Мужской костюм. Шапки горцев


Кавказские папахи. Виды, особенности и как правильно их выбрать.

Посоветуйся с папахой

Папаха – это национальный головной убор, который был широко распространён у народов Кавказа, а также казаков в Средней Азии.

Именно про этот головной убор жителями гор придуманы поговорки вроде «Папаха – не для тепла, а для чести», «Если не с кем посоветоваться — посоветуйся с папахой» и т. д. Эта шапка для горцев всегда имела, и имеет по сей день, подчёркнутую важность. Широкое распространение среди нардов Кавказа папаха получила в конце XIX – начале ХХ веков. У знатного человека в арсенале должно было иметься несколько разных папах. Их тщательно берегли от разных вредителей, и осторожно за ними ухаживали. Каждый зрелый кавказский мужчина имел в своем гардеробе минимум три папахи – одну для повседневного пользования, вторую – для свадеб, третью – для траурных мероприятий.

Особые породы коз и овец

Чаще всего, для изготовления этих шапок использовали овечью шерсть, реже – шерсть особых пород коз. У нас в магазине вы можете купить папаху из козьей или овечьей шерсти. Наиболее популярными были длинношерстные папахи,  из шкур особых баранов, которые давали длинное, мягкое и шелковистое волокно. Пастухи, носившие такие папахи, могли использовать их в качестве подушек, так как на них было комфортно спать. Эти шапки считались повседневным головным убором. Парадными же были длинношерстные папахи, сделанные из шерсти коз крайне дорогой ангорской породы, которая на шапки шла довольно редко.

Однако, бессменной классикой и роскошью считались, и считаются до сих пор, каракулевые папахи, которые делаются из шкур молодых ягнят. Также эти шапки называются «бухарскими». В отличие от папах с длинным ворсом, которые по большей части так и остались атрибутом горцев, каракулевые прочно вошли в обиход казаков из разных войск. Впрочем, многие из них делались из иного материала, схожего по виду с каракулем, но отличным по своему составу и происхождению. Кстати, настоящую каракулевую папаху видно сразу – шерсть на ней долго не портится если правильно за ней ухаживать, а все завитки остаются на месте, даже если очень сильно сминать и трепать шапку. При прямых солнечных лучах, шерсть на каракулевой папахе переливается и сияет, а на ощупь она мягкая, как шёлк.

Предмет особой гордости

Суть папахи в том, чтобы увеличить рост человека, сделать его стан более гордым и мужественным. Для народов Кавказа эта шапка была значительным предметом гордости. Размеры их нередко варьировались в зависимости от того, насколько желал выделятся среди окружающих её обладатель. А потому, кавказские горцы, часто пытались перещеголять друг друга высотой папах.

Сбить шапку с головы считалось невиданным оскорблением, которое могло окончиться кровопролитием. Папаху вообще редко снимали, только в особых случаях. Если человек, к примеру, что-то просил, он не оголял голову, это делалось лишь в том случае, если речь шла о прощении кровной мести. Например, Махмуд Эсамбаев был единственным депутатом Верховного совета СССР, которому разрешалось находиться в папахе во время заседаний.

Кстати, у дагестанцев папаха некоторое время служила средством объяснения с любимой. Строгие порядки гор запрещали молодым людям встречаться открыто. Идти свататься «без предупреждения» многие молодые люди боялись – вдруг откажут. Поэтому, чтобы понять, интересен ли юноша своей возлюбленной, он незаметно подкрадывался к окну или балкону девушки и забрасывал туда папаху, как говорили, «в разведку». Если дама сердца оставляла её у себя, то можно было с полной уверенностью отправлять сватов к будущей невесте, а если головной убор отвергался и выбрасывался обратно владельцу, то ему приходилось искать счастья в других окнах.

Казачьи папахи

От кавказских горцев папаху переняли и казаки. Эти шапки в Донском, Астраханском, Оренбургском, Семиреченском и Сибирском казачьих войсках служили обязательным предметом обмундирования. Их главная цель была в том, чтобы защитить бойца во время сражения. Папахи шили из меха медведя, барана и волка, а кроме того, внутрь вставляли металлические проволоки, что существенно смягчало удары сабель, секир и прочего холодного оружия. Кстати, в некоторых войсках, солдаты вкладывали металлические пластины в шапки непосредственно перед боем. Казачья папаха при этом становилась довольно тяжелой, так что носить её в мирное время было крайне неудобно.

Технически к шапке прикреплялся особый колпак, в который был вложен стальной каркас. эта конструкция называлась «тумак». Многие филологи связывают выражение «надавать тумаков» с этим видом папах. «Надавать тумаков» – значит, побить шапкой. Дело в том, что папаха с тумаком служила не только защитой, но и оружием: ею можно было отбиваться, и серьёзно ранить неприятеля, когда дело доходило до рукопашной схватки.

Цвета казацких папах в дореволюционное время могли быть разных оттенков, за исключением белого, а в период военных действий – черного цветов. Также запрещалось носить папахи ярких оттенков. По большому счёту, вид и форма папах была практически одинаковой во всех войсках – они были чаще всего цилиндрической формы, реже конусообразные. Отличался только верх – «крышка» папахи.

Она могла быть разного цвета, в зависимости от войска и военного чина. Например, вахмистрам, урядникам и юнкерам верх папах расшивали крестообразной тесьмой белого цвета, а на офицерские, кроме тесьмы, нашивали ещё и галун по прибору. У Донских казаков папахи имели красный верх, на котором обязательно вышивался крест, как знак православной веры, Кубанские казаки расшивали верх папахи также красным цветом, но без креста, а, к примеру, Терские казаки – синим. Забайкальские Уссурийские, Уральские, Амурские Красноярские и Иркутские военные части обязывали солдат носить папахи чёрного цвета из бараньей шерсти, и обязательно с длинным ворсом.

После революции

Долгое время папахи были важным элементом одежды и униформой. Но после революции, чтобы уничтожить любые связи с царской Россией, казачьи войска заставили сменить папахи на будёновки. Правда, долго навязанная мода не продержалась, и к 1936 году папахи снова вернулись – казаки стали носить невысокие, как прежде, и исключительно чёрные головные уборы.

Что же до народов Кавказа, то у них папаха претерпевала крайне мало изменений. Заменить, или, тем более, отменить её ношение для горцев ни в какие времена было практически невозможно. Сегодня на Кавказе в большой чести мастера, шьющие традиционный головной убор. Дело прадедов продолжают многие умельцы, и большинство из них c удовольствием отмечают, что молодёжь стала всё больше тянуться к своей истории и обзаводиться, по крайней мере, одной традиционной папахой.

Выбрать и купить настоящую кавказскую папаху вы можете в магазине "Кавказ-Этно". На нашем сайте представлен широкий ассортимент папах высочайшего качества по доступным ценам – горские папахи, казацкие папахи, папахи из каракуля, папахи из козьей и овечьей шерсти.

etno-shop.ru

Мужской костюм. Повседневная жизнь горцев Северного Кавказа в XIX веке

Мужской костюм

Мужской костюм у разных народов Дагестана имел много общего. Аварский бешмет «гутгат», кумыкский «къаптал», даргинский «къаптан», «минтана», лакский «ава», лезгинский «валчаг» имели лишь некоторые локальные особенности. Похожими были черкески (аварская, лакская и лезгинская «чукъа», кумыкская «чепкен», даргинская «сукъбан»), головные уборы, обувь. Всюду в Дагестане носили андийские и аварские бурки, войлочные плащи и т. д.

