Чем на Руси косы покрывали. О важности женского головного убора. Женская шапка на руси


Чем на Руси косы покрывали. О важности женского головного убора | Самые свежие новости

Головной убор на Руси был неотъемлемой частью женского гардероба. Волосы обязательно заплетали, а голову покрывали в зависимости от социального статуса. Головной убор мог многое сказать о своей обладательнице – её семейном положении, статусе в обществе, территориальной принадлежности.

Девичьи убранства

Девичью косицу мог вершить металлический обруч, закреплённый на затылке, с височными кольцами и различными налобными украшениям. 

А вот обруч, обтянутый тканью, декорированный вышивкой, пластинками, бусами, жемчугами и каменьями называли венцом.

Обыкновенно венцы носили по праздникам и на свадьбу.

Обруч и венец – это трансформации хорошо знакомого нам венка – древнейшего девичьего украшения на Руси.

Женский головной убор на Руси был органически связан с причёской и дополнял её.

Также девушка могла украсить свои волосы повязкой – полоской шёлковой, парчовой, бархатной или шерстяной ткани, закрывающей лоб или темя. Повязка завязывалась под косой, а широкие расшитые ленты спускались на девичью спину. 

Головной убор завершали вышивками, жемчугами, цветами. Повязки носили в основном крестьянки, чаще их надевали по праздникам, а иной раз на свадьбу – вместо венца.

Убранства замужних

После замужества женщины полностью покрывали волосы, и чем более многослойным был головной убор, тем зажиточней считалась его обладательница. 

Одним из таких головных уборов была кика (кичка) – высокое женское убранство, состоящее из позатыльня – полотна, покрывающего плечи; 

повойника – ткани, повитой вокруг головы; 

начельника – передней лобовой части и очелья ­– жемчужной сетки или бахромы. 

Кички были разные по форме, они напоминали рога, копытца и даже лопату. Барыни носили "рогатые" кички, передняя часть которых была заполнена орнаментом, а очелье обшито золотом.

Рога на Руси считались оберегом для матери и по поверьям защищали ребёнка от тёмных сил и сглаза. Высота таких рогов иногда доходила до 20 см, поэтому в рогатой кичке было принято ходить, запрокинув голову.

Кичиться - ходить с высоко поднятной головой.

Интересно, что название этого убора можно встретить в архитектурных словарях, оно обозначает возвышение на передней части корабля. Впоследствии кичку заменили более простые головные уборы - сорока и повой.

Сорока считалась одним из самых богатых головных уборов и состояла из большого количества частей, от 8 до 14. 

Основой для убора служили кичка, позатыльник и сама сорока, которая представляла собой возвышенную макушку. 

Сорока называлась саженой, если она была обшита драгоценными камнями и крылатой, если с боков к ней пришивали ленты с завязками. 

Украшениями для такого убранства служили искусственные цветы, бисер и драгоценности.

"Если смотреть на затылок женщины в этом уборе, всё равно что смотреть на сидящую птицу с подогнутыми крыльями", - писал пензенский автор Кротков в конце ХIХ века.

Повойник – платок или полотенце, который ранее одевали под кичку, чтобы покрыть голову. Однако, ходить в одном повое на людях считалось признаком плохого тона.

Cнять головной убор с замужней женщины на Руси считалось страшным оскорблением. Отсюда пошло выражение «опростоволоситься», то есть остаться с непокрытой головой.

Однако, во второй половине ХIХ века, убор стал самостоятельным предметом одежды, вытеснив сороку и кику. Чаще всего повойник носили крестьянки, чтобы защитить волосы от спутывания и загрязнения. 

Праздничный повойник шили из шёлка, атласа или бархата и украшали очелье бисером или драгоценными камнями.

История кокошника

История кокошника полна тайн и загадок - считает Дмитрий Савицкий. А точного времени появления этого головного убора не знает никто.

Коко́шник — старинный русский головной убор в виде опахала или округлого щита вокруг головы. Кичка и сорока носились только замужними женщинами, а кокошник — в том числе незамужними. Кокошник представляет собой лёгкий веер из толстой бумаги, пришитый к шапочке или волоснику; он состоит из убранного начельника и донца, или начельника и волосинка, со спуском позади ленты. В XIX в. бытовал в купеческой и крестьянской среде (главным образом в северных губерниях), а в допетровской Руси — и в боярской.

Название «кокошник» происходит от древнеславянского «кокош», обозначавшего курицу и петуха. Характерная черта кокошника — гребень, форма которого в разных губерниях была различной. Так, например, в Псковской, Костромской, Нижегородской, Саратовской и Владимирской землях кокошники напоминали по форме наконечник стрелы. В Симбирской же губернии женщины носили кокошники полумесяцем. В других местах схожие с кокошниками головные уборы назывались «каблучок», «наклон», «злотоглав», «рогачка», «кокуй», или, например, «сорока». 

Кокошники делали на твёрдой основе, сверху украшали парчой, позументом, бисером, бусами, жемчугом, у наиболее богатых — драгоценными камнями.

Кокошники были очень разнообразны по конструкции и характеру украшений. При этом главной их особенностью было то, что они плотно охватывали голову женщины, закрывая волосы, заплетенные в две косы и уложенные венком или пучком.

Обычай закрывать волосы замужней женщины с глубокой древности известен всем славянским народам Восточной и Западной Европы и связан с дохристианскими религиозными представлениями. В руской деревне принято было считать, что женщина с непокрытой головой может принести несчастье дому: вызвать неурожай, падеж скота, болезни людей и т. д.

Кокошники изготавливались обычно профессиональными мастерицами, продавались в деревенских лавочках, городских магазинах, на ярмарках или делались на заказ. Крестьяне бережно хранили кокошники, передавали их по наследству, часто они использовались несколькими поколениями. Кокошники считались большой семейной ценностью.

Кокошник считался праздничным и даже свадебным головным убором. Его расшивали различными орнаментами-оберегами и символами супружеской верности и плодородия, таким образом кокошник был не только украшением женщины, но и её оберегом.

В Симбирской губернии впервые его одевали в день свадьбы, а затем носили по большим праздникам до рождения первого ребёнка. Изготавливали кокошники в городах, в больших сёлах и монастырях специальные мастерицы-кокошницы. Они вышивали золотом, серебром и жемчугом дорогую ткань, а затем натягивали её на твёрдую (берестяную, позже картонную) основу. Кокошник имел матерчатое дно. Нижний край кокошника часто обшивали поднизями - сеткой из жемчуга, а по сторонам, над висками крепили рясна - низко спадающие на плечи нити жемчужных бус. Такой убор стоил очень дорого, поэтому кокошники тщательно сохранялись в семье и передавались по наследству.

Орнамент очелья кокошника обязательно состоял из трёх частей. Позумент - металлическая ленточка - обрисовывает его по краям, а внутри каждой части "канителью" (витая проволочка) вышивается орнамент - оберег. В центре располагается стилизованная "лягушка" - знак плодородия, по бокам - S-образные фигуры лебедей - символов супружеской верности. Тыльная часть кокошника вышивалась особенно богато: стилизованный куст символизировал древо жизни, каждая веточка которого - новое поколение; часто располагалась над веточками пара птиц, символ связи земли и неба и брачующейся пары, в лапках птиц - семена и плоды. Таким образом, кокошник не просто украшал головы, а был женским оберегом.

Более поздние кокошники в виде шапочки орнаментированы просто красивым орнаментом свадебной символики "виноград и роза", появившейся в вышивке под влиянием городской моды, и олицетворявшей в народном сознании "сладку ягодку и аленький цветочек".

Женский головной убор в своих формах и декоре более других частей костюма сохранял архаичные черты, содержал многочисленные временные напластования. Головные уборы хранились в семьях из поколения в поколение и были непременной частью приданного невесты из зажиточной семьи.

Пётр I своими указами запретил боярышням носить этот головной убор. Но кокошник выжил в крестьянской среде как атрибут праздничной или свадебной одежды.

