истороия СССР, истрия Чехословании, истроия СССР, кавалерия, казачество, казни, казнь, карикатура, карикатуры, картины, картография, карты, катакомбы, катастрофы, кино, кладбища, книги, ко, коллаборанты, коллаборационисты, коллекционные фотографии, компромат, конструкторы, констукторы, космос, красавец-мужчина, краскомы, красота, криминал, криминалистика, курьезы, линчности, линчости, литература, личности, личности. детвора, личности. забавное, личность, личнсти, личости, любовь, люди, люди. Вторая мировая война, маразм, мастера фотографии, мебель, медицина, мемуары, мерзавцы, метрополитен, милиция, милосердие, миниатюры, мнение, мода, мода. животные, модераторское, монархия, монастыри, морархия, мото, мошенники, музеи, музыка, музыка. театр, на радость модераторам, на радость модератору, на усмотрение сообщников, на усмотрение ссобщников, награды, народный костюм, наука, нацизм, национальный костюм, наши герои, ненавижу, необычно, нет слов, новейшая история, ню, образование,

foto-history.livejournal.com

ДИКАЯ СТРАСТЬ БЕНИТО МУССОЛИНИ - МК

28.11.1999 в 00:00, просмотров: 7783

МК В ВОСКРЕСЕНЬЕ Клара Петаччи – последняя возлюбленная дуче, отдавшая за него жизнь. Вседозволенность и всевластие губят любовь. Это только кажется, что султан в своем гареме счастлив больше, чем скромный бухгалтер, который всю жизнь любит только одну женщину. Я вам расскажу историю, которую мне, в свою очередь, рассказал польский профессор психологии Тадеуш Ломисский, ученик Карла Густава Юнга. Услышал я ее впервые еще в те годы, когда сам психоанализ был под запретом в социалистическом лагере, и все с ним связанное вызывало нездоровое любопытство. История эта касается неизвестных сторон жизни Бенито Муссолини. Юнгу в свое время довелось наблюдать дуче в качестве пациента. Его врачебные записи считались уничтоженными самим доктором. Однако мой польский знакомый смог сохранить некие отрывочные сведения из истории болезни дуче. То, что он мне рассказал, было похоже на уникальную сказку любви, из редкой категории страшных сказок с плохим концом. Его расстреляли в длинной коричневой шинели, в которую он был одет лет за двадцать до того, как народ избрал его своим дуче. Рядом с ним валялось тело его подруги. Последние слова, которые он слышал, были вовсе не слова проклятия или ненависти — это были слова любви: "Не трогайте его, он наш дуче!", которые прокричала его Клара, прежде чем ее "прошила" автоматная очередь. По своей первой и единственной профессии Клара была портнихой и не знала, что искусство четко "строчить" свойственно не только швеям, но и военным автоматчикам. Она умерла как мученица, в длинном черном платье монахини, которое носила последние дни, надеясь, что таким образом сможет обмануть своих преследователей. По иронии судьбы, за свою недолгую жизнь она часто слышала себе в спину только злобное: "Проститутка". Их бросили там же, где они упали. Была только одна милость, которую оказали им партизаны. Они не стали расцеплять руки женщины, обвитые вокруг могучей шеи того, кого она называла "мой герцог" или "наш дуче". Даже в смерти от его распростертого тела веяло ощущением могучей силы. n n n Он действовал в любви как разбойник. Его первой женщиной стала монахиня, которую он изнасиловал, когда ему было семнадцать лет. Бенито хитростью заманил ее к себе в дом, лепеча что-то про своего умирающего дядю, которого надо срочно исповедовать. Затащил в свою спальню, вытащил из-за пазухи стилет и, угрожая убить себя (а не ее!), заставил несчастную женщину сбросить длинное черное платье монахини, похожее на то, в котором через сорок лет умрет его последняя любовница. Монахине, которая была старше его лет на сорок, он наплел грустную историю о своей сверхъестественной любви, которая длится почти год. Глядя в расширенные зрачки своей жертвы, он умудрялся ловко срезать стилетом хитроумные веревочные узелки, на которые было завязано нижнее белье женщины. Речь искусителя была чудом. Он почти убедил пожилую девственницу в том, что она совершит богоугодное дело, избавив несчастного паренька от мук страсти... Когда он встал со своего первого "брачного" ложа, монахиня даже не посмотрела на него. А он не сообразил, что бедная служительница церкви находится в глубоком шоке. На выходе у дверей своего дома он встретил двух