«Обыкновенный костюм дагестанского горца, - писал историк Н. Дубровин, - составляют: нанковой или темно-синей чадры (материя вроде бязи) короткая рубаха; такие же суконные шаровары, весьма узкие внизу, нанковый бешмет и черкеска из серого, белого или темного домашнего сукна, с патронами на груди. Бешмет застегивается крючками, а черкеска, обрисовывающая стройную талию мужчины, туго перетягивается кожаным поясом с металлическими украшениями, а у людей богатых и зажиточных с серебряным убором. Спереди на поясе висит кинжал: у богатого оправленный в серебро, а у бедного без всякой оправы. Кинжал не снимается никогда, даже дома. Туземец скинув черкеску, опоясывает себя поясом с кинжалом поверх бешмета. На голове горец носит длинную остроконечную шапку, но преимущественно употребляет папах, сшитый довольно грубо из длинных и косматых овчин. Овчинный, закругленный сверху, с отвороченными внизу краями, образующими особый околыш, и составляет папах, верх которого покрывают сукном очень немногие».

П. Петухов, автор «Очерка Кайтаго-Табасаранского округа», помещенного в одном из номеров газеты «Кавказ» за 1867 год, утверждал, что «обыкновенная одежда жителей состоит из грубого холщового белья домашнего приготовления, цветного бешмета, чохи, своего сукна шерстяных онучей, ловко облегающих ногу и икры, поршней кожаных с шерстяными шнурками или коротких сапог и грубого встрепанного бараньего папаха натурального цвета. При этом всегда кинжал… еще неразлучный днем и ночью кубачинский пистолет».

Исследователь П. Ф. Свидерский так описывал костюм сотрудника одного из окружных управлений Дагестанской области: на нем была «синяя черкеска и белая папаха, дно которой красного сукна обшито позументами. На плечах красивый красный башлык. На чеканном серебряном поясе большой шикарный кинжал. Сзади за поясом - длинный пистолет, правда кремневый, но со сплошь обложенною черненым серебром ручкою; на боку висит подобной же отделки кривая шашка». Нательную одежду дагестанских горцев составляли туникообразная рубаха и простого покроя штаны «шарвар». Шили их из плотных шерстяных или хлопчатобумажных тканей домашнего и фабричного производства, обычно темных цветов (синий, серый, черный и др.). В Нижнем Кайтаге носили белую рубаху и белые штаны. Рубаху делали из полотнища длиной примерно 140-200 см, с расширением к низу. Она имела прямые длинные рукава, несколько суживающиеся у кисти руки. К верхней части нередко пришивали подкладку из более мягкой ткани; грудной вырез обрамляли неширокой планкой. Рубаха имела невысокий воротник, застегивающийся обычно на серебряную или медную пуговицу. Штаны шили в верхней части широкими, собранными на шнур, и узкими внизу. Некоторые мастерицы вставляли между двумя штанинами ромбовидный клин. Этот тип штанов получил в этнографической литературе название «штанов с широким шагом».

Поверх рубахи горец надевал бешмет, шитый по фигуре в талию, на подкладке. Он имел спереди прямой разрез, длину бешмета делали по усмотрению хозяина - выше или чуть ниже колен. Ниже талии, по бокам и сзади, вшивались клинья, образующие фалды. На бешметы шло в основном сукно домашнего производства; для изготовления нарядных бешметов приобретали темно-зеленые, черные, синие шерстяные и шелковые ткани. Бешмет имел невысокий ( 5 см ) стоячий воротник, по бокам ниже талии - внутренние, а на груди нашивные карманы. Спереди, от воротника до пояса, он застегивался на мелкие пуговицы и петли, изготовленные из тонкой самодельной тесьмы. Такой же тесьмой обшивали воротник, вырезы для боковых карманов, рукава, верх нагрудных карманов. Бешмет считался легкой верхней одеждой, в которой мужчина мог ходить дома, выйти на улицу, работать в поле. Для зимы бешмет шили на вате.

Поверх бешмета в прохладную погоду, а при приеме гостей и посещении общественных мест и летом, надевалась черкеска. Ее шили из домотканого сукна белого (для особых случаев), серого, черного и бурого цветов, обычно из целого отреза длиной 5-7 метров. Черкеску, как и бешмет, делали по фигуре в талию, цельнокроеной, без разреза, с большими клиньями у пояса до подола, образующими фалды. Рукава шили длинные и широкие (для удобства они обычно слегка отворачивались), с подкладкой ниже локтя. Черкеска имела открытый грудной вырез и застегивалась у пояса на несколько пуговиц. На груди с двух сторон были нашивные карманы с мелкими отделениями для 13-15 газырей, а ниже талии по бокам - внутренние карманы. Полы черкески, рукава и карманы обшивались тесьмой. Сверху черкеска перетягивалась ременным поясом, на котором спереди висел кинжал. Важной частью верхней одежды мужчины-горца являлась овчинная шуба, которую надевали зимой поверх бешмета, а иногда и черкески. Шубы различались по покрою: шуба по фигуре - с прямыми рукавами, приталенная и расклешенная внизу; большая шуба - широкая и длинная (почти до пяток), с ложными рукавами, носившаяся внакидку, и шуба без рукавов - с пелериной до пояса. На шубу шло в среднем 6-9 овчин; шили их главным образом мужчины.

Широкое хождение имели бурки, которые надевали на бешмет, черкеску или даже шубу, отправляясь в дальнюю дорогу или в поле в ненастную погоду. Нередко буркой пользовались и летом, защищаясь от жары. Простые бурки, необходимые в первую очередь чабанам, изготовляли сами; большие нарядные бурки для всадников покупали у андийцев.

На головах у горцев красовались овчинные шапки-папахи, войлочные шляпы или папахи из среднеазиатского каракуля.

Самым распространенным головным убором была папаха. Она имела полусферическую форму и походила на перевернутый котел небольшого размера или усеченный конус. Шились папахи из сплошного куска овчины мехом наружу. Посетивший Дагестан в начале XIX веке С. Броневский писал, что его жители «вместо полукруглой шапки черкесской… носят высокую шапку с плоской тульей и с черной бараньей опушкой».

Под влиянием моды форма папах на протяжении столетия неоднократно менялась. В конце века, например, стали делать шапки с невысоким (22-23 см), но несколько расширяющимся кверху околышем и суконным донышком. Папаху шили на теплой стеганой подкладке, суконное донышко крепилось несколько глубже крайней линии околыша. Донышки нарядных папах часто делались из сукна яркого цвета (красного, бордового, белого, голубого, синего) и украшались золотым, серебряным позументом или самодельной тесьмой. При изготовлении папах мастера использовали специальные деревянные болванки, на которые изделия натягивались во влажном виде и оставлялись до полного высыхания.

Летом для защиты от солнца использовали войлочные шляпы с широкими полями. Их делали из шерсти хорошего качества, обычно белого цвета. Существенную часть головного убора составлял башлык, который шили как из местного, так и из фабричного сукна. Нарядные башлыки из белого или красного материала украшали галуном или тесьмой. Башлык напоминал капюшон; его кроили в форме равнобедренного треугольника, от которого с двух сторон шли небольшие полосы ткани для завязывания у шеи. Носили башлык поверх шапки, когда отправлялись в путь в ненастную погоду; обычно его закидывали на спину черкески и закрепляли с помощью тесьмы.

Чалмы на Кавказе обычно не носили. Чалму можно было увидеть лишь на некоторых представителях духовенства и важных людях среди жителей Причерноморья. В Имамате Шамиля чалма была введена как знак отличия между гражданами разных званий и должностей.