В Екатерининскую эпоху возрождается интерес к руской истории и российским древностям.

Увлечение руской стариной становится модным при дворе. Проявляется внимание и к женскому боярскому и царскому костюму Московской Руси XVII в. В моду входит придворное платье, напоминающее сарафан и дополненное кокошником и длинной сборчатой рубашкой. Сохранилось описание костюма Екатерины II, относящееся к 1863 г.: «Императрица была в ало-бархатном руском платье, унизанном крупным жемчугом, со звездою на груди и в бриллиантовой диадеме на голове...».

Война с Наполеоном, всколыхнув небывалую волну рус­кого патриотизма, вернула интерес ко всему национальному и в литературе, и в поэзии, и в одежде. В 1812-1814 годах в европейскую моду вошли красные и синие руские сарафа­ны с ампирной талией и филигранными пуго­вицами спереди. На портретах того грозного времени в них запечатлены и англичанки, и императрица Елизавета Алексеевна, супруга Александра I, и даже француженки. Прорусское движение в моде вернуло в светское об­щество некое подобие старинных кокошни­ков.

В 1834 году Николай I издал указ, вводив­ший новое придворное платье, дополненное кокошником. Оно состояло из узкого откры­того корсажа с длинными рукавами «а-ля бо­яр» и длинной юбки со шлейфом.

Платья эти к концу XIX века часто шила в Петербурге ма­стерская Ольги Бульбенковой из бархата раз­ных цветов и парчи (для императрицы и ве­ликих княгинь) со вставками из белого атласа. Рисунок роскошных золотых вышивок был предопределён указом в соответствии с поло­жением дамы при дворе. Порядок ношения этих платьев сохранился в России вплоть до отречения Николая II в феврале 1917 года.

Завершить хочется стихами Владимира Садовника:

Руская красавица,

Как же хороша!

Счастьем улыбается

У тебя душа.

Руская красавица,

Нет тебя милей!

Ищут-зря стараются,

По земле по всей.

Мысли твои ясные

Миру не понять.

Ты - жена прекрасная,

И такая ж мать!

Ты - не вещь блестящая,

Кукла-манекен,

Душу настоящую Ближним даришь всем.

Сердце твоё чистое,

В нём корысти нет,

Очи же лучистые

Источают свет!

Руская красавица,

Будь всегда такой,

Хоть врагу не нравится

Стороны святой!

Какая суть скрывается за формой кокошника

Вы когда-нибудь задумывались, почему некоторые из головных уборов, например, кокошники, имеют такую довольно необычную форму? Ведь если рассматривать кокошник с прагматической точки зрения, то с его помощью нельзя защититься от Солнца, дождя или снега, а значит в него изначально вкладывался совершенно другой смысл. Тогда какой именно?

В настоящее время, благодаря созданию специальных технических устройств, появилась возможность получить изображение биологического поля человека, которое представляет собой совокупность излучений человеческого тела в очень широком спектре частот. Фактически человек непрерывно пребывает в особом энергетическом коконе, который большинство людей в обычных условиях не воспринимает своим зрением. Сравнивая полученные с помощью этих технических устройств изображения биологического поля человека с формой кокошника, легко заметить между ними совершенно очевидное сходство. Поэтому логично предположить, что кокошник представляет собой материальный аспект светимости биологического тела человека, локально выделенный в области головы.

Можно предположить, что в древние времена, когда человек обладал способностью видения тонких планов существования материи, потребность в подобного рода головных уборах отсутствовала, так как девушка или женщина естественным образом воспринималась сияющей, а вот с того времени, как люди в большинстве своём утратили способность видеть окружающее человека биологическое поле, возникла потребовалось в создании определённых элементов одежды, с помощью которых можно было бы формировать и передавать невидящему человеку информацию о внутреннем состоянии женщины, её целостности и совершенстве. Поэтому кокошник не только повторяет форму биологического поля здоровой женщины, но и благодаря цвету (белый с оттенками синего, голубого, фиолетового и т.д.), а также различным украшениям и элементам отделки, способствует невербальной передаче информации о степени её духовного совершенства.

В связи с этим можно также обратить внимание на то, как раньше называли королей и царей - венценосная особа. Так называли потому, что венец (или корона) также символизирует собой ауру человека или нимб. Традиционно венец или корона изготавливались из золота или других драгоценных металлов и украшались драгоценными камнями, что на материальном плане должно было символизировать развитость соответствующего энергетического центра у данного человека (коронной чакры). 

Комментарий Александра Дорошкевича

Значение головных уборов для наших Предков

Не так давно, буквально 50-200 лет назад строения-здания и одежда у людей имели совсем другой вид и были значительно богаче и наряднее, чем в настоящее время. Сейчас человека окружают многоэтажные здания-коробки из стекла и бетона с невысокими потолками и небольшими по объему помещениями, да и одежда – унисекс, однообразная и тоже многоэтажная.

Посмотрим на одежду прошлого 18-19 века, на головные уборы. Известно, что мужчины оценивают женщин, разглядывая их сверху вниз, в то время, как женщины осматривают мужчину снизу вверх. Сейчас шляпки не в моде, в холодное время для защиты от холода надеваем шапочки и меховые уборы. А раньше были головные уборы весьма интересные и обязательными к ношению. 

Ансамбль танца "Славица"

 

Во-первых, они выполняли защитную функцию, не только от холода, но и от энергетических загрязнений.

Как и одежда, головной убор наших бабушек и прабабушек (а также прапрапра- и дальше, дальше, в глубь веков), служил, в том числе, для социальной коммуникации. Каждый житель города, деревни или общины ориентировался в женской и мужской одежде, в символике вышивки и общем расположении элементов одежды куда как лучше, чем мы, современные, ориентируемся в моделях мобильных телефонов. По одежде и головному убору (а особенно женскому головному убору) всяк, проходящий мимо, даже не знакомый лично с этой женщиной, понимал, кто перед ним, каким социальным статусом обладает эта женщина и каково её семейное положение. 

Молодая девушка, готовая к замужеству носила специальный девичий убор, который показывал окружающим во всей красе её волосы – исконный символ женской силы на Руси. Представлял он собой, чаще всего, красную ленту, повязанную по голове и сходящуюся под косой в своеобразный бант. Девушки, находящиеся на выданье имели право заплетать волосы в косу (чаще всего одну, замужние заплетали две) и носить волосы открытыми для всеобщего обозрения. И когда девушка выходила замуж, происходил особый обряд – прощания с косой. Это вовсе не обозначает, что молодой жене под корень срезали волосы. Просто с этого дня, после прощания с косой, после замужества, волосы уже замужней женщины навсегда уходили под платок, становясь невидимыми для окружающих. Вообще выставлять косу на обозрение, спускать её по спине, могли только женщины, не потерявшие свою девственность. Существовали, однако, специальные случаи, особо торжественные, когда женщина могла распустить свои волосы по плечам – похороны родителей (напомню, что смерть не считалась раньше таким уж горем), венчание, особо крупные славянские праздники. В случае появления у женщины внебрачных детей, или потери невинности она теряла возможность носить косу по спине или показывать макушку головы. Если женщина была замечена в распутном образе жизни, община могла обрезать ей челку, чтобы пометить таким образом «род занятий» женщины.

Спрятать свои волосы от чужого взгляда, будучи замужней, считалось настолько необходимым и важным, что даже свёкр не мог их отныне видеть (большим семейным скандалом могло заканчиваться подглядывание за супругой сына в процессе смены ею платков – дневного на ночной). Только другие женщины, в бане, могли видеть всю женскую мощь, которая теперь, после замужества, принадлежала единственному мужчине. Замужние женщины заплетали уже две косы, укладывая их по голове разнообразными способами, которые тщательно прятали под платок. И если женщина, жена, хозяйка, плохо прятала волосы, то «эзотерический» хозяин дома, домовой, мог начать ей мстить за это, устраивая некие специальные гадости. Ведь, показав волосы, женщина как бы отнимала у своего мужа свою энергетическую поддержку и подпитку, делилась своей женской силой, которая должна по праву принадлежать только одному мужчине. «Засветить волосы» было не только позором, но и энергетически неприятным действием, которое могло привести к разнообразным неприятностям в личной и «экономической» жизни семьи и женщины. Верили, что женщина (не девушка на выданье) с открытой головой имеет доступ к нечистой силе. В славянской мифологии с распущенными волосами ходили русалки и ведьмы, представители нечистой силы.