легионеров, одетых в длинные коричневые шинели. Казалось, они с почтением посмотрели на молодого парня, ставшего мужчиной. Бенито решил, что это знак удачи. "Может быть, я буду править своим народом", — записал он в своем дневнике. Веря в уравновешивающую силу весов судьбы, своей второй женщиной он выбрал портовую шлюху, чтобы искупить связь с монашенкой. Самым загадочным в портовой девке были ее глаза — глаза умудренной страданием женщины, такие же, как у монахини. Он решил, что понял, как сделать счастливым свой народ. Попросту говоря: его надо было поиметь, по крайней мере, женскую половину, чтобы из их глаз хоть ненадолго исчезло страдание. После свидания с портовой шлюхой он записался в партию социалистов. "Народу надо дать удовольствия и возможность ругать своих хозяев, — продекларировал он в первом публичном выступлении. — И я знаю, как это сделать". Крепкий мужик, косая сажень в плечах, налитый кровью, точно бурдюк с вином, который вот-вот лопнет, коричневый бык — примерно в таких выражениях писали о нем в правой прессе. Он возбуждал в мужчинах ненависть, но женщины таяли в его объятиях как воск. Он не отличался особой изобретательностью в выборе мест встречи — пока он был не слишком знаменит, его вполне устраивали скамейки в городских парках поздно ночью или темные подъезды богатых домов, из которых через много лет он будет выселять богатых обитателей. И везде его будет преследовать образ человека в длинном коричневом пальто. Поймет ли он, что видел собственный призрак? n n n Со своей следующей пассией он познакомился на карнавале в городе Тренто. Вы можете себе представить огромную площадь, захламленную, как мусором, криками, бранью, площадной руганью. И все это музыкальное зловоние вдруг смывает струя чистого прозрачного девичьего смеха. Именно это чудо привлекло Бенито Муссолини. Он обернулся и встретился глазами с парой иссиня-черных глаз, горевших огнем. Огромная площадь сразу сузилась до размеров игольного ушка. Муссолини предстояло пройти через него, чтобы оказаться рядом с той, которая владела таким чудесным смехом. Женщина улыбнулась, в руках ее неожиданно оказался шутовской колпак с ослиными ушами, который она моментально натянула на голову Муссолини, и... мир снова разгладился ее звенящим, как сотни колокольчиков, смехом. Бенито стоял как зачарованный, а девушка, стремительно развернувшись на каблуках, исчезла в галдящей, кричащей, распевающей похабные песни толпе. Чистый родниковый ключ поглотил сухой мертвый песок. Впрочем, Бенито тут же увлек людской поток, в котором брань перемешалась с животным смехом. В своем дурацком колпаке он бросился плясать и вскоре забыл о встрече с красавицей. Они встретились через пару дней в огромном актовом зале, который арендовали итальянские социалисты для своих собраний. Ораторы сменяли друг друга. Среди них выделялся один — с горящим взором, с круглым небритым лицом портового грузчика. Он был в пиджачной паре и грубых стоптанных башмаках. Если бы не его блестящая речь, он, вероятно, отталкивал бы от себя. Но буквально бьющий через край темперамент делал его бандитскую физиономию привлекательной для публики. Когда он мыл руки холодной водой после своего выступления, кто-то дотронулся до его плеча. Бенито стремительно обернулся. Это была та самая девушка, которую он встретил во время карнавала. — Я вас довольно часто слушаю, — сообщила она. — Мне нравится, как вы говорите. — Как тебя зовут? — грубо спросил ее Бенито. — Ида Далсер, — беззвучно ответила женщина. Бенито тяжело задышал. Он не остыл еще после пламенной речи, ему виделись сотни горящих глаз, нацеленных на него в ожидании чуда. В тот миг сотни глаз сконцентрировались в глазах одной-единственной женщины. И она тоже ждала чуда. Бенито быстро оглянулся, не говоря ни слова, подошел к двери, накинул крючок на петельку. Его движения были не лишены своеобразной грации. Затем он грубо привлек к себе женщину. — Ты женат? — так же без звука спросила она его. — Нет, — ответил он. — У тебя есть дети? — Нет. Этот краткий диалог прозвучал как вечная клятва в любви. Дуче грубо привлек к себе женщину. Ее глаза были глазами его народа. n n n Без сомнения, движущей энергией Муссолини было честолюбие. Юнг считал, что дуче был честолюбив более, чем обычный человек. Но одного этого явно недостаточно, чтоб