Кадиям, муллам и другим ученым людям - алимам был присвоен зеленый цвет. Хаджиям - мекканским пилигримам, особо уважаемым в народе, - гранатовый, наибам - желтый, и т.д. Сам Шамиль носил белую чалму, как и все простые мюриды. Впрочем, эти головные уборы не были чалмой в ее натуральном виде. Для горцев это было бы слишком хлопотно и не всегда по средствам. Роль чалмы в горах исполнял кусок кисеи или другой материи, обернутой вокруг обычной папахи.

К мужской обуви относились мягкие сапоги (у аварцев - «чакмай»), кожаные галоши, башмаки (от тюркского слова «басмак» - «наступать») на толстой кожаной или деревянной подошве, с небольшим каблуком и загнутыми вверх носами, чувяки из цельного куска сыромятной или дубленой кожи, сложенного вдвое, и обмотки (у кумыков - «делать»). Последние представляли собой полотнище с длинными шнурами на одном конце для перетягивания ноги сверху.

Именно обмотки имел в виду Н. Дубровин, когда писал, что горцы Дагестана «носят во время лета на коленях суконные ноговицы, а зимою привязывают кусок войлока». В высокогорных районах, где морозы крепче и зима длится дольше, население широко пользовалось сапогами из войлока. Они делались с острыми загнутыми вверх носами и длинными голенищами.

В домашних условиях использовались шерстяные носки, которые умела вязать каждая женщина. Для прочности к носку иногда подшивали сукно или холст. Поверх носков надевали мягкие сафьяновые сапоги, голенища которых покрывали ажурной строчкой. Основу таких сапог составляли тонкие, без подкладки, чувяки, к которым пришивались тонкие же голенища из черного, красного или желтого сафьяна. Иногда голенища не пришивались, а прикреплялись при помощи петель и пуговиц. Изготовление обуви и головных уборов, шитье мужской одежды, кроме нижнего белья, входили в обязанность мужчин. Исключение составляли кумыки, у которых бешметы, черкески и шубы шили женщины. Одежду на заказ изготовляли мастера-специалисты, труд которых оплачивался натурой (зерном, шерстью, овчиной) или деньгами.

Во второй половине XIX века в Дагестане стала появляться готовая одежда из России, Закавказья, Средней Азии (сапоги, башмаки, галоши, нижнее белье, пальто, носки и др.). В начале XX века мужчины стали носить модные в то время брюки «галифе». Почти ту же одежду, что и мужчины, носили мальчики. Им шили такого же покроя штаны, рубашки, шубы, овчинные папахи (с 1-2 лет), бешмет (с 7-8 лет). Черкеску подросткам, как правило, не делали. Исключение составляли лишь богатые семьи. Для детской одежды использовались ткани более ярких расцветок. Маленьким детям в качестве верхней одежды шили стеганые телогрейки в виде кителя или куртки с длинными рукавами и прямым разрезом спереди или без рукавов и воротника. Те и другие застегивались на пуговицы. Особенностью верхней одежды кубачинских мальчиков была стеганка на ватной подкладке, цельнокроеная, сшитая в талию и расклешенная при помощи 8-10 клиньев. Она имела спереди разрез, но застегивалась сбоку.

На голову детей младшего возраста надевали шапочки из плотных шелковых тканей (бархата, парчи), несколько напоминавшие по форме среднеазиатские тюбетейки; детям постарше - те же овчинные шапки. Овчинную шубу детям шили обычно в талию, без накидки, с прямыми рукавами. На ногах дети носили войлочные сапоги и чувяки или «дабри».

Костюм каждого совершеннолетнего горца украшал кинжал, висевший спереди на ременном поясе. В дорогу брали с собой шашку или саблю, пистолет и кремневое ружье. Оружие украшали насечкой по кости, металлу и рогу, с глубокой гравировкой и чернью по серебру.

Во второй половине века, с проникновением в горы изделий городского быта, зажиточные горцы стали носить кольца с печатками, перстни и цепочки от карманных часов.

Значительно больше, чем мужской, украшался костюм мальчиков. На головные уборы нашивали серебряные круглые бляхи с подвесками на цепочках; детскую одежду покрывали монетами, подвесками, литыми фигурками, фрагментами серебряных украшений, бляхами, сердоликовыми бусами и т. п. Многие из этих предметов служили амулетами или талисманами.

В Имамате на груди отличившихся горцев можно было увидеть учрежденные Шамилем ордена и другие знаки отличия.

Первые наградные знаки появились в Чечне. В одном из донесений генерала П. X. Граббе говорилось: «Давно уже до меня доходили слухи, что Шамиль для поощрения наибов, отличившихся в скопищах твоих, раздает им знаки отличия вроде наших орденов и старается вводить некоторую правильность между своими полчищами. Высшей наградой среди мюридов считался военный знак отличия». Ордена и знаки отличия изготовлялись дагестанскими ювелирами из серебра с позолотой, чернью, зернистой сканью. Полузвезды для генералов, треугольные медали для трехсотенных командиров, круглые для сотенных, особые награды, эполеты, сабли с темляками (кистями на рукоятке) за храбрость и другие знаки украшались надписями на арабском языке. Надписи эти тоже были весьма разнообразны, порой они содержали и имена награжденных. «Это - герой, искусный в войне и нападающий в битве как лев» - можно было прочитать на медали храбреца. Наиб Ахвердилав имел серебряный орден с надписью «Нет человека храбрее его. Нет сабли острее, чем его сабля», а также темляк за свою неустрашимость. Подобную награду имели и чеченский наиб Джават-Хан, и многие другие отличившиеся горцы.

Имам Шамиль, имевший титул «Повелитель правоверных», орденов не носил. Л.Толстой в «Хаджи-Мурате» писал: «Вообще на имаме не было ничего блестящего, золотого или серебряного, и высокая, прямая, могучая фигура его, в одежде без украшений, окруженная мюридами с золотыми и серебряными украшениями на одежде и оружии, производила то самое впечатление величия, которое он желал и умел производить в народе».

Верхняя одежда вайнахов, по словам Н, Грабовского, «состоит из черкески туземного сукна, ситцевого бешмета, папахи и чувяк, делаемых из лошадиной кожи или из сафьяна, с подошвами из этой кожи; зимою сверх этого костюма носится овчинная шуба, а ноги облекаются в теплые чувяки, похожие на валенки. Дети лет до четырех не облекаются почти ни в какую одежду; исключением в этом случае служат только дети более состоятельных родителей. С четырехлетнего же возраста их одевают в рубашки, а дальше дают и шаровары; зимою же одевают в полушубки…».

В. Пфаф писал: «Одежда осетин ничем не отличается от одежды остальных кавказских горцев. В обыкновенное время они носят из толстого холста рубашку со стоячим воротником и халат из толстого, большей частью коричневого цвета сукна. Обыкновенная обувь состоит из сандалий (лаптей), плетенных из веревок или ремней, которые подвязываются к ноге точно так же, как у древних греков и римлян. Эта обувь весьма практична для горных стран; сапоги же с гладкою кожаною подошвою не годятся для тамошних путешествий, так как с ними нет возможности держаться на крутых склонах и льдах. В зимнее время осетины носят теплые, из войлока, чувяки («дзабертое»), почти до колен. Штаны («халах») в летнее время носятся из холста, в зимнее - из сукна. Шаровары («сакбар») обыкновенно делаются из сукна. Иногда осетины, преимущественно на южном склоне, носят и грузинские башмаки («чуститое»). Бурка и башлык составляют необходимую принадлежность дорожной или зимней одежды.

Богатые люди в ауле никогда не отличаются в одежде от бедных… Богатые парадные их костюмы висят в кунацкой и надеваются во время общественных праздников или в случае приезда знатных гостей. В этом обычае выражается принцип равенства всех в патриархальном обществе, - и действительно, богатые люди образованием и обстановкою весьма мало отличаются от бедных. Богатство их помещается в сундуках или висит в виде драгоценного оружия на стенах в кунацкой, либо спрятано в виде утвари в чуланах. Превосходство богачей над остальными проявляется только в праздничные дни.