Подлинно руские головные уборы

Как ни странно, но названия самых популярных в современной России головных уборов заимствованы из иностранных языков — как, конеч­но, и сами уборы. «Шапка» ещё в Средние века заимствована из фран­цузского, «шляпа» явилась к нам из немецкого языка одновременно с возвращением Петра Великого из его знаменитого европейского во­яжа, а «кепка», конечно, не что иное, как обрусевшее английское cap или немецкое Kappi (в свою очередь, заимствованные из латыни). Что же касается подлинно руских головных уборов, то из них, пожалуй, широкой общественности доподлинно известен лишь кокошник — во множестве его разновидностей, но прежде всего тот, что Снегурочка и Василиса Прекрасная носят, не снимая, вкупе с неизбежной русой косой до пояса. А старшие поколения, наверно, представят себе толь­ко оренбургский платок, на самом деле распространившийся в евро­пейской части России лишь в XIX веке.

А между тем в дореволюционной России видов традиционного голов­ного убора — прежде всего, конечно, женского — было никак не меньше полусотни, и разнообразие причудливых фасонов, форм, материалов и украшений составляет одну из самых интересных страниц истории отечественного костюма и руской моды в её подлинном, всенародном понимании. К сожалению, эта страни­ца ещё не написана: отдельной монографии, исследующей историю и географию руского головного убора, пока не существует, несмотря на то что им — как неотъемлемой частью костюма — занимались мно­гие именитые руские этнографы.

Разнообразие женских головных уборов

С древних времён у девушек головным убором был металлический обруч. К нему прикреплялись височные кольца и налобные металлические украшения. У каждого славянского племени они были свои, особенные: браслетообразные у кривичей, семилопастные у вятичей, спиралевидные у северян и т.д. Иногда по видам височных колец археологами даже определяются границы расселения тех или иных племён. Крепились такие кольца у виска на металлический обруч или даже вплетались в волосы, одевались кольцом на ухо и т.д. Из праздничных уборов уже тогда существовало у девушек некое подобие кокошника, повязка, ("чело кичное") и венец, а из украшений - височные кольца, очелье, подвески, бляшки, пряжки. 

Женский головной убор замужней женщины предполагал полное "покрытие" головы. В X-XI веке это подобие головного полотенца, которым оборачивали голову, так называемый повой. Несколько позже такое полотно будет богато украшаться и станет убрусом. В XII-XV веках женщины из богатых и знатных сословий используют целую комбинацию несколько уборов: повойник, убрус и поверх - кичка или круглая шапочка с мехом по краям (особенно зимой). Передняя часть кики позже становится съемной и получает название очелья (хотя по данным некоторых историков очелье могло существовать и раньше, и одеваться прямо на повой). Очелье особенно богато украшается жемчугом, бисером и т.д. У женщин украшения крепились уже не к волосам (как это бывало у девушек), а прямо к головному убору. Сначала это различные височные украшения, а к XIV - XV векам самыми распространёнными становятся рясы.

Женщины менее богатые и знатные в XI-XII веках и позже чаще носили сороки и менее дорогие убрусы, без богато-украшенной кички. Что касается платков, то как самостоятельный женский убор его начинают использовать где-то с XVII века. Тогда он начинает вытеснять убрусы и головные полотенца, становясь основным убором.

Символизм Макоши

От символизма Мировой Уточки Макоши, сидящей на макушке-холке Велеса-Ваала, получил своё название и народный головной убор руских женщин – кокошник. В допетровской Руси кокошник бытовал в боярской среде и ниже, а с приходом Петра I остался только в купеческой и крестьянской среде и так дожил до 19-го века.

Название «кокошник» происходит от древнеславянского «кокош», обозначавшего курицу или петуха. Кокошник делали на твёрдой основе, сверху украшали парчой, позументом, бисером, бусами, жемчугом, у наиболее богатых – драгоценными камнями. Кокошник (кокуй, кокошко) исполняется в виде опахала или округлого щита вкруг головы, это легонький веер из толстой бумаги, пришитый к шапочке или волоснику; он состоит из убраного начельника и донца, или начельника и волосинка, со спуском позади ленты. Кокошник – не только женский головной убор, но и украшение на фасадах зданий в руском стиле.

На рис. Кокошники, слева направо: 1 – кокошник Арзамасского уезда Нижегородской губернии, Руский Музей; 2 – руский кокошник; 3 – руский кокошник с изображением Макоши, стилизованным под пчелу; 4 – большой шлем из бронзы, Этрурия (7 век до н.э.), Национальный музей «Вилла Джулия», Рим. 

Форма кокошника спереди напоминает корону, а с боку – утку. К последнему значению нас приводят и многочисленные руские слова того же корня: кока, коко – яйцо, кокач – пирог с кашей и с яйцами, кокош – курица наседка, кокиш – первые правильные перья гусиного крыла, для письма, кокоток – сустав перста, кокова – набалдашник, верхний наконечник, головка, резное украшенье на коньке избы, медные головки на санях, козлах повозок и пр. 

Рис. Развитие образа и символизма кокошника, слева направо: 1 – славянский бог Велес с уткой-Макошей на голове; 2 – египетская богиня с двумя птицами на голове; 3 – царь Хафра (Хефрен) (середина 26 века до н.э.), Египет; 4, 5 – руские кокошники. 

На представленном рисунке показано развитие образа и символизма руского кокошника. Сначала мы находим глубинную религиозную мифологию, скрытую в образе утки-Макоши, располагающейся на голове Велеса. На изображении Велеса непосредственно утка сидит на голове у него. Далее мы видим египетскую богиню в головном уборе, сделанном из двух птиц. Одна из них распласталась по голове, начиная формировать задний полог кокошника – нарядную сороку (заметьте, и птичье название сохранилось). Другая птица в гнезде продолжает сидеть на голове. На изображении царя Хефрена первая птица превратилась уже в просто полог-сороку, а верхняя сползла ближе к загривку царя. На руских кокошниках (4 и 5) головной убор уже практически совсем утратил птичьи черты, но сам символизм остался. Осталась и форма гнезда, которую формирует шапочка-начельник. Силуэт утки напоминает сама передняя часть кокошника. На фрагменте 4 мы видим также, что верхняя часть кокошника напоминает птицу, распростёршую крылья вниз – на голову. Кокошники заканчиваются задней частью – сорокой.

Другой руский национальный головной убор – кичка – также свой символизм черпал из звёздного славянского религиозного культа утки-Макоши (созвездие Плеяды), расположенной на голове (загривке) Велеса (созвездие Телец).

Рис. Развитие образа и символизма кички, слева направо: 1 – Велес в рогатом и кругоподобном головном уборе с звездой-уткой-Макошей в центре; 2 – египетский бог в рогатом головном уборе и с кругом; 3, 4 – на египетской фреске рога превратились в два пера Маат (Макоши) с солнцем внутри; 5 – руская кичка, Тамбовская губерния (19 в.); 6 – фрагмент узора; 7 – скифо-кобанская фигурка из Дагестана (6 в. до н.э.); 8 – рогатая кичка – свадебный головной убор казачки-некрасовки (начало 19 в.); 9 – рогатая Макошь, руская вышивка; 10 – руская кичка. 