объяснить его стремительный взлет на вершину власти. Когда Юнга пригласили присутствовать на военном параде — его место оказалось рядом с Муссолини. Именно в тот момент ему показалось, что он открыл секрет диктатора. "Муссолини действует, — напишет позднее Юнг, — не через экстаз духа, как Гитлер. Но как кузнец с молотом в руке, вгоняющий Италию в желаемую форму, почти так же, как его отец, ковавший подковы". Точно так же он вгонял себя в любовь, полагая, что настоящему итальянцу надо иметь много любовниц. В итоге он стал жертвой представления нации об искусстве любви — об обязательном шуме и гаме в семейной жизни, о бьющих через край эмоциях, о выкриках "Падре мио" — короче, во всей этой бытовухе, в которой, по мнению северян-европейцев, рядовой итальянец находит очарование. n n n Десять месяцев спустя, ранним утром, Бенито приедет в маленький итальянский городок Аньелте на севере Италии. Его внимание привлечет оливковое дерево, которое собирались спилить крестьяне. Грубым окриком Муссолини запретит им губить дерево. Спустя тридцать лет именно у этого дерева его расстреляют, и одним из партизан, совершивших акт возмездия, окажется мужчина, который в молодости пытался срубить заветное насаждение. Кто знает, разреши Муссолини спилить дерево, может быть он не погиб бы под его кроной спустя много лет. Пролетка доставила Бенито мимо тонущих в листве яблоневых деревьев маленьких домиков, прямо к одному из них. На пороге его встретила женщина, с пятилетней девочкой на руках. — Эдда, поцелуй своего папочку! – радостно закричала женщина. Ребенок радостно протянул ручки к отцу. Дуче широко улыбнулся. — Доченька! Собрания отнимают у меня полжизни. Мать девочки смотрела на него ясным мечтательным взором. Внешне она напоминала тихо помешанную. Бенито вошел в дом, без промедления поднялся на третий этаж, не постучавшись, вошел в комнату. В ней находился старик, глядящий сквозь оконное стекло куда-то в сад, будто там на его глазах свершалось великое чудо. На столе позади него лежала газета, на которой был изображен Бенито рядом с целующей его Идой Далсер. Рука Иды обвивалась вокруг его шеи. Старик обернулся. — Ты должен навсегда оставить мою Ракеле и ее ребенка. — Это и мой ребенок тоже, – мрачно процедил Бенито. Старик прервал разговор красноречивым жестом — "вон из моего дома". Бенито с ненавистью посмотрел в глаза старика. В них сконцентрировались все враги великого дуче. Их надо было раздавить. – "Ракеле будет моей женой - сказал дуче. – Никогда, – ответил старик! – Сейчас – ответил дуче, и вы дадите нам письменное благословение. В противном случае..." — дуче сделал шаг по направлению к старику. Его единственный пиджак, в котором он выступал на собраниях, гулял на карнавале, обнимал женщин, был ему явно мал и при каждом шаге полв его задирались. Старик увидел за поясом Бенито стилет, которым тот много лет назад угрожал монахине. Бенито то же заметил взгляд старика. Рука его потянулась к клинку. "В противном случае, я вас убью, и Ракеле тоже". Вероятно, в этот момент от него пахло. Как рассказывал мне профессор, дуче, когда волновался, сильно потел. Старик тяжело вздохнул. Выхода не было. Он дал письменное согласие на брак своей дочери Ракеле Гвиди с Бенито Муссолини. Пятилетняя Эдда должна была иметь отца. В этот момент в Милане от бремени разрешилась Ида Далсер. Женщина была счастлива. Отцом ее ребенка был Бенито Муссолини, мужчина, для которого (как ей думалось) она оказалась первой женщиной, на которой он обещал жениться, и который благодаря ей впервые познал радость отцовства. n n n Ида Далсер узнала о том, что Бенито женился, из газет, положенных на стол кормилицей, рядом с кроваткой, в которой плакал их с дуче первенец, названный Бенито Албано Муссолини. В газете сообщалось, что гражданская связь дуче со своей будущей женой Рекеле Гвиди, от которой у него родилась девочка, длилась пять лет. Ида отшвырнула газету и выбежала из дому. Ординарец Муссолини, приставленный к ней, сообщил ей, что вождь находится в госпитале. Она в самом деле нашла Муссолини в больничной палате. Всю жизнь основатель фашизма мучился язвой желудка. Пол его палаты был покрыт черно-красным полотнищем. Дуче ходил по импровизированному ковру, который выглядел скорее большим стягом, в одних трусах и больших черных сапогах. Он