Парадная одежда осетина во многом отличается от обыкновенной. Рубашка бывает из тонкого цветного полотна. Бешмет (архалук) называется по-осетински «корост». Черкеска (пуха, чуха) из более тонкого сукна, синего, коричневого, желтого и даже красного цвета. Черкеска или кафтан спускается немного ниже колена и на груди пришит ряд кожаных футляриков (газырей - Авт.) для патронов («перц», «перцитое» во множественном числе). На правой и левой стороне груди до 7, 8, 9 таких футляров. Это украшение чрезвычайно изящно и придает одежде кавказских горцев особенную прелесть. В кожаных футляриках, пришитых к груди, находятся патроны, у богатых - из настоящего серебра… Эти патроны в настоящее время служат только украшением, прежде же они были наполняемы порохом, пулями и зарядами для винтовки и пистолета. На поясе, узко стянутом в праздничные дни, осетин носит спереди кинжал («кама»), а по сторонам - один или несколько пистолетов («дамбадзе»). Шашка же («кард») висит через плечо, на спине - винтовка («топ»), большей частью в чехле из медвежьей шкуры или белого козла. Осетины носят на голове довольно высокую цилиндрической формы папаху («худ») из черного бараньего меха или простую войлочную шапку. Впрочем, папаха сильно подвержена моде; порою ее шьют очень высокою, в аршин и более высоты, а в другое время довольно низкою, так что она немного лишь выше папахи крымских татар. Эту папаху осетин почти никогда не снимает, что отчасти происходит от того, что голова у многих совсем обрита. В дороге, в ночное время, папаха служит подушкою. За Кавказом осетины носят иногда и папахи конусообразной формы, как у закавказских татар (азербайджанцев - Авт.) и у многих грузин.

Главное щегольство осетина составляют оружие и кушак («рон») или пояс. Последний большею частью украшен серебряными различных форм бляшками». А вот несколько зарисовок, сделанных бароном Ф. Ф. Торнау: «Во время путешествия через горы я совсем износил мое платье; черкеска была в лохмотьях, обувь едва держалась на ногах. У горцев существует обычай размениваться подарками с новым знакомым. На основании этого обыкновения весьма кстати принесли мне на другое утро от имени моей хозяйки новую черкеску, ноговицы и красные сафьянные чувяки, обшитые серебряным галуном, который черкешенки умеют изготовлять с неподражаемым искусством. Все эти вещи отличались хорошим вкусом, особенно чувяки, обувь без подошвы, на которую знатные черкесы обращают главное внимание в своем наряде. Они шьются обыкновенно несколько меньше ноги, при надевании размачиваются в воде, натираются внутри мылом и натягиваются на ноги подобно перчаткам. После того надевший новые чувяки должен лежа выждать, пока они, высохнув, примут форму ноги. Под чувяками впоследствии подшивается самая легкая и мягкая подошва…

Одежда черкеса, начиная от мохнатой бараньей шапки до ноговиц, равно как и вооружение, приспособлены, как нельзя лучше, к конной драке. Седло легко и имеет важное достоинство не портить лошади, хотя б оно по целым неделям оставалось на ее спине».

В XIX веке почти все горцы, начиная с детского возраста и до глубокой старости, брили голову. С наступлением совершеннолетия оставляли усы и тщательно за ними ухаживали (существовала даже суповая ложка особой формы, позволявшая не пачкать усы и бороду во время еды). Люди в возрасте иногда красили усы и бороду хной. Это делалось не только из гигиенических целей или по обычаю, но и для того, чтобы в случае нападения на аул все его защитники выглядели, хотя бы издалека, молодыми и сильными воинами.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

X. ОДЕЖДА ГОРЦЕВ. «Повседневная жизнь горцев Северного Кавказа в XIX веке» | Казиев Шапи Магомедович

 

Мужской костюм

Мужской костюм у разных народов Дагестана имел много общего. Аварский бешмет «гутгат», кумыкский «къаптал», даргинский «къаптан», «минтана», лакский «ава», лезгинский «валчаг» имели лишь некоторые локальные особенности. Похожими были черкески (аварская, лакская и лезгинская «чукъа», кумыкская «чепкен», даргинская «сукъбан»), головные уборы, обувь. Всюду в Дагестане носили андийские и аварские бурки, войлочные плащи и т. д.

«Обыкновенный костюм дагестанского горца, - писал историк Н. Дубровин, - составляют: нанковой или темно-синей чадры (материя вроде бязи) короткая рубаха; такие же суконные шаровары, весьма узкие внизу, нанковый бешмет и черкеска из серого, белого или темного домашнего сукна, с патронами на груди. Бешмет застегивается крючками, а черкеска, обрисовывающая стройную талию мужчины, туго перетягивается кожаным поясом с металлическими украшениями, а у людей богатых и зажиточных с серебряным убором. Спереди на поясе висит кинжал: у богатого оправленный в серебро, а у бедного без всякой оправы. Кинжал не снимается никогда, даже дома. Туземец скинув черкеску, опоясывает себя поясом с кинжалом поверх бешмета. На голове горец носит длинную остроконечную шапку, но преимущественно употребляет папах, сшитый довольно грубо из длинных и косматых овчин. Овчинный, закругленный сверху, с отвороченными внизу краями, образующими особый околыш, и составляет папах, верх которого покрывают сукном очень немногие».

П. Петухов, автор «Очерка Кайтаго-Табасаранского округа», помещенного в одном из номеров газеты «Кавказ» за 1867 год, утверждал, что «обыкновенная одежда жителей состоит из грубого холщового белья домашнего приготовления, цветного бешмета, чохи, своего сукна шерстяных онучей, ловко облегающих ногу и икры, поршней кожаных с шерстяными шнурками или коротких сапог и грубого встрепанного бараньего папаха натурального цвета. При этом всегда кинжал… еще неразлучный днем и ночью кубачинский пистолет».

Исследователь П. Ф. Свидерский так описывал костюм сотрудника одного из окружных управлений Дагестанской области: на нем была «синяя черкеска и белая папаха, дно которой красного сукна обшито позументами. На плечах красивый красный башлык. На чеканном серебряном поясе большой шикарный кинжал. Сзади за поясом - длинный пистолет, правда кремневый, но со сплошь обложенною черненым серебром ручкою; на боку висит подобной же отделки кривая шашка». Нательную одежду дагестанских горцев составляли туникообразная рубаха и простого покроя штаны «шарвар». Шили их из плотных шерстяных или хлопчатобумажных тканей домашнего и фабричного производства, обычно темных цветов (синий, серый, черный и др.). В Нижнем Кайтаге носили белую рубаху и белые штаны. Рубаху делали из полотнища длиной примерно 140-200 см, с расширением к низу. Она имела прямые длинные рукава, несколько суживающиеся у кисти руки. К верхней части нередко пришивали подкладку из более мягкой ткани; грудной вырез обрамляли неширокой планкой. Рубаха имела невысокий воротник, застегивающийся обычно на серебряную или медную пуговицу. Штаны шили в верхней части широкими, собранными на шнур, и узкими внизу. Некоторые мастерицы вставляли между двумя штанинами ромбовидный клин. Этот тип штанов получил в этнографической литературе название «штанов с широким шагом».