На рисунке отчётливо видно развитие образа славянского бога Велеса, держащего утку-Макошь с гнездом на голове. На фрагментах 3 и 4 рога превращаются в перья (страуса), которые и символизируют египетскую Маат (рускую Макошь). На кичке (5) имеется узор, который в увеличенном масштабе представлен на фрагменте 6. Он полностью схож с египетскими двумя перьями и солнцем между ними. О датировке культа Макоши см. п. 5.3.3.1. гл. VI. Отметим лишь, что древнейшее скульптурное изображение Макоши датировано 42-ым тысячелетием до н.э. и найдено на Руси, в селении Костёнки, Воронежская область. Поэтому и зарождение, и развитие культа Макоши мы вправе отнести в Руси и к славянству, а Египетское использование этого славянского культа Макоши-Маат рассматривать, как его продолжение, принесённого в долину Нила проторускими переселенцами. Проторусы принесли в Египет и культ славянского бога Велеса-Ваала, рога которого превратились в Египте в два пера.

Именно такое, соответствующее славянской религиозной мифологии наполнение, нёсла кичка. Этот руский головной убор имитировал рога коровы, что символизировало плодовитость его хозяйки. Рогатую кичку носили молодые замужние руские женщины, меняя её в старости на безрогую. У славянских замужних женщин долгое время (и поныне!) сохранялся способ повязывания платка, когда его угловые концы торчали на лбу в виде маленьких рожек. Они также имитировали рога коровы и символизировали производительный период в жизни женщины.

Отметим также, что в руских и др. славянских вышивках Макошь всегда изображалась и изображается рогатой. «Рогатыми» называют также и двух лосих-рожениц, её сопровождающих. Это Лада и Леля, отражающие космическую сущность славянства, они на звёздном небе – Большая и Малая Медведицы.

Всё вышесказанное касается и других руских головных традиционных уборов – шапки-ушанки, платка и косынки.

Рис. Развитие образа и символизма шапки-ушанки (третья и четвёртая слова) и косынки (крайняя справа).

В частности, слово «платок» происходит от руского «поле», что является исходной вотчиной Макоши. Этимология слова «косынка» напрямую происходит от имени Макоши. Академик Б.А. Рыбаков производил имя этой богини от руского mokos, где первый слог обозначает «Мать», а второй – «жребий, рок, судьбу». Так как Макошь в себе содержи и Долю и Недолю, то косынка – диагональная часть целого платка-поля (платенце, полотенце) – соотносится с Долей и плодовитостью. Что в словаре В. Даля подтверждается этимологически, например, кося кур. жеребёнок [40]. К утке с косым крылом нас относит руское слово косоус – столярн, выкаченная гуськом полочка, карнизик.

Кока – так называют и в Твери неполный початок, веретено с початою пряжей, а коклюшкой называют точёную палочку для намотки ниток и плетенья поясков и кружев. Это вновь приводит нас к символизму Макоши, атрибутами которой является веретено, нитки и процесс плетения.

Помимо нити жизни, ассоциирующей с уткой и ей снесённым яйцом, Макошь также прядёт и нить смерти. Последнее значение также закреплено в словах с корнем кок: кокать, кокнуть что – бить или разбить, хлопнуть, ударить, кокошить кого – ниж. тамб. бить, колотить кулаками, кокшила – драчун, забияка, кокошать кого, кокшить – бить; убивать до смерти, лишать жизни, коковеть – остывать и твердеть, черстветь, мерзнуть, промерзать, коковень сиб. или кок-коковень – стужа, от которой все костенеет, коснеет, цепенеет.

Кстати, здесь мы пришли к этимологическому понятию значения слова кость – корень ко- + суфф. –сть = «Макошь/судьба/основа есть».

Подытожим:

Таким образом, мы пришли к заключению, что головной убор на Руси, а также на других территориях распространения славянства (Европа, досемитические Греция, Шумер и Египет):

1) являлся славянским религиозным культовым предметом;2) отражал космический символизм славянской религии, а именно, расположение созвездия Плеяд-Макоши-утки (покровительствовавшего Руси, в частности, Москве), на холке у Тельца-Велеса-быка;3) символизировал фазу плодовитости славянских женщин;4) если убор содержал элементы, похожие на рога, то они символизировали Велеса;5) остальная часть головного убора символизировала утку-Макошь и её гнездо.Такое назначение головных уборов в большинстве случаев сохраняется по сегодняшний день.

Реконструкция древних женских головных уборов

Головной убор мерянки, жительницы Алабужского городища 7 в. н. э.

Владимирский кокошник начала 20-го века.

Головной убор мерянки, жительницы Алабужского городища 7 в. н. э.

Костромской женский праздничный убор - "наклон". (Галич Мерьский)

Марийский женский головной убор "шурка"

Удмуртский женский головной убор "айшон"

Эрзянский женский головной убор "панго"

Женские головные уборы в картинах художников

К.Е.Маковский

М.Шанько. Девушка с Волги, 2006

А.И. Корзухин. Боярышня, 1882

М.Нестеров. Девушка в кокошнике. Портрет М.Нестеровой 1885

К.Е.Маковский. Боярыня у окна с прялкой

К.Е.Маковский. Портрет З.Н.Юсуповой в русском костюме 1900-е годы

А.М. Левченков. Боярышня

]]>Источник]]>

www.kramola.info

Головные уборы на РУСИ. | Прически на каждый день

Женские головные уборы на Руси были не просто одеждой: это способ рассказать о себе главное. По тому, что надевала на голову женщина, можно было понять ее семейное положение, возраст, социальную принадлежность, а также то, в какой губернии она родилась. Имело значение все: цвет убора, его форма, ткань, из которого он сшит, и конечно, прическа, которую он обрамлял.

Незамужние девушки заплетали волосы в косу, замужние женщины - заплетали две косы и закрепляли их на голове или собирали волосы в пучок. Ходить с распущенными волосами (простоволосой) было недопустимо и неприлично. Считалось, что с неубранной головой на людях появляются либо ведьмы, либо нечистая сила - вроде русалок и кикимор, а для обычных женщин такая смелость чревата порчей. Ведь большая часть магических обрядов проводилась с использованием волос жертвы: наши предки издавна наделяли их мистической силой. Поэтому волосы всегда собирали в тугую прическу, а все головные уборы способствовали этой задаче.

Девушкам разрешалось открывать макушку, поэтому они носили всякого рода ободки, венки, обручи, повязки и открытые кокошники. Замужние дамы полностью голову закрывали. Они надевали парчовые, ситцевые и сатиновые повойники (круглые шапочки), чепцы или платки.

От жемчуга до лоскутков.

Известно, что так называемые "Магазины Шапок" в дореволюционной России был привилегией только городских женщин, и только тех, кто мог себе это позволить. Но и среди них тогда не было обладательниц двух одинаковых кокошников - во-первых, потому, что даже магазинные уборы мастерицы шили вручную. Во-вторых, потому, что каждая женщина дорабатывала купленные чепцы и ободки по своему вкусу: их расшивали драгоценными камнями, жемчугами, мехами, бархатными цветами и узорами из золотистых нитей.

Убранство деревенских женщин только от их мастерства и достатка зависело. Часто их головные уборы были сшиты из разноцветных лоскутов ткани (то, что осталось от поношенной одежды домочадцев. Но именно их деревенские красавицы шили, что называется, с душой, а значит - кому-то они были дороже, чем тысячи кокошников, расшитые золотом и жемчугами.

1. повязка (перевязка, налобник).Повязка (перевязка, налобник) - ленточный головной убор (известен уже в X веке) - обхватывала лоб и скреплялась на затылке узлом. Повязки девицы из небогатых сословий носили.Их надевали чаще всего по праздникам и даже на свадьбу (вместо венца. Делали из недорогих подручных материалов - кожи, шерсти, бересты. Шли в ход и шелковые ленты, а в богатых семьях - византийская парча. Украшали также вышивкой, жемчугом, бисером, стеклярусом, золотом и драгоценными камнями.Замужние женщины также могли использовать повязки, но надевали их на покрытую голову.