больше не носил скромный гражданский пиджак. Его могучее тело облегал военный френч, впрочем, столь же тесноватый, как и пиджак. При малейшем движении китель топорщился и задирался по бокам. "Чего тебе?" — раздраженно спросил он Иду. Вместо ответа Ида молча положила перед ним газету. Дуче не стал ожидать, пока начнутся слезы или крики, или и то и другое одновременно. Рассказывают, что он моментально побагровел и выскочил из палаты в коридор, где находился его личный вооруженный охранник. Дуче выхватил из рук испуганного стража винтовку и, размахивая ею, как фаллической дубиной, влетел обратно в палату. Расширенные от ужаса глаза Иды только еще больше разозлили его. Наставив на нее дуло винтовки, он угрожающе прошипел: "Или ты уберешься вон навсегда, или я продырявлю тебе голову". Ида попятилась, уперлась спиной в стену и так по периметру, не поворачиваясь к Бенито спиной, стала медленно продвигаться к двери. У раскрытого окна она отклонилась чуть более, чем нужно. На какую-то долю секунды потеряла равновесие и, не удержавшись, спиной выпала в открытое окно третьего этажа. Однако она не погибла, задолжав смерти собственную жизнь. Ее долг отдал ее сын — альпинист Альбано Бенито Муссолини, погибший в Альпийских горах в 1942 году. Кто-то аккуратно срезал веревку, на которой висел сын Муссолини. Его мать скончалась в психлечебнице. Так Муссолини превратился в верного супруга. Впрочем, с Ракеле он продолжал жить порознь. В 1938 году в приморском городишке Остия во время одного из военных парадов, заменивших в фашистской Италии карнавалы, он познакомился с 17-летней девушкой по имении Клара Петаччи. Петаччи была дочерью обыкновенного сапожника, и с ранних лет ее игрушками были веревочки и нитки, из которых она мастерила себе кукол. Если бы она могла знать, что примет смерть от того, чем так любила играть... Муссолини не хотел излишних скандалов с Ракеле, поэтому предпочел явному роману тайную связь. Его ближайшие помощники писали в своих мемуарах, что частенько жители Рима по ночам могли любоваться некой машиной с открытым верхом, которая мчалась по ночным улицам Рима. За рулем сидел плотный мужчина, а рядом с ним — девушка в легком красочном платьице. Следом за машиной, как ее тень, мчалась точно такая же, набитая вооруженными людьми — охраной дуче. Клара, как некогда Ида, была готова дать Бенито все, что тот ни пожелает. Но тот ничего особенного от нее не жаждал. Разве лишь преданности, любви и полного отсутствия каких-либо претензий на замужество. Этого дуче позволить себе не мог ни при каких обстоятельствах. Их страстный роман длился до самого апреля 1945 года... Стоя у масличного дерева, каким-то чудом выросшего в северных широтах, в ожидании расстрела, Клара не думала, что ее последние слова станут достоянием гласности. Она всю жизнь вела тихую, скромную жизнь. Единственной ее страстью были речь и глаза дуче. Они гипнотизировали ее, и до самого последнего вздоха она хотела защитить их от уничтожения. Говорят, что партизаны не собирались ее убивать. Но она сама бросилась к своему любовнику с криком: "Не трогайте его!". Заслонила дуче от первой серии пуль. И умерла почти мгновенно, успев обнять того, кому отдала свою жизнь. Следующая очередь пришлась по тому, кто этого давно заслужил. Муссолини моментально умер. Его знаменитый дар гипноза из реальности стал частью легенды о дуче. Впрочем, большинство мужчин его всегда ненавидело, возможно, за то, что на него так были падки их жены. Чтобы сделать его смерть более ужасной, партизаны погрузили мертвого дуче и его подругу на грузовик, причем руки Клары не смогли отцепить от шеи любовника, и в таком виде доставили в Бонцанито, где в присутствии большой толпы зевак вторично расстреляли уже мертвого вождя и его любовницу. Затем их подвергли ритуальной смерти третий раз. Подвесили за ноги и оставили висеть на несколько суток — в назидание потомству. Самое интересное, что спустя годы эта жуткая история кровавого диктатора по воле случая превратилась в не менее страшную историю любви, в которой пальма первенства отошла к героической девушке Кларе, загипнотизированной своим мрачным любовником. А дуче досталась роль второстепенного злодея, который прошел мимо чуда любви стольких женщин, даже не заметив, что именно их любовь сделала его бессмертным.