Поверх рубахи горец надевал бешмет, шитый по фигуре в талию, на подкладке. Он имел спереди прямой разрез, длину бешмета делали по усмотрению хозяина - выше или чуть ниже колен. Ниже талии, по бокам и сзади, вшивались клинья, образующие фалды. На бешметы шло в основном сукно домашнего производства; для изготовления нарядных бешметов приобретали темно-зеленые, черные, синие шерстяные и шелковые ткани. Бешмет имел невысокий ( 5 см ) стоячий воротник, по бокам ниже талии - внутренние, а на груди нашивные карманы. Спереди, от воротника до пояса, он застегивался на мелкие пуговицы и петли, изготовленные из тонкой самодельной тесьмы. Такой же тесьмой обшивали воротник, вырезы для боковых карманов, рукава, верх нагрудных карманов. Бешмет считался легкой верхней одеждой, в которой мужчина мог ходить дома, выйти на улицу, работать в поле. Для зимы бешмет шили на вате.

Поверх бешмета в прохладную погоду, а при приеме гостей и посещении общественных мест и летом, надевалась черкеска. Ее шили из домотканого сукна белого (для особых случаев), серого, черного и бурого цветов, обычно из целого отреза длиной 5-7 метров. Черкеску, как и бешмет, делали по фигуре в талию, цельнокроеной, без разреза, с большими клиньями у пояса до подола, образующими фалды. Рукава шили длинные и широкие (для удобства они обычно слегка отворачивались), с подкладкой ниже локтя. Черкеска имела открытый грудной вырез и застегивалась у пояса на несколько пуговиц. На груди с двух сторон были нашивные карманы с мелкими отделениями для 13-15 газырей, а ниже талии по бокам - внутренние карманы. Полы черкески, рукава и карманы обшивались тесьмой. Сверху черкеска перетягивалась ременным поясом, на котором спереди висел кинжал. Важной частью верхней одежды мужчины-горца являлась овчинная шуба, которую надевали зимой поверх бешмета, а иногда и черкески. Шубы различались по покрою: шуба по фигуре - с прямыми рукавами, приталенная и расклешенная внизу; большая шуба - широкая и длинная (почти до пяток), с ложными рукавами, носившаяся внакидку, и шуба без рукавов - с пелериной до пояса. На шубу шло в среднем 6-9 овчин; шили их главным образом мужчины.

Широкое хождение имели бурки, которые надевали на бешмет, черкеску или даже шубу, отправляясь в дальнюю дорогу или в поле в ненастную погоду. Нередко буркой пользовались и летом, защищаясь от жары. Простые бурки, необходимые в первую очередь чабанам, изготовляли сами; большие нарядные бурки для всадников покупали у андийцев.

На головах у горцев красовались овчинные шапки-папахи, войлочные шляпы или папахи из среднеазиатского каракуля.

Самым распространенным головным убором была папаха. Она имела полусферическую форму и походила на перевернутый котел небольшого размера или усеченный конус. Шились папахи из сплошного куска овчины мехом наружу. Посетивший Дагестан в начале XIX веке С. Броневский писал, что его жители «вместо полукруглой шапки черкесской… носят высокую шапку с плоской тульей и с черной бараньей опушкой».

Под влиянием моды форма папах на протяжении столетия неоднократно менялась. В конце века, например, стали делать шапки с невысоким (22-23 см), но несколько расширяющимся кверху околышем и суконным донышком. Папаху шили на теплой стеганой подкладке, суконное донышко крепилось несколько глубже крайней линии околыша. Донышки нарядных папах часто делались из сукна яркого цвета (красного, бордового, белого, голубого, синего) и украшались золотым, серебряным позументом или самодельной тесьмой. При изготовлении папах мастера использовали специальные деревянные болванки, на которые изделия натягивались во влажном виде и оставлялись до полного высыхания.

Летом для защиты от солнца использовали войлочные шляпы с широкими полями. Их делали из шерсти хорошего качества, обычно белого цвета. Существенную часть головного убора составлял башлык, который шили как из местного, так и из фабричного сукна. Нарядные башлыки из белого или красного материала украшали галуном или тесьмой. Башлык напоминал капюшон; его кроили в форме равнобедренного треугольника, от которого с двух сторон шли небольшие полосы ткани для завязывания у шеи. Носили башлык поверх шапки, когда отправлялись в путь в ненастную погоду; обычно его закидывали на спину черкески и закрепляли с помощью тесьмы.

Чалмы на Кавказе обычно не носили. Чалму можно было увидеть лишь на некоторых представителях духовенства и важных людях среди жителей Причерноморья. В Имамате Шамиля чалма была введена как знак отличия между гражданами разных званий и должностей.

Кадиям, муллам и другим ученым людям - алимам был присвоен зеленый цвет. Хаджиям - мекканским пилигримам, особо уважаемым в народе, - гранатовый, наибам - желтый, и т.д. Сам Шамиль носил белую чалму, как и все простые мюриды. Впрочем, эти головные уборы не были чалмой в ее натуральном виде. Для горцев это было бы слишком хлопотно и не всегда по средствам. Роль чалмы в горах исполнял кусок кисеи или другой материи, обернутой вокруг обычной папахи.

К мужской обуви относились мягкие сапоги (у аварцев - «чакмай»), кожаные галоши, башмаки (от тюркского слова «басмак» - «наступать») на толстой кожаной или деревянной подошве, с небольшим каблуком и загнутыми вверх носами, чувяки из цельного куска сыромятной или дубленой кожи, сложенного вдвое, и обмотки (у кумыков - «делать»). Последние представляли собой полотнище с длинными шнурами на одном конце для перетягивания ноги сверху.

Именно обмотки имел в виду Н. Дубровин, когда писал, что горцы Дагестана «носят во время лета на коленях суконные ноговицы, а зимою привязывают кусок войлока». В высокогорных районах, где морозы крепче и зима длится дольше, население широко пользовалось сапогами из войлока. Они делались с острыми загнутыми вверх носами и длинными голенищами.

В домашних условиях использовались шерстяные носки, которые умела вязать каждая женщина. Для прочности к носку иногда подшивали сукно или холст. Поверх носков надевали мягкие сафьяновые сапоги, голенища которых покрывали ажурной строчкой. Основу таких сапог составляли тонкие, без подкладки, чувяки, к которым пришивались тонкие же голенища из черного, красного или желтого сафьяна. Иногда голенища не пришивались, а прикреплялись при помощи петель и пуговиц. Изготовление обуви и головных уборов, шитье мужской одежды, кроме нижнего белья, входили в обязанность мужчин. Исключение составляли кумыки, у которых бешметы, черкески и шубы шили женщины. Одежду на заказ изготовляли мастера-специалисты, труд которых оплачивался натурой (зерном, шерстью, овчиной) или деньгами.

Во второй половине XIX века в Дагестане стала появляться готовая одежда из России, Закавказья, Средней Азии (сапоги, башмаки, галоши, нижнее белье, пальто, носки и др.). В начале XX века мужчины стали носить модные в то время брюки «галифе». Почти ту же одежду, что и мужчины, носили мальчики. Им шили такого же покроя штаны, рубашки, шубы, овчинные папахи (с 1-2 лет), бешмет (с 7-8 лет). Черкеску подросткам, как правило, не делали. Исключение составляли лишь богатые семьи. Для детской одежды использовались ткани более ярких расцветок. Маленьким детям в качестве верхней одежды шили стеганые телогрейки в виде кителя или куртки с длинными рукавами и прямым разрезом спереди или без рукавов и воротника. Те и другие застегивались на пуговицы. Особенностью верхней одежды кубачинских мальчиков была стеганка на ватной подкладке, цельнокроеная, сшитая в талию и расклешенная при помощи 8-10 клиньев. Она имела спереди разрез, но застегивалась сбоку.