2. венец (венчик), рясочник (ряска), коруна, почелок.Другой разновидностью девичьего головного убора был венец (венчик), который вел свое происхождение от венка из луговых цветов. Он оберегом от нечистой силы был.Венец делался из металла и представлял собой тонкую бронзовую или серебряную ленту шириной около 2, 5 см. По форме напоминал повязку, завязывался шнурком или лентой на затылке. Часто венец каким-либо узором с зубцами наверху покрывался.В древности венок носили на распущенные волосы - как неотъемлемую часть обряда, в котором принимала участие незамужняя девушка (сбор трав, прыжки через костер. После проведения ритуала венок полагалось сжечь или бросить подальше (на дерево, крышу дома или другого строения.Чаще всего венец, унизанный жемчугом вдоль щек, девушка надевала на большой праздник или свадьбу, и тогда он уже назывался рясочник.Сама форма венца очень древняя, а старое название - "Венец с Городы", или "венец теремчат", то есть с теремами. Состоял из околыша, который декорировался золотым шитьем и бисером (как белым, так и цветным), применялся и галунный стеклярус. Узор выкладывался белью, на нее сажался жемчуг или бисер.Как известно, главной девичьей красой на Руси была коса, а потому в большинстве девичьих уборов макушка оставалась открытой. Только в том случае, если девушка была незамужней, она могла носить венец. Отсюда венец - символ девичества. Выходя замуж, девица прощается со своим венцом или его похищает жених.Венец, коруна, почелок, ряска - типы праздничного девичьего убора с подкладками из фольги. Одни были сплошными и твердыми, а другие - прорезными и гибкими.Самым торжественным из всех девичьих уборов была коруна - твердый венец в виде выпуклого обруча с прорезным узором. Она была распространена весьма широко. Исследователи считают, что коруны и венцы конца Xvii - начала XIX века возникли в результате синтеза народных и великокняжеских головных уборов еще в домонгольское время.

3. подубрусник (или повойник, волосник).В будни женщина надевала подубрусник или повойник (волосник), представлявший собой небольшую шапочку - сетку из тонкой ткани. Он состоял из дна и околыша со шнуровкой вокруг головы, с помощью которой шапочка туго завязывалась сзади. Повойник украшали жемчугом, камнями, нашивая их на область лба. Эту нашивку берегли и передавали от матери к дочери, перешивая на новый головной убор.Главной задачей повойника было прятать волосы женщины от окружающих, но многие усердствовали, стягивая его так, что не могли моргать. Поверх повойника женщина платок или шапку надевала.

4. кокошник.Это, пожалуй, самый распространенный вид. Кокошник популярность с появлением сарафана получил. Он отличался от коруны так называемым донцем - тканью, которая закрывала волосы женщины.Термин "Кокошник" впервые в документах XVI века встречается. Слово "Кокошник" происходит от древнеславянского слова "кокош", означающего курица - наседка или петух. Однако уже в погребениях Новгорода, относящихся к X - XII вв. Встречаются некоторые подобия кокошника: твердые головные уборы, низко сидящие на лбу и закрывающие голову полностью до ушей.Кокошники множество вариантов в конструкциях и украшениях имели. В той или иной губернии преобладал свой тип с местным названием: "Кокошко", "кокуй", "златоглав", "шеломок", "копытень", "шишак", "ряска", "капок", "борушка", "сборник", "борчатка", "каблучок" и т. д.В центральных районах России были треугольные кокошники, напоминавшие полумесяц, на севере - однорогий конус, в южных - двурогий.Твердая часть кокошника часто пришивалась к шапочке, которая полностью закрывала голову. Очелье могли украшать жемчугом, бисером и цветным стеклом в металлической оправе, а к вершине прикрепляли покрывало из кисеи, падающее на плечи. Часто поверх кокошника надевали платок (завязывали у подбородка или закалывали. Украшали жемчужными поднизями, которые крепились к передней части очелья и спускались на шею и лоб.Кокошники головными уборами замужних богатых женщин считаются. Ученые полагают, что крестьянки того времени вместо них предпочитали носить убрусы и сороки.Разновидностью кокошника можно считать кику по форме напоминавшую птицу. Ее название происходит от названия лебединого крика (кликать, кричать. Кика получила распространение около XV века, будучи тогда убором цариц. Ее надевали поверх повойника. Главным ее отличием от кокошника можно считать то, что она представляла собой твердую шапку с плоским верхом. Иногда имелись по бокам части, прикрывавшие уши.

5. сорока.Сорока (кичка, рога) - головной убор замужней женщины. По данным археологических раскопок сороку носили в XII веке, и уже тогда она была широко распространена по всей территории России. Обычно такой убор состоял из следующих частей: кичка, сорока, позатыльник, налобник, платок.Кичка - круглая холщовая шапочка с верхней возвышающейся частью (рога, сдериха. Формы были разные: лопатообразные, полукруглые и в виде рогов.На передней, лобной, стороне прикрепляли твердую часть из луба (подкорье липы или вяза), деревянных дощечек, бересты или других материалов.Сама сорока представляла собой вытканное длинное полотно, которое крепилось на кичке и спускалось ниже на спину и плечи.Позатыльник - ткань на твердой основе, уложенная сзади, чтобы прикрывать волосы на затылке.Налобник - расшитая полоска, которая закрывала лоб, кончики ушей и виски. Поверх сороки завязывался платок.

6. убрус.В разных областях России он получил разные названия: полотенце, ширинка, наметка, подширье, фата и т. д.Убрус состоял из тонкого прямоугольного полотнища длиной до 2 м и шириной 40-50 см, один конец его украшался шитьем, вышивкой из шелка, золота, серебра и свисал на плечо, а другим обвязывали голову и скалывали под подбородком.В X - XI вв. Поверх убруса помещали ювелирный набор, состоящий из висячих колец и различных украшений. В XII - XV веках женщины из богатых и знатных сословий надевали целую комбинацию - несколько уборов: повойник (шапочка, покрывающая волосы), убрус и поверх - кика или круглую шапочка с мехом по краям (особенно зимой. Передняя часть кики позже становится съемной и получает название очелья.Позднее убрус приобрел знакомую нам форму платка в виде треугольника. Концы платка скалывались под подбородком или повязывались на голове красивым узлом, спускались на плечи и спину и также богато расшивались.Мода носить платки, завязав узел под подбородком, пришла в Россию лишь в Xviii - XIX вв. Из Германии, до этого же платок обхватывал шею, а узел помещался высоко на макушке так, как будто болят зубы. Этот способ назывался "Головка".

7. зимние головные уборы (столбунец, каптур и треух).Зимой девицы покрывали голову шапкой, называемой столбунец. Из-под него выпадала на спину коса, в которую вплеталась красная лента.Замужние женщины зимой надевали шапки из бархата, отороченные мехом. Верх делался из клееной бумаги или ткани, он был круглой, конусообразной или цилиндрической формы и отличался от мужских украшением - шитьем, жемчугом, камнями. Так как шапки были высоки, для сохранения тепла внутрь подкладывали легкий мех или набивали атлас.На шапки замужним женщинам шел бобровый, лисий, соболий мех, а "Девичьим Мехом" считался заячий и беличий.В "Домострое" находим еще один вид зимнего женского головного убора - каптур. Он являлся дальним родственником капора и пользовался популярностью у вдов. Защищал голову от стужи, т. к. по форме напоминал меховой цилиндр, покрывавший не только голову, но и облегавший по обе стороны лицо. Шили каптур из меха бобра, а в семьях победнее использовали овчину. Сверху надевали особый чехол или повязку.В обиходе использовался еще один головной убор - треух. В отличие от каптура, верх треуха покрывался не мехом, а тканью, а налобная часть опушалась соболем и украшалась жемчугом или кружевом.От славян и до Петра I прически и головные уборы наших предков претерпели небольшие изменения. Их основу составляли шапка и платок. Но уже в те времена люди понимали, что головной убор - своего рода визитка, способная многое рассказать о женщине.