www.mk.ru

Казнь дуче... - sandinist

28 апреля – Казнен Бенито Муссолини (1883-1945).

27 апреля 1945 года Дуче был захвачен партизанами вместе с любовницей Кларой Петаччи. На следующий день небольшой отряд во главе с "полковником Валерио" (Вальтер Аудизио) забирает Муссолини и Клару Петаччи из рук партизан. И в 16 часов 10 минут их расстреливают на окраине деревни Меццегра.

Мертвые тела дуче и его любовницы, как и тела шести других фашистских иерархов, перевозят в Милан, где подвешивают за ноги к перекрытиям бензоколонки на площади Лорето. Лицо бывшего диктатора обезображено до неузнаваемости. После этого веревки подрезали, и тела некоторое время лежали в сточной канаве.

1 мая Муссолини и Петаччи были похоронены на миланском кладбище Музокко (Симитеро Маджиоре), в безымянной могиле на участке для бедных.

В Пасху 1946 года тело Муссолини было эксгумировано и похищено тремя неофашистами под руководством Доменико Леччизи. Тело было найдено в августе того же года, однако оставалось непогребенным в течение 10 лет из-за отсутствия политического консенсуса. В настоящее время Муссолини покоится в фамильной крипте в родном городе Предаппио.

Вальтер Аудизио ("Полковник Валерио")

Вальтер Аудизио о последних часах Муссолини:

Успехи войск союзников в конце второй мировой войны не оставили Муссолини ни малейших шансов сохранить власть. Дуче бежал. В апреле 1945 года партизаны захватили его близ итало-швейцарской границы, переодетого в форму немецкого солдата. Решено было казнить Муссолини. Операцией командовал "полковник Валерио" - один из руководителей итальянского движения Сопротивления Вальтер Аудизио (1909-1973). Его воспоминания о последних часах Муссолини были опубликованы только после кончины Аудизио.

"Полковник Валерио" задержал Муссолини обманом: сказал ему, что послан, чтобы тайно его освободить и переправить в безопасное место. Дуче поверил.

В машине, которая везла Муссолини и его любовницу Клару Петаччи, вместе с Аудизио были шофер и двое партизан - Гвидо и Пьетро. Увидев подходящее для казни место, Аудизио приказал шоферу машины остановиться. Дальнейшее "полковник Валерио" описывает так:

"...Я пошел вдоль дороги, желая убедиться, что в пашу сторону никто не едет.

Когда я вернулся назад, выражение лица Муссолини изменилось, на нем были заметны следы страха. Тогда Гвидо сообщил мне, что он сказал дуче: "Малина кончилась".

И все же, внимательно посмотрев на него, я уверился, что у Муссолини пока зародилось лишь подозрение. Я послал комиссара Пьетро и водителя в разные стороны метрах в 50-60 от дороги и приказал им следить за окрестностями. Затем я заставил Муссолини выйти из машины и остановил его между стеной и стойкой ворот. Он повиновался без малейшего протеста. Он все еще не верил, что должен умереть, еще не отдавал себе отчета в происходящем. Люди, подобные ему, страшатся действительности. Они предпочитают игнорировать ее, им до последнего момента достаточно ими же самими созданных иллюзий.

Сейчас он вновь превратился в усталого, неуверенного в себе старика. Походка его была тяжелой, шагая, он слегка волочил правую ногу. При этом бросалось в глаза, что молния на одном сапоге разошлась.

Затем из машины вышла Петаччи, которая по собственной инициативе поспешно встала рядом с Муссолини, послушно остановившимся в указанном месте спиной к стене.

Прошла минута, и я вдруг начал читать смертный приговор военному преступнику Муссолини Бенито:

"По приказу Корпуса добровольцев свободы мне поручено свершить народное правосудие". Мне кажется, Муссолини даже не понял смысла этих слов: с вытаращенными глазами, полными ужаса, он смотрел на направленный на него автомат. Петаччи обняла его за плечи. А я сказал: "Отойди, если не хочешь умереть тоже". Женщина тут же поняла смысл этого "тоже" и отодвинулась от осужденного. Что касается его, то он не произнес ни слова: не вспомнил ни имени сына, ни матери, ни жены. Из его груди не вырвалось ни крика, ничего. Он дрожал, посинев от ужаса, и, запинаясь, бормотал своими жирными губами: "Но, но я... синьор полковник, я... синьор полковник".

Даже к женщине, которая металась рядом с ним, бросая на пего взгляды, полные крайнего отчаяния, он не обратил ни слова. Нет, он самым гнусным образом просил за свое грузное, дрожащее тело. Лишь о немой думал, об этом теле, которое поддерживала стена.

Я уже говорил раньше, что проверил свой автомат в доме Де Мария. И на тебе - курок нажат, а выстрелов нет. Автомат заклинило. Я подергал затвор, вновь нажал курок, но с тем же результатом. Гвидо поднял пистолет, прицелился, но - вот он рок! - выстрела не последовало. Казалось, что Муссолини этого не заметил. Он больше ничего не замечал.

Я вновь взял в руки автомат, держа его за ствол, чтобы использовать как дубинку, поскольку, несмотря ни на что, все еще ожидал хоть какой-нибудь реакции с его стороны. Ведь всякий нормальный человек попытался бы защищаться, однако Муссолини был уже невменяем. Он продолжал заикаться и дрожать, по-прежнему неподвижный, с полуоткрытым ртом и безвольно опущенными руками.

Я громко позвал комиссара 52-й бригады, который тут же подбежал ко мне со своим автоматом в руках.

Тем временем прошло уже несколько минут, которые любой осужденный на смерть использовал бы для попытки, пусть даже отчаянной, к бегству, попытался бы по крайней мере оказать сопротивление. Тот, кто считал себя "львом", превратился в кучу дрожащего тряпья, не способного ни к малейшему движению.

В тот короткий отрезок времени, который понадобился Пьетро, чтобы принести мне автомат, мне показалось, что я нахожусь о Муссолини один на один.