На голову детей младшего возраста надевали шапочки из плотных шелковых тканей (бархата, парчи), несколько напоминавшие по форме среднеазиатские тюбетейки; детям постарше - те же овчинные шапки. Овчинную шубу детям шили обычно в талию, без накидки, с прямыми рукавами. На ногах дети носили войлочные сапоги и чувяки или «дабри».

Костюм каждого совершеннолетнего горца украшал кинжал, висевший спереди на ременном поясе. В дорогу брали с собой шашку или саблю, пистолет и кремневое ружье. Оружие украшали насечкой по кости, металлу и рогу, с глубокой гравировкой и чернью по серебру.

Во второй половине века, с проникновением в горы изделий городского быта, зажиточные горцы стали носить кольца с печатками, перстни и цепочки от карманных часов.

Значительно больше, чем мужской, украшался костюм мальчиков. На головные уборы нашивали серебряные круглые бляхи с подвесками на цепочках; детскую одежду покрывали монетами, подвесками, литыми фигурками, фрагментами серебряных украшений, бляхами, сердоликовыми бусами и т. п. Многие из этих предметов служили амулетами или талисманами.

В Имамате на груди отличившихся горцев можно было увидеть учрежденные Шамилем ордена и другие знаки отличия.

Первые наградные знаки появились в Чечне. В одном из донесений генерала П. X. Граббе говорилось: «Давно уже до меня доходили слухи, что Шамиль для поощрения наибов, отличившихся в скопищах твоих, раздает им знаки отличия вроде наших орденов и старается вводить некоторую правильность между своими полчищами. Высшей наградой среди мюридов считался военный знак отличия». Ордена и знаки отличия изготовлялись дагестанскими ювелирами из серебра с позолотой, чернью, зернистой сканью. Полузвезды для генералов, треугольные медали для трехсотенных командиров, круглые для сотенных, особые награды, эполеты, сабли с темляками (кистями на рукоятке) за храбрость и другие знаки украшались надписями на арабском языке. Надписи эти тоже были весьма разнообразны, порой они содержали и имена награжденных. «Это - герой, искусный в войне и нападающий в битве как лев» - можно было прочитать на медали храбреца. Наиб Ахвердилав имел серебряный орден с надписью «Нет человека храбрее его. Нет сабли острее, чем его сабля», а также темляк за свою неустрашимость. Подобную награду имели и чеченский наиб Джават-Хан, и многие другие отличившиеся горцы.

Имам Шамиль, имевший титул «Повелитель правоверных», орденов не носил. Л.Толстой в «Хаджи-Мурате» писал: «Вообще на имаме не было ничего блестящего, золотого или серебряного, и высокая, прямая, могучая фигура его, в одежде без украшений, окруженная мюридами с золотыми и серебряными украшениями на одежде и оружии, производила то самое впечатление величия, которое он желал и умел производить в народе».

Верхняя одежда вайнахов, по словам Н, Грабовского, «состоит из черкески туземного сукна, ситцевого бешмета, папахи и чувяк, делаемых из лошадиной кожи или из сафьяна, с подошвами из этой кожи; зимою сверх этого костюма носится овчинная шуба, а ноги облекаются в теплые чувяки, похожие на валенки. Дети лет до четырех не облекаются почти ни в какую одежду; исключением в этом случае служат только дети более состоятельных родителей. С четырехлетнего же возраста их одевают в рубашки, а дальше дают и шаровары; зимою же одевают в полушубки…».

В. Пфаф писал: «Одежда осетин ничем не отличается от одежды остальных кавказских горцев. В обыкновенное время они носят из толстого холста рубашку со стоячим воротником и халат из толстого, большей частью коричневого цвета сукна. Обыкновенная обувь состоит из сандалий (лаптей), плетенных из веревок или ремней, которые подвязываются к ноге точно так же, как у древних греков и римлян. Эта обувь весьма практична для горных стран; сапоги же с гладкою кожаною подошвою не годятся для тамошних путешествий, так как с ними нет возможности держаться на крутых склонах и льдах. В зимнее время осетины носят теплые, из войлока, чувяки («дзабертое»), почти до колен. Штаны («халах») в летнее время носятся из холста, в зимнее - из сукна. Шаровары («сакбар») обыкновенно делаются из сукна. Иногда осетины, преимущественно на южном склоне, носят и грузинские башмаки («чуститое»). Бурка и башлык составляют необходимую принадлежность дорожной или зимней одежды.

Богатые люди в ауле никогда не отличаются в одежде от бедных… Богатые парадные их костюмы висят в кунацкой и надеваются во время общественных праздников или в случае приезда знатных гостей. В этом обычае выражается принцип равенства всех в патриархальном обществе, - и действительно, богатые люди образованием и обстановкою весьма мало отличаются от бедных. Богатство их помещается в сундуках или висит в виде драгоценного оружия на стенах в кунацкой, либо спрятано в виде утвари в чуланах. Превосходство богачей над остальными проявляется только в праздничные дни.

Парадная одежда осетина во многом отличается от обыкновенной. Рубашка бывает из тонкого цветного полотна. Бешмет (архалук) называется по-осетински «корост». Черкеска (пуха, чуха) из более тонкого сукна, синего, коричневого, желтого и даже красного цвета. Черкеска или кафтан спускается немного ниже колена и на груди пришит ряд кожаных футляриков (газырей - Авт.) для патронов («перц», «перцитое» во множественном числе). На правой и левой стороне груди до 7, 8, 9 таких футляров. Это украшение чрезвычайно изящно и придает одежде кавказских горцев особенную прелесть. В кожаных футляриках, пришитых к груди, находятся патроны, у богатых - из настоящего серебра… Эти патроны в настоящее время служат только украшением, прежде же они были наполняемы порохом, пулями и зарядами для винтовки и пистолета. На поясе, узко стянутом в праздничные дни, осетин носит спереди кинжал («кама»), а по сторонам - один или несколько пистолетов («дамбадзе»). Шашка же («кард») висит через плечо, на спине - винтовка («топ»), большей частью в чехле из медвежьей шкуры или белого козла. Осетины носят на голове довольно высокую цилиндрической формы папаху («худ») из черного бараньего меха или простую войлочную шапку. Впрочем, папаха сильно подвержена моде; порою ее шьют очень высокою, в аршин и более высоты, а в другое время довольно низкою, так что она немного лишь выше папахи крымских татар. Эту папаху осетин почти никогда не снимает, что отчасти происходит от того, что голова у многих совсем обрита. В дороге, в ночное время, папаха служит подушкою. За Кавказом осетины носят иногда и папахи конусообразной формы, как у закавказских татар (азербайджанцев - Авт.) и у многих грузин.

Главное щегольство осетина составляют оружие и кушак («рон») или пояс. Последний большею частью украшен серебряными различных форм бляшками». А вот несколько зарисовок, сделанных бароном Ф. Ф. Торнау: «Во время путешествия через горы я совсем износил мое платье; черкеска была в лохмотьях, обувь едва держалась на ногах. У горцев существует обычай размениваться подарками с новым знакомым. На основании этого обыкновения весьма кстати принесли мне на другое утро от имени моей хозяйки новую черкеску, ноговицы и красные сафьянные чувяки, обшитые серебряным галуном, который черкешенки умеют изготовлять с неподражаемым искусством. Все эти вещи отличались хорошим вкусом, особенно чувяки, обувь без подошвы, на которую знатные черкесы обращают главное внимание в своем наряде. Они шьются обыкновенно несколько меньше ноги, при надевании размачиваются в воде, натираются внутри мылом и натягиваются на ноги подобно перчаткам. После того надевший новые чувяки должен лежа выждать, пока они, высохнув, примут форму ноги. Под чувяками впоследствии подшивается самая легкая и мягкая подошва…

Одежда черкеса, начиная от мохнатой бараньей шапки до ноговиц, равно как и вооружение, приспособлены, как нельзя лучше, к конной драке. Седло легко и имеет важное достоинство не портить лошади, хотя б оно по целым неделям оставалось на ее спине».