Далее читайте о прическах на свадьбу http://pricheski.ru-best.com/uroki/pricheski-na-svadbu

pricheski.ru-best.com

одежда и головные уборы. Что носили женщины в Древней Руси :: SYL.ru

Вам известно, что носили женщины в Древней Руси? А что было позволено надеть мужчине? Что носили простолюдины в Древней Руси, а что - бояре? На эти и другие не менее интересные вопросы вы найдете ответы в статье.

В чем подоплека рубахи

— "Знаю я, в чем здесь подоплека", – скажем мы сейчас, узнав истинную причину того или иного происшествия. А вот во времена Киевской Руси это означало нечто совсем иное. Дело в том, что одежда тогда стоила очень дорого, ее берегли, и чтобы рубаха служила хозяину как можно дольше, ее для прочности укрепляли подкладкой, то есть подоплёкой. Можно предположить, что иронический подтекст это выражение приобрело в связи с тем, что некоторые бедняки хвастались богатым шитьем, но их выдавала изнанка, пошитая из дешевой ткани. Ведь одежда Древней Руси служила не только для утепления, но и для подчеркивания своего социального статуса. Рубаха здесь имела немаловажное значение. У знати это была нижняя одежда, для бедняков часто – единственная, не считая портов и лаптей. Кроме того, рубаха простолюдина была значительно короче, чтобы не сковывала движений.

Орнамент от сглаза

Бояре в поле не трудились, поэтому могли себе позволить нижнюю одежду едва ли не до колен. Но вне зависимости от того, беден ты или богат, на рубахе должен был быть пояс. Слово «распоясался» употреблялось в прямом смысле, но имело столь же негативный оттенок. Кроме того, на этой части одежды был очень желателен орнамент. Его узоры предохраняли от дурного глаза и других неприятностей. Смерть была частой гостьей в крестьянских избах. Тогда в употребление шли «горемычные» рубахи. Белые с белой вышивкой, если умирали родители, и вышитые чёрными узорами, если был траур по детям. Каждая часть одежды имела и ритуальное значение. Когда вдовы опахивали деревню, предотвращая ее от таких напастей, как холера или падеж скота, они были простоволосыми, без обуви и в белоснежных, без всяких украшений рубашках.

Для каких бы случаев ни предназначались рубахи, воротника они не имели. На торжество его заменяло так называемое ожерелье, которое застёгивалось сзади на пуговицу. Такой воротник подходил и к любой другой одежде. А дольше всего сохранилась такая разновидность рубахи, как косоворотка. Она появилась еще в IX, а носилась вплоть до XX века. Полотнище с небольшим отверстием для головы и вырезом на левой стороне груди - вот и все. Просто и практично.

Занавеску на поневу

Отдельно рубахи носили очень редко. В центре и на севере Руси сверху надевали сарафан, а на юге – поневу. Что такое понева? В Древней Руси это была своего рода юбка, только состоящая не из одного, а из трех шерстяных или полушерстяных полотнищ, стянутых на талии гашником. Этот поясок был признаком, что женщина замужняя. Цветом поневы были темные, с красным или синим оттенком, реже – черные. На будничные нашивали внизу тесьму или кумач, а в праздники доставали из сундуков поневы, подолы которых были украшены как можно более многоцветной вышивкой.

Женщинам в те времена приходилось нелегко во многих смыслах. Одежда здесь не исключение. Особенностью женской одежды Древней Руси было то, что поверх всего вышеперечисленного надевали передник, который назывался занавеской, а завершал русский костюм холщовый, шерстяной или полушерстяной шушпан.

Шесть килограммов на голове

Головные женские уборы заслуживают отдельного упоминания. У замужней женщины он мог достигать шестикилограммового веса. Главное, чтобы эта конструкция полностью закрывала волосы. В народе долго верили, что они обладают колдовской силой. Основу из холста уплотняли пенькой или берестой, чтобы получилась твердая налобная часть. Это и называлось кикой, которая завершалась чехлом из ситца, бархата или кумача. Затылок прикрывали позатыльнем, прямоугольной полосой ткани. Всего такая «шапка» могла включать в себя двенадцать частей. Зимой на голове славянки можно было увидеть круглую меховую шапку, но волосы были полностью закрыты платком. По праздникам на головах появлялся кокошник с дном из материи и основой из твёрдого материала. Обычно он был обтянут золотой тканью и обшит жемчугом.

Девушкам приходилось куда легче. Их головной убор в Древней Руси был похож на повязку, обруч или венец. Если такой венчик был богато украшен, то назывался коруной. Жесткая, часто металлическая основа, обтянутая украшенной тканью, была модной у городских щеголих. В деревнях девические венчики были попроще. Мужчины предпочитали круглые шапки с меховым ободком. На мех шли овцы, песцы и лисы. Носили также вяленые шапки и колпаки из войлока. Обычно их форма была конусообразной, а вершина скругленной. Шили их изо льна и шерсти, а также вязали. Тюбетейки из соболей могли себе позволить только князья и ближние бояре.

Одежда для ног

Ноги обертывали тканью из холста или сукна, а на эти онучи надевали лапти или коты, кожаные башмаки. Но самой первой кожаной обувью на Руси были поршни. Их делали из цельного куска кожи, который присобирали по краю ремешком. Лапти из лыка были очень недолговечны. Даже в деревне их носили не больше десяти дней. На городских мостовых они снашивались еще быстрее. Поэтому там больше были распространены лапти из кожаных ремешков. На них часто нашивались металлические пластины, так что получались своеобразные сандалии.

Сейчас самой традиционной обувью в России считаются валенки. Но на самом деле они появились только в XIX веке и были очень дороги. Обычно в семье была только одна пара валенок. Носили их по очереди. Сапоги получили распространение гораздо раньше. Их шили из кожи одинаково для мужчин и женщин. Знать щеголяла в сапогах из сафьяна, козьей кожи, вымоченной в известковом растворе и отполированной камнем, юфти, то есть толстой кожи, и опойки, кожи телят. Другие названия сапог – ичиги и чеботы. Башмаки, которые завязывались шнурками, были обувью женской. Каблуки на них появились только в XVI веке и могли достигать 10 сантиметров.

От портов до брюк

Если говорить о штанах, то данное слово пришло на Русь от тюрок где-то в XVII веке. До этого одежду для ног называли портами. Делали их не очень широкими, почти в обтяжку. Между двумя штанинами, для удобства ходьбы, вшивали ластовицу. Длиной эти первобытные брюки были до голени, где заправлялись в онучи. Знатным людям их шили летом из тафты, а зимой из сукна. Никаких пуговиц, да и разреза для них не было. На бедрах порты держались с помощью шнурка. Нечто похожее на брюки в современном понимании этого слова появилось в России при Петре I.

Без штанов на Руси не выжить

Большое значение одежды у русских определялось, конечно, климатом. Зимой без штанов, как в Риме или Константинополе, на улицу не выйдешь. Да и верхняя одежда Древней Руси во многом отличалась от той, какая была в обиходе в большинстве европейских стран. Выходя на улицу, надевали теплые длинные свиты из сукна. Рукава у них были с обшлагами, а ворот – с отложным воротником. Застегивались они с помощью петлиц. Это характерно именно для древнерусской одежды. Люди побогаче ввели в моду кафтаны из аксамита и бархата. Зипун – разновидность кафтана без воротника. Бояре считали его исподней одеждой, а простонародье надевало на улицу. Слово «жупан» сейчас считается польским или чешским, но оно издревле употреблялось и на Руси. Это та же свита, но короче, длиной немного ниже талии. Ну и, конечно, говоря о зиме, нельзя не упомянуть про мех. Надо сказать, что одежда из меха и ее количество не служили признаком богатства. Пушного зверя в лесах было более чем достаточно. Шубы шили мехом внутрь. Носили не только в холода, но и летом, даже в помещении. Можно вспомнить исторические фильмы и сидение бояр в шубах и меховых шапках.