Был Гвидо, внимательно следящий за происходящим. Была Петаччи, которая стояла рядом с "ним", почти касаясь его локтем, но которую, однако, я не принимал в расчет. Нас было только двое: я и он. В воздухе, наполненном влагой, стояла напряженная тишина, в которой отчетливо слышалось учащенное дыхание осужденного. За воротами, среди зелени сада, виднелся край белого дома. А далеко в глубине - горы.

Фамильная усыпальница

Если бы Муссолини был в состоянии смотреть и видеть, в поле зрения попала бы полоска озера. Но он не смотрел, он дрожал. В нем не было больше ничего человеческого. В этом мужчине единственными человеческими чертами были спесивая чванливость и холодное презрение к слабым и побежденным, появлявшиеся лишь в минуты триумфа. Сейчас рядом с ним не было придворных главарей и маршалов. На его лице присутствовал лишь страх, животный страх перед неизбежностью.

Осечка автомата, конечно, не дала Муссолини даже проблеска надежды, он уже понимал, что должен умереть. И он погрузился в это ощущение, как в море бесчувствия, защищавшее его от боли. Он не замечал даже присутствия той, которая была его женщиной.

Я же не ощущал больше никакой ненависти, понимая лишь, что должен свершить справедливость за тысячи и тысячи мертвых, за миллионы голодных, которых предали. Став снова напротив него с автоматом в руках, я выпустил в это дрожащее тело пять выстрелов. Военный преступник Муссолини, опустив голову на грудь, медленно сполз вдоль стены.

Петаччи, оглушенная, потеряв рассудок, странно дернулась в его сторону и упала ничком на землю, тоже убитая.

Было 16 часов 10 минут 28 апреля 1945 года".

sandinist.livejournal.com

Марш на Рим: первый миф фашизма

28 октября 1922 года колонны фашистских бойцов — чернорубашечников Муссолини — двинулись на Рим с требованием передать им власть в стране. Король Виктор Эммануил III не решился ввести чрезвычайное положение и использовать армию для восстановления порядка. Марш на Рим стал первой крупной победой Муссолини, положившей начало его стремительному восхождению к вершине абсолютной власти в Италии. Это событие оставляет немало вопросов. Почему король спасовал перед надвигающейся угрозой? Какую роль в событиях сыграл Муссолини? Как такой переворот стал вообще возможен?

Создание фашистской партии

Отправной точкой октябрьских событий можно считать третью конференцию фашистской партии, прошедшую в ноябре 1921 года. Бенито Муссолини использовал этот случай, чтобы превратить набиравшее популярность движение в национальную политическую партию. В каждой провинции партийный лидер получал титул «рас» и имел абсолютную власть над другими членами партии. До фашистов термин «рас» использовался для обозначения абиссинских принцев. Национальная фашистская партия (НФП) должна была стать гарантом порядка и стабильности в стране. Чтобы укрепить свои политические позиции, Муссолини заявил в речи к делегатам съезда о прекращении антицерковного и антимонархического противостояния:

«Я не сожалею, что когда-то был социалистом, я сжёг все мосты в прошлое и не чувствую ностальгии. Наша цель — не ввести социализм, но оставить его позади. Массы должны победить… мы искренне желаем служить им, обучать их, но мы будет и пороть их, когда они будут допускать ошибки. Мы хотим поднять интеллектуальный и моральный уровень итальянцев, чтобы они вошли в историю как великий народ. В то же время, мы таким образом предупреждаем их, что на кону стоят интересы нации… рабочие и средний класс должны занять места на галёрке. Я призываю всех вас оставаться преданными фашизму».

На конференции также рассмотрели и приняли пространный политический документ — «Новую программу Национальной фашистской партии». Привлекательность программы была в том, что она предлагала что-нибудь каждому итальянцу, независимо от статуса и бывшей партийной принадлежности. Однако общая перспектива светлого будущего таила в себе неочевидные ловушки: интересы государства ставились выше прав личности, в угоду промышленности вводился запрет на забастовки, предусматривалась общая воинская повинность. Эти пункты, казавшиеся в тот день не принципиальными, позже позволили Муссолини установить в стране диктатуру и ввергнуть итальянский народ в пучину сражений Второй мировой войны на стороне гитлеровской Германии.

Крах парламентской коалициады

В феврале 1922 года парламент Италии потерпел очередную неудачу в попытке сформировать многопартийную коалицию. Более того, не было единства внутри самих партий: либеральная партия раскололась на четыре фракции, среди популистов выделились сторонники и противники альянса с фашистами, ряды католиков всколыхнуло избрание нового папы римского. Пий XI, прежде исполнявший обязанности нунция в Польше, вынес оттуда глубокую неприязнь к большевикам; позже, будучи архиепископом Милана, он благословил знамёна фашистов. Социалисты оказались в меньшинстве, потеряв даже поддержку коммунистов. Полгода спустя их призыв к забастовке против фашизма обернулся для Италии настоящей катастрофой.