В XIX веке почти все горцы, начиная с детского возраста и до глубокой старости, брили голову. С наступлением совершеннолетия оставляли усы и тщательно за ними ухаживали (существовала даже суповая ложка особой формы, позволявшая не пачкать усы и бороду во время еды). Люди в возрасте иногда красили усы и бороду хной. Это делалось не только из гигиенических целей или по обычаю, но и для того, чтобы в случае нападения на аул все его защитники выглядели, хотя бы издалека, молодыми и сильными воинами.

litresp.ru

Одежда народов Северного Кавказа XVIII — XX вв

Мужская одежда всех народов Северного Кавказа, как в отдельных предметах ее, так и в комплектов в целом, обнаруживает чрезвычайную близость, а в ряде случаев и тождество. Различия наблюдаются в мелочах, деталях, да и то не всегда. Ниже мы попытаемся разобраться в причинах сходства и в том, в какой исторический период оно могло сложиться.

У всех народов Северного Кавказа было несколько комплексов одежды, связанных с различными жизненными обстоятельствами. Первый — это дорожный, походный комплекс одежды. Он включал в себя помимо той или иной обычной одежды бурку, башлык и папаху, т. е. те три обязательных предмета, которые собственно и превращали его в дорожный комплекс. В условиях длительных поездок и походов эти предметы были не только очень удобны, но и крайне необходимы. На первом месте, конечно, была джамчы (бурка), о разнообразии употребления которой мы говорили ранее. Джамчы (бурка) наиболее специфична для народов Северного Кавказа. Горцы издавна изготовляли бурки не только для себя, но и на продажу. Бурка являлась предметом торговли, а часто прямого обмена с соседями, прежде всего с Западной Грузией, в свою очередь служившей для народов Северного Кавказа источником получения различных тканей, ниток и т. п. Бурки продавались также и северным соседям — казачеству, где они не только вошли в быт, но и стали частью воинской казачьей формы. Наиболее популярны были бурки кабардинской, карачаевской и балкарской работы.

Вторым характерным для дорожного комплекса предметом являлся башлык. Западноевропейские путешественники в ряде случаев так и называют башлык «дорожным капюшоном». Особенностью покроя башлыка были длинные лопасти, которые позволяли замотать ими шею, не защищенную ничем, кроме стоячего воротника бешмета, да и он, видимо, не всегда был высоким. Этими же лопастями можно было прикрыть лицо от ветра, холода (или при желании быть неузнанным). Башлыки также служили предметом вывоза в Закавказье, в Россию, в Крым. Народы Северного Кавказа в отличие от населения Западной Грузии и Абхазии носили башлык только поверх шапки, а не прямо на голову. И если в Западной Грузии существовали десятки способов завязывания башлыка, то на Северном Кавказе его просто накидывали поверх папахи, а концы спускали вперед или заматывали вокруг шеи. Размер башлыка в известной мере зависел от фасона папахи, так как, надетый поверх нее, он должен был закрывать и плечи.

Папахи имели различную форму, что, однако, служило не столько этническим признаком, сколько временным; форма также определялась возрастом, приверженностью к моде и личным вкусам. Папаха обязательно входила в состав дорожного комплекса, даже если про запас имелась войлочная шляпа. Башлык надевали только на папаху, а возможность холодной и дождливой погоды в горах всегда надо было учитывать.

Джамчы (бурка), башлык и бёрк (папаха) составляли обязательный комплекс дорожной одежды всадника во второй половине XIX — начале XX в. и бытовали в качестве таковой почти по всему Кавказу. Второй комплекс — выходной, парадный. В нем также весьма ярко выступали общие черты бытовой культуры народов Северного Кавказа.

Он включал в себя чепкен (название после было искаженно и стало называться черкеской), кёлек (бешмет), иногда рубаху, кёнчек(штаны — широкие или узкие в шагу), ноговицы, выходную обувь из кожи или сафьяна, чаще всего с мягкой подошвой, пояс с кинжалом и папаху того или иного фасона. В случае выезда за пределы селения парадный ансамбль иногда дополнялся буркой и башлыком, и таким образом первый и второй комплексы совмещались. Полный выходной костюм имели зажиточные люди. Порой костюмом или отдельными его предметами могли пользоваться другие лица — родственники и друзья хозяина. В парадный комплекс мог входить праздничный башлык, богато отделанный галуном, кистями, а иногда и вышивкой. Башлык в этих случаях носили на плечах с капюшоном и лопастями, спущенными за спину. Он закреплялся спереди при помощи завязок из галуна или шнура. Такой башлык молодые люди носили и внутри селения в торжественных случаях — на свадьбу, на танцы и т. п.

Сочетание первого и второго комплексов одежды образовывало тот самый костюм, который бытописатели часто называли «обычный горский костюм». Второй комплекс был очень близок к одежде населения Западной Грузии (Имерети, Сванети, Рача, Мегрелия) и особенно Абхазии. Это сходство наблюдалось главным образом в верхней одежде — черкеске (в западногрузинской чохе) и бешмете, обувь и головной убор имели отличия. Именно указанные выше области были более всего связаны в хозяйственном и историко-культурном отношениях с Северо-Западным и Центральным Кавказом – карачаевцами, балкарцами и адыгскими народами,  а также осетинами (последние имели наиболее тесные связи с карталинцами). «Наряду с традиционным костюмом весьма популярной в Кахети и Картли была северокавказская черкеска из белого или желтого сукна с хазырами (с газырницами) на груди». Первый и второй комплексы, характерные для народов Северного Кавказа, бытовали в Дагестане, также в качестве парадного выходного костюма.

Эти же комплексы распространились и среди терского и кубанского казачества и стали их военной формой. В конце XIX в. и особенно в начале XX в. второй комплекс распространяется и в Восточном Закавказье — Восточной Грузии, Азербайджане и Армении. Здесь он сосуществовал с другими традиционными для этих мест костюмами (с чохой, архалуком и т. п.). Его бытование было ограничено определенными слоями населения, главным образом молодежью из зажиточных семей.

Н. Г. Волкова и Г. Н. Джавахишвили. рассматривая вопрос о традициях и инновациях в грузинском мужском костюме, пишут: «В мужской одежде в конце XIX — начале XX в. более стабильны традиционные формы. Помимо них органической частью мужского костюма Грузии стали элементы, привнесенные с Северного Кавказа, из Персии, Турции (черкеска, разрезные рукава в чохе, остроконечный головной убор из меха и др.)».

Если сходство одежды Северо-Западного Кавказа и Северо-Западной Грузии, как можно предполагать, опирается на какие-то глубокие традиции и даже этногенетическое родство (абхазы и адыги), то на Восточном Кавказе комплекс с черкеской явно привнесен с Северного Кавказа. Характерно, что в этих районах местные женщины не умели шить черкеску, ее изготовляли только специалисты-портные. Костюм с черкеской северокавказского типа стал для населения значительной части Кавказа той общей формой одежды, которая предшествовала городскому костюму.

Третий комплекс — это повседневная рабочая одежда. Она имела большие отличия у разных народов. Эти отличия выявлялись не столько в покрое и характере отдельных предметов, сколько в составе комплекса в целом.