Древнерусская дубленка

Одним из признаков благосостояния в наше время является дубленка. А вот у славян подобная одежда - кожух - была практически в каждом доме. Делали ее из кожи козлов или овец мехом внутрь. На крестьянах чаще можно было увидеть тулуп, кожух из овчины. Если простой люд носил нагольные кожуха, то бояре предпочитали покрывать их сверху иноземной, дорогой материей. Это могла быть, например, византийская парча. Кожухи длиной по колено позже преобразовались в полушубки. Их носили и женщины.

А вот другие разновидности мужской зимней одежды Древней Руси забыты более прочно. Например, армяк. Первоначально он был перенят у татар и шился из верблюжьей шерсти. Но это было слишком экзотично, к тому же овечья шерсть оказалась ничуть не хуже. Надевали армяк поверх тулупа, поэтому застегнуть его никакой возможности не имелось. В ход шел еще один непременный атрибут древнерусского гардероба: кушак.

Одно из древнейших славянских одеяний – епанча. Это круглый плащ с капюшоном, но без рукавов. Пришел от арабов и упоминается даже в «Слове о полку Игореве». С XVI века это стало накидкой, надевавшейся в торжественных случаях, а при фельдмаршальстве Суворова епанча становится частью солдатской и офицерской формы. Охабень носили люди из высших сословий. Ведь шили его из парчи или бархата. Особенностью охабня были чрезвычайно длинные рукава, которые закидывали за спину, где завязывали узлом. На Пасху знатные бояре шли на службу в ферязи. Это был уже верх роскоши, царская церемониальная одежда.

Упомянем еще такую одежду для всех сословий, как однорядка. Это разновидность кафтана, но долгополого и с пуговицами до подола. Шилась из цветного сукна, без воротника.

В халате и шубке

Модницы зимой предпочитали шубки с декоративными рукавами. Они были длинными и откидными, а для рук предназначались прорези выше талии. Многие виды русского костюма были самобытны. В пример можно привести душегрею. Для крестьянок это был праздничный наряд, а для более зажиточных барышень – повседневный. Душегрея – свободная, узкая спереди одежда, в длину редко доходившая до середины бедра. Шилась обычно из дорогих тканей с красивыми узорами. Шугай – это еще один вид короткой, приталенной верхней одежды, напоминающей современную кофту. Мог иметь меховой воротник. Состоятельные жительницы городов носили верхнюю одежду и из хлопчатобумажной ткани. В летописях встречается упоминание халатов на княжеских дочерях. Для простолюдинок они, видимо, были в диковинку.

Из льна и сермяги

Ткани, из которых шили одежду, первоначально не отличались большим разнообразием. На нательные рубахи шли лен и конопля. Верхний, накладной наряд был шерстяным, а теплые свиты изготавливались из грубых сермяги и овчины. Постепенно представители знатных семейств приобретали все больше шелковых тканей из Византии. В обиход входили парча и бархат.

Плащ и власть

Долгое время обязательным предметом русского гардероба, особенно княжеского, был плащ. Он был безрукавным, накидывался на плечи, а около шеи скалывался фибулой. Носили плащи и смерды. Отличие состояло в качестве ткани да в том, что простолюдины не использовали фибулы. Первая из известных разновидностей плаща – вотола, из ткани растительного происхождения. Носить вотолу могли и землепашцы, и князья. А вот мятль - это уже признак высокого происхождения. За порчу этого плаща во время драки даже полагался штраф. Спустя несколько веков мятли можно было чаще увидеть на монахах, чем на городских модниках. А вот корзно летописцы упоминают, только когда хотят подчеркнуть княжеское достоинство его обладателя. Скорее всего, такой плащ не имели права носить даже самые приближенные бояре. Известен случай, когда он спас человека от гибели. По какой-то причине князь захотел спасти кого-то, над кем уже был занесен меч. Для этого и накинул на него корзно.

Холстина

Что такое холщовая ткань? Сейчас не всякий человек знает ответ на этот вопрос. А в домонгольской Руси холщовая одежда была наиболее распространенной и у знати, и у простолюдинов. Лен и конопля – первые растения, ставшие использоваться для изготовления ткани и одежды, в основном рубах и портов. Девушки в те давние времена носили запону. Попросту говоря, это кусок ткани, который сгибали пополам и делали вырез для головы. Надевали поверх нательной сорочки и подпоясывали. У дочерей из более состоятельных семей нательное белье было из тонких материалов, у всех остальных – из более грубых, напоминавших мешковину. Рубаху из шерсти называли власяницей, она была настолько грубой, что ее носили монахи для смирения плоти.

Войдет ли охабень в моду

Многое из гардероба древних модниц и щеголей, немного видоизменившись, сохранилось до наших дней, но стало далеко не так доступно. Тот же кожух хорошей выделки стоит как недорогая машина. Меховая душегрея тоже по карману далеко не каждой женщине. А вот носить охабень или однорядку сейчас вряд ли кто захочет. Хотя, мода, говорят, возвращается.