Парламентский паралич и серьёзные разногласия внутри рабочего движения предоставили Муссолини отличную возможность для политического прорыва. Благодаря регулярным взносам промышленников в землевладельцев фашистская партия могла наращивать обороты пропагандистской машины и повышать эффективность своих действий. Однако Муссолини понимал, что опрометчивая жестокость чернорубашечников может сплотить народ вокруг его политических противников и положить конец распространению фашизма. Он продолжал вести переговоры с парламентариями и заверять средний класс в том, что цель НФП — восстановить порядок в стране, поспособствовать росту экономики и усилению роли Италии на мировой арене.

Муссолини играет ва-банк

Когда угроза демократической коалиции стала реальной, Муссолини решил отбросить лишнюю осторожность и начал планировать «Марш на Рим». Умеренные фашисты встретили эту идею с опаской, в то время как у радикальных активистов она вызвала бурное оживление. Состав НФП был неоднородным, ряд её сторонников убеждали Муссолини силой захватить власть ещё в начале 1922 г. К апрелю ему удалось оттеснить их на второй план, но с влиятельными лидерами типа Дино Гранди и Итало Бальбо по-прежнему приходилось считаться: у них было достаточно авторитета, чтобы самостоятельно действовать на местах. Они были настроены не только терроризировать политических противников из лагерей социалистов и католиков, но и бросить вызов самому государству. Например, в мае Бальбо вместе с 50 тысячами безработных захватил Феррару и отказывался освободить город, пока правительство не согласилось предоставить ему финансирование. Две недели спустя пришёл черёд Болоньи: фашисты потребовали отставки нелояльного префекта, правительство снова пошло на попятную.

​Эмилио де Боно, Бенито Муссолини, Итало Бальбо и Чезаре Мария де Векки https://upload.wikimedia.org - Марш на Рим: первый миф фашизма | Военно-исторический портал Warspot.ruЭмилио де Боно, Бенито Муссолини, Итало Бальбо и Чезаре Мария де Веккиhttps://upload.wikimedia.org

Захват Римини и Равенны переполнил чашу терпения антифашистских сил: социалисты призвали народ Италии к всеобщей забастовке 31 июля. Фашистам это было только на руку. Они предупредили премьер-министра, что в случае если правительство не предпримет решительных действий, они подавят протесты рабочих собственными силами. Репутация «партии закона и порядка» стремительно взлетела в глазах промышленников и среднего класса. Именно фашисты, а не безвольное правительство, представлялись им гарантами стабильности и защитниками от большевицкой угрозы. Уже 3 августа левые потерпели фиаско: забастовка была прекращена, социалистическое движение потеряло свои позиции и распалось. После этого фашисты захватили Анкону, Ливорно, Геную и Милан. В Тренто и Больцано они потребовали от властей принять меры против немцев в Южном Тироле и разобраться со «сторонниками Австрии» в Трентино. К октябрю 1922 г. только в Турине и Парме сохранились очаги сопротивления фашизму. За вычетом Апулии, юг Италии избежал насилия: полиция не препятствовала чернорубашечникам.

Фашистское движение набирает силу

На протяжении лета 1922 г. Муссолини исполнял две политические роли. В качестве дуче фашизма и редактора газеты Il Popolo d’Italia он восторженно воспевал «победы» чернорубашечников. В то же время, будучи лидером НФП, Муссолини вёл переговоры с ведущими политиками Италии. Он всеми силами старался убедить их в своём желании вернуть стабильность в страну, заверяя, что бороться за власть будет только легальными методами. Муссолини был достаточно проницателен, чтобы понимать: правительство, полиция и армия при желании смогут быстро расправиться с фашистским движением, поэтому действовать нужно было коварно и решительно.

3 октября 1922 г. газета Il Popolo d’Italia опубликовала устав и присягу новой фашистской милиции; страна была поделена на военные зоны; частная армия полностью перешла в распоряжение фашистских лидеров. Правительство по-прежнему не вмешивалось. Премьер-министр Луиджи Факта был человеком честным и здравомыслящим, но практически не способным на решительные действия. То же можно сказать и об армии, военная монополия которой была теперь под угрозой. Среди военнослужащих многие симпатизировали чернорубашечникам: шестеро генералов позже приняли участие в марше на Рим.

Поход на Рим

24 октября 1922 года торжествующий Муссолини обратился к большому собранию людей в театре Сан Карло в Неаполе:

«Господа, эту проблему следует решать с позиций силы. В моменты исторического противостояния интересов и идей именно сила определяет победителя. Вот почему мы собрали, мощно экипировали и твёрдо дисциплинировали наши легионы. Если исход противостояния решится на уровне силы, победа будет за нами!»