Повседневный комплекс одежды карачаевцев и балкарцев, а также адыгских народов , абазин и кубанских ногайцев состоял из бешмета, штанов с широким шагом, заправленных в ноговицы, и рабочей обуви из сыромятной кожи со швом на заднике и носке. При некоторых работах надевали обувь с плетеной из ремней подошвой. В летнее время на голову надевали войлочную шляпу или папаху. Зимой носили папаху и шубу. Рубашка при таком костюме была не обязательна (при выходе из селения надевали черкеску). Этот вариант повседневного комплекса условно можно назвать западным.

У чеченцев и ингушей при наличии вышеописанного костюма чаще в качестве рабочей одежды носили рубаху, штаны, более узкие в шагу. папаху и иногда войлочную шляпу. Штаны иногда заправляли прямо в обувь, без ноговиц. Это восточный вариант комплекса.

Рабочий костюм осетин занимал промежуточное место. У них бытовали и западный и восточный варианты комплекса повседневной одежды. Но они чаще, чем другие народы, носили войлочную шляпу. Для них типична также обувь из сукна с кожаной подошвой, которой почти не было на Северо-Западном Кавказе. По-видимому, в основном с осетинами надо связывать распространение черкески без газырей, иногда с высоким воротником. Она надевалась прямо на рубаху и считалась рабочей, повседневной одеждой. Такие черкески бытовали также у балкарцев, а иногда и в Карачае.

Говоря о повседневной рабочей и домашней одежде, необходимо выделить четвертый комплекс- специализированную одежду для пастухов, продиктованную условиями их работы. По своему составу она совпадает с рабочей одеждой, но у разных народов в нее включалась специальная пастушеская одежда. В Карачае, Балкарии, Осетии (Дигории) и отчасти в Кабарде в состав одежды пастухов крупного рогатого скота, и овец входила войлочная одежда с рукавами, а также короткая бурка или просто накидка из куска войлока. У осетин была распространена короткая бурка, а еще также накидка из грубой ткани. У чеченцев и ингушей, кроме бурки, была накидка из домотканого сукна.

Итак, в повседневной одежде наблюдались наибольшие различия, видимо, прежде всего потому, что она была наиболее приспособлена к бытовым особенностям жизни народа, отвечала его потребностям и возможностям. Все предметы повседневной одежды делались руками местных женщин, а не ремесленников, чье участие в создании костюма обычно приводит к известной его нивелировке.

Можно условно выделить пятый комплекс — с шубой, указав при этом, что он является не столько сезонным (зимним), сколько более всего связанным с вертикальной зональностью, отгонным скотоводством, возрастными различиями. Шубы (чаще всего нагольные) разного покроя носили на горных пастбищах и летом. Они же могли служить покрывалом для спанья. В шубе летом можно было видеть стариков, особенно по вечерам.

Карачаевцы, балкарцы и  адыгские народы,  обычно надевали шубы поверх бешмета, иногда под черкеску. Осетины, чеченцы, ингуши носили шубу и прямо на рубаху. Крытые шубы носили более зажиточные люди и в качестве выходной одежды. Комплекс с шубой был характерен и для народов Дагестана — соседей чеченцев. Народы Дагестана в отличие от горцев Северного Кавказа имели разнообразный набор шуб.

Причины сходства мужской одежды народов Северного Кавказа в XIX-XX вв. уже являлись предметом суждений в ряде наших работ. Кратко их можно сформулировать следующим образом:

1. Сходство географических условий и хозяйственной деятельности, связанной с вертикальной зональностью. Даже народы, жившие в предгориях, пасли свой скот на альпийских пастбищах, т. е. имели одинаковые условия производственного быта с жителями горных районов. Одинаковые формы производственной деятельности — в основном отгонное скотоводство в сочетании с земледелием — давали сходное сырье для производства одежды.

2. Наличие общих компонентов, участвовавших в этногенезе многих народов, а также общих исторических влияний. Значение аланской(карачаево-балкарской) культуры, влияние тюрков-кочевников, прочные историко-культурные и экономические связи с русскими, с народами Закавказья, в первую очередь с грузинами. Источники получения материалов, отдельных предметов одежды были общими для всех народов Северного Кавказа.

3. Длительное соседство и исторические связи народов Северного Кавказа между собой имели большое значение в сложении общих форм и целых комплексов одежды. Специфические формы связей между народами: аталычество, куначество, побратимство, межплеменные и межнациональные браки — сопровождались обменом предметами одежды, ее дарением родственникам мужа, иногда одежда входила в состав выкупа за кровь и др.

Поскольку создательницей костюма в основном была женщина, переход ее из одной этнической среды в другую служил одним из путей сложения общности одежды. Все эти виды связей, в особенности межэтнические браки, были характерны в основном для феодальной верхушки, где в наибольшей степени наблюдались заимствования, следование «моде». Несомненно влияние одежды кабардинских феодалов на одежду соседних народов, в первую очередь их привилегированных сословий, часто являвшихся вассалами кабардинских князей.

Итак, причин, способствовавших сложению общности в одежде народов Северного Кавказа, было много. Но на разных этапах исторического развития наибольшее влияние оказывала та или иная причина или их сочетание. Такие причины, как сходство хозяйственной деятельности или торговые связи, в первую очередь обусловливали идентичность материала для одежды. Сходство покроя диктовалось общими чертами не только в хозяйстве, но и в быту, в частности воинском, и т. п. Но сказать «почему» и даже «как» — еще не значит сказать «когда». Для иллюстрации сложности ответа на этот вопрос приведем два мнения крупных кавказоведов.

Е. И. Крупнов, говоря о второй половине I тысячелетия нашей эры, пишет о сходном культурном облике населения Северного Кавказа: «Эта культурная общность племенных групп разных районов Северного Кавказа, прослеживаемая по формам материальной культуры, совершенно не исключает существующих между ними языковых и других различий… По всем данным именно здесь, на Северном Кавказе, зарождаются основные типы современных горских костюмов: папаха ,чепкен (черкеска), бешмет, ноговицы и пояс, украшенный цветным металлом».

Рассматривая значительно более поздний период, Л. И. Лавров говорит: «Как видно из приведенных материалов, в XIV-XV вв. уже существовали прототипы таких позднейших видов адыгского костюма, как бешмет, бурка, ноговицы и чувяки». Что касается пояса, то он, по мнению Л. И. Лаврова, напоминает нынешний лишь формой металлического набора. Черкеска, папаха, башлык, низкая войлочная шляпа с большими полями XIX в. не имеют прототипов среди известных фрагментов адыгской одежды XIV-XV вв. Появление их в быту кабардинцев относится к более позднему периоду.

При изложении материала по конкретным разделам мы в ряде случаев говорили о древности той. или иной формы одежды. Но более точно ответить на этот вопрос смогут только позднейшие исследователи, в руках которых будет, надеемся, и новый материал. Мы высказали мнение о том, что терминология одежды может в какой-то мере способствовать определению времени появления того или иного типа одежды. Что же касается приведенных высказываний Е. И. Крупнова и Л. И. Лаврова, то при расхождении в отдельных моментах важно единое мнение обоих авторов в том, что основной комплекс мужской одежды сложился как общий для народов Северного Кавказа много столетий назад.

Мы также можем подтвердить длительное сохранение традиционных упоминавшихся выше форм одежды. Наибольшей устойчивостью отличаются обувь и ноговицы, затем бурка, меховая шапка, бешмет, штаны, рубаха и пояс. Значительные изменения претерпели верхняя одежда (черкеска) и парадный головной убор. Общая тенденция развития к сближению форм особенно ясно выявилась во второй половине XIX — начале XX в.

(Е. Н. Студенецкая. Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX вв., «Наука», Москва, 1989 г.)

Источник: Эльбрусоид

ИП «АЛАНИЯ»

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

Filed under: История | Tagged: Кавказа, Одежда, народов |

alaniya.wordpress.com


Смотрите также