В конце речи фашистские делегаты аплодировали стоя и скандировали: «A Roma!» — «В Рим!» Это был исход, которого так желал Муссолини. Почуяв неладное, премьер-министр Факта предложил включить в правительство фашистов, но Муссолини не хотел играть на вторых ролях. Он объявил своим сторонникам, что не собирается приходить к власти «через дверь для прислуги», но устроит вместо этого фашистский переворот, приведя в Рим десятки тысяч чернорубашечников. Общую ответственность за марш дуче возложил на своих лейтенантов — «квадрумвиров» Итало Бальбо, Микеле Бьянки, Эмилио де Боно и Чезаре де Векки. Перед маршем на Рим они выпустили заявление, разъясняющее их намерения:

«Фашисты! Итальянцы! Время решительных действий пришло. Сегодня армия чернорубашечников вновь захватит искалеченную победу и пойдёт прямиком в Рим, неся ему обратно славу Капитолия. Военный закон фашизма сейчас становится фактом… следуя приказу дуче, военное, политическое и административное управление присваиваются квадрумвирам. Армия, щит нации, не будет принимать участие в этой борьбе… более того, фашизм марширует не против полиции, но против политического класса одновременно коварного и тупоголового, который за четыре долгих года не смог дать нации правительство. Фашисты Италии! Мы должны победить и мы победим!»

Однако тактика Муссолини не ограничивались «борьбой с позиций силы», как он стремился представить это своим сторонникам-фашистам. Утром 26 октября лидер НФП вернулся в Милан, чтобы продолжить переговоры о формировании коалиционного правительства. Фактически переговоры продолжались до 29 ноября, и всё это время Муссолини не был уверен в том, стоит ли вести чернорубашечников в Рим. В то же время, готовые к действию квадрумвиры расположились в гостинице в Перудже. 27 октября они потребовали от префекта сложить с себя полномочия, что он и сделал. Фашисты заняли почтовое отделение, здания полиции и городской администрации, нигде не встретив сопротивления. Аналогичные инциденты происходили по всей северной Италии.

Несостоявшийся штурм

Король Виктор Эммануил III вернулся в Рим вечером 27 октября. Премьер-министр Факта в отчаянии призвал его объявить военное положение и использовать армию для защиты города. Король представлял, что максимум он сможет собрать 12 тысяч солдат, в то время как многие генералы с ужасом говорили ему о приближении «ста тысяч чернорубашечников». Стоит отметить, что среди военных советников нашёлся и убеждённый противник фашизма — генерал Пьетро Бадольо. Он заверил короля, что в случае необходимости армия моментально восстановит порядок в городе. Эти слова соответствовали действительности: на деле фашистов было не 100, а 20–30 тысяч. Они шли четырьмя отдельными колоннами, приближаясь к городу с разных сторон. Большинство чернорубашечников были плохо вооружены и измотаны, голод и проливные дожди заставили некоторых из них вернуться домой. Колонны фашистов остановились на расстоянии 30–40 километров от Рима в ожидании приказа идти на штурм, которого так и не последовало.

Теоретически Виктор Эммануил мог ввести чрезвычайное положение, мобилизовать армию и разгромить чернорубашечников. Но он понимал, что ситуация зашла слишком далеко: итальянские города, не чувствуя авторитета центральной власти, сдавались фашистам без боя. В этих условиях необдуманные действия могли привести к гражданской войне. Не стоит забывать и про неуклонный рост популярности Муссолини среди самых разных слоёв населения — от безработных до крупных промышленников и общественных деятелей. В итоге вечером 28 октября король попросил бывшего премьер-министра Антонио Саландру сформировать правительство, в котором будет представлена НФП.

Всё это время Муссолини находился в редакции своей газеты в Милане: он оставался поблизости швейцарской границы на случай, если дела пойдут худшим образом, и ему придётся бежать. Утром 29 октября ему сообщили по телефону, что король хочет встретиться в Риме и обсудить требования фашистов. Дуче этого показалось мало: он потребовал назначить себя премьер-министром и прислать телеграмму с приглашением в столицу. Только когда все гарантии были получены и Муссолини смог почувствовать себя в полной безопасности, он решился покинуть редакцию родной газеты и перейти к активным действиям. Дуче прибыл в Рим ночным поездом, утром 30 октября облачился в чёрные рубашку и штаны и устроил памятную фотосессию в «захваченной» столице Италии вместе с беспрепятственно вошедшими в столицу отрядами фашистов.

Список использованной литературы:

  1. Смит Д. М. Муссолини. М., 1995.
  2. John Whittam. Fascist Italy. Manchester University Press, 1995.
  3. Francis Ludwig Carsten. The Rise of Fascism. University of California Press, 1982.
  4. David Evans. Mussolini's Italy. Hodder & Stoughton, 2005.
  5. Giuseppe Finaldi. Mussolini and Italian Fascism. Routledge, 2008.

warspot.ru


Смотрите также