www.syl.ru

История русских женских головных уборов

Среди головных уборов необходимо различать женские платки, девичьи ленты и венцы, уборы, развившиеся из платков, уборы типа чепцов и шапочек. Плат — таково основное название женского платка в старое время. В ряде современных говоров оно сохраняется до наших дней. Уже в XVII в. известно и название платок. Вот как выглядел весь комплект головных уборов: «А грабежом с нее сорвала треух низаной с соболями, цена пятнадцать рублев, кокошник лудановой осиновой золотной с зернами жемчужными, цена семь рублев, да платок рубковой шит золотом, цена рубль». Цитата взята из московского судного дела за 1676 г. Платки, входившие в комнатный или летний наряд, называли убрусами. Слово убрус — от бруснуть, брысать, то есть тереть. Одежда модниц в Московской Руси выглядела очень красочно, что подтверждает список «Домостроя» XVII в.: «На всех летники желтые и шубки червчаты, в убрусе, с ожерели бобровыми, а в зиме в каптурех». Ширинка — другое название головного платка. А вот повой известен в донациональный. период очень мало, хотя позднее от этого слова развивается общеизвестное повойник. В книжной письменности головные накидки, платки носили и другие названия: увясло, ушев, главотяг, наметка, накидка, хустка. В наши дни наметка — женский и девичий головной убор — используется в южнорусских областях, а хустка — на юго-западе русской территории. С XV в. русские знакомы со словом фата. Фата — арабское заимствование, первоначально оно обозначало любое покрывало на голову. Затем развивается его нынешиее значение 'накидка невесты', вот одно из первых употреблений слова в этом значении, взятое из описания свадьбы князя Василия Ивановича, которая была в 1526 г.: «Великой княжне голову почешут и на княжну кику возложат, и фату навесят». Девичий наряд отличали повязки, которые оставляли открытой макушку (женщины же покрывали все волосы). Разными были эти уборы. Одни — из простых матерчатых лоскутков, другие напоминали необычный обруч. Основное название такое: перевязка (1637). Носили ее повсеместно: в царских дворцах и крестьянских избах. Наряд крестьянской девушки в XVII в. состоял из следующих предметов: «На девке Анютке платья: кафтанишко зеленой суконной, телогрея крашенинная лазорева, перевязка шита золотом». Перечень этот приводится в записи допроса беглых холопов от 1649 г., сделанной в Москве. Постепенно название это выходит из употребления. Наиболее долго оно сохранялось в наших северных местах, как и сам головной убор. Повязки — девичьи головные ленты, как и перевязки. Название повязка было распространено меньше, лишь в районе от Тихвина до Москвы. В конце XVIII в. так называли ленты, которые носили сельские девушки. На юге употреблялось название связки. По внешнему виду и по назначению близок к повязке венец. Это нарядный девичий головной убор в виде широкого обруча, расшитого и украшенного жемчугом, бисером, мишурой, золотой нитью. Нарядная передняя часть его носила название щебенка, иногда так именовали и весь венец. У замужних женщин были закрытые головные уборы. Например, покрывало в сочетании с древними славянскими «оберегами» в виде рогов, гребней — это кика. Кика, кичка — славянское слово с первым значением 'волосы, коса, вихор'. Кикой называли только венчальный убор, что видно, например, из описания царской свадьбы, которая была в 1526 г.: «Великому князю и княжне голову почешут, а на княжну кику положат и покров навесят». Кичка — повседневный убор, который носили главным образом женщины южнорусской территории. Разновидность кики с лентами называлась снуром. Известен в Воронеже, Рязани и Москве. История слова кокошник (от кокошь — 'петух'), судя по письменным источникам, начинается во второй половине XVII в. Кокошник был общесословным головным убором, носили его в городах и деревнях, особенно на Севере. Кики и кокошник имели… подзатыльники — задки в виде широких сборок, покрывающих затылок. Их любили северянки, а южанки обходились зачастую и без них. Вместе с кичкой носили сороку (шапочку с узлом назади), но на Севере она распространена меньше. Ее при необходимости заменял кокошник. В северо-восточных краях кокошники были своеобразны. Их называли шамшурами. В росписи имущества Строгановых, составленной в Сольвычегодске в 1620 г., находим такое описание: «Шамшура шита золотом по белой земле, очелье шито золотом и серебром, шамшура плетеная». Нарядный девичий или женский головной убор — головодец представлял собой высокий овальной формы убор с открытым верхом. Делался из нескольких слоев бересты и обтягивался вышитой тканью. В вологодских деревнях головодцы могли быть свадебными уборами невест. Различные шапочки под платки, под кички носили только замужние женщины, особенно на севернорусской территории и в средней России, где климатические условия и нравственные требования суровее, чем на юге. Напомним, что замужней женщине полагалось полностью покрывать волосы. После венчания на женщину надевали подубрусник: «Да на четвертом блюде положити кика, да под кикою положити подзатыльник, да подубрусник, да волосник, да покрывало» — читаем в «Домострое» XVI в. Сравним с этими словами такую ситуацию, описанную в 1662 г.: «Он же, Симеон, велел, со всех жон с роботниц подубрусники сняти и простоволосыми ходить, девками, потому что де у них законных мужей не бывало». Подубрусники часто упоминаются в описях имущества горожан и богатых жителей села, но в XVIII в. квалифицируются «Словарем Академии Российской» как тип простонародного женского головного убора. На севере чаще, чем на юге, встречается волосник — шапочка из ткани или вязаная, под платок или шапку. Слово упоминается с последней четверти XVI в. Вот несколько примеров: «Меня Марьицу во дворе у себя бил по ушам и окосматил, и ограбил, а грабежом у меня з головы схватил шапку да волосник золотой да шелком вязан, обшивка жемчюжная». Запись эта сделана в Великом Устюге в 1631 г. От кокошника волосник отличался меньшей высотой, он плотно облегал голову. Уже в XVII в. этот убор носили лишь сельские женщины. Снизу подшивали расшитый круг из плотной ткани — ошивку. Волосник иногда даже назывался ошивкой, которая являлась самой роскошной и видной частью убора. Приведем два описания волосника: «Да жены моей два волосника золотных, у одного ошивка жемчужная, у другова ошивка шита золотом»; «ошивка с волосником жемчюжная с канителью». Во второй половине XVII в. в среднерусских источниках наряду со словом ошивка начинает употребляться слово сетка, что свидетельствует об изменении вида шапочек, надеваемых на волосы. Она стала употребляться как единое целое с пришиваемым снизу плотным кругом и получила название отшивка. Волосник же по-прежнему сохраняется на севернорусской территории. Таким образом, подубрусники в донациональный период чаще носили в городе, волосники — в селе. Ошивка и волосник — два взаимозаменяющие названия. Шитая комнатная шапочка у знатных женщин называлась чепец (XV в.). Из татарского языка заимствовано название тафья. Тафья — шапочка татарского образца, надеваемая под шапку. Впервые упоминание о ней находим в тексте 1543 г. Первоначально ношение тафей яростно осуждалось церковью, поскольку тафьи не снимали в церкви. Но они все-таки вошли в обычай царского двора и в быт феодальной знати. Со второй половины XVII в. их носят и женщины. Все упомянутые головные уборы женщины носили преимущественно дома, а также летом на улице. В зимнее время наряжались в меховые шапки самого различного вида из разнообразных мехов. Верх обязательно ярко-цветной. Словом, утеплялись сразу в несколько платков и шапок.

Г.В. Судаков. Были о словах и вещах. Архангельск. Северо-Западное книжное издательство. 1989гhttp://www.booksite.ru/fulltext/sud/akov/byly/index.htm

russkie-kostumy.livejournal.com

Головные уборы на РУСИ. | Прически на каждый день

При изучении головных уборов надо учитывать, что древние изображения не могут дать сколько-нибудь исчерпывающих сведений, так как иерархические представления того времени заставляли художников изображать мужчин по большей части без головных.

Уборов, в особенности если на рисунке был и князь, которого обязательно рисовали в шапке. Исключение делалось для некоторых церковных иерархов, которые изображены в клобуках. Важно изображение скоморохов на фресках лестницы софийского собора в Киеве. На головах двух музыкантов островерхие, с несколько свисающими назад концами колпаки. Подобный же колпак - на голове гусляра, изображенного на одном из браслетов XII в. среди археологических Находок есть валяная темно-серая шапка из города орешка и плетенная из сосновых корней летняя круглая шляпа с плоской тульей и довольно большими полями из Новгорода, напоминающая более поздний украинский бриль или модную в начале XX столетия шляпу - канотье. Но эти Находки относятся к более позднему периоду - XIV - XV вв. Можно лишь предположить, что крестьяне и рядовые горожане носили шапки меховые, валяные и плетеные и что фасоны головных уборов были разнообразны.Хорошо известны по многочисленным изображениям древнерусские княжеские шапки - этот важнейший признак феодала - сюзерена. Форма их - полусферическая тулья из яркой материи с меховой (по всей вероятности - собольей) опушкой - оказалась чрезвычайно устойчивой. Первые изображения русских князей в таких шапках относятся к XI в. в XIV в., получив в подарок золотую восьмиклинную тюбетейку бухарской работы, московский князь велел приделать к ней соболью опушку для сходства с традиционной княжеской шапкой, и только тогда она стала великокняжеским, а потом и царским венцом. Это и есть знаменитая "Шапка Мономаха". Цари ей до конца Xvii в венчались.Древнерусский женский головной убор изучен лучше, чем мужской, благодаря обилию археологических Находок. Обычай, согласно которому замужняя женщина должна была тщательно закрывать свои волосы ( "Простоволосая Баба" могла якобы как-то вредить окружающим, "светя волосом"), очевидно, уходит своими корнями далеко в глубь веков, в дохристианские времена. Девушки в древней Руси, как и позднее, могли ходить без такого головного убора, который закрывал бы все волосы. Распущенные по плечам или заплетенные в одну или две косы волосы зачастую придерживались венчиком - узкой полосой металла или яркой материи, охватывавшей голову и скреплявшейся или завязывавшейся на затылке. Более сложный, богато украшенный венчик назывался коруной. Известны остатки таких корун, сделанных на проволочном каркасе, в киевских кладах домонгольского времени. Видимо, украшенная коруна была атрибутом богатой городской девушки и ценилась высоко. Несколько более скромные, но тоже снабженные металлическими украшениями венчики носили, по-видимому, и крестьянские девушки в северных русских землях. Венчик и коруна не закрывали ни темени, ни спускавшихся на плечи волос девушек.Женский головной убор - повой, судя по изображениям, был полотенчатым, о чем говорит и встречающееся в летописи упоминание в связи с головным убором слова "Убрус" - полотенце. Он обвивался вокруг головы, закрывая целиком волосы женщины, спускался иногда и на плечи, оба конца могли свисать на грудь. Человек, который сорвет с женщины повой и она окажется простоволосой, наказывался в Новгороде в XII в. высоким штрафом, вдвое выше, чем за повреждение плаща, поскольку в этом случае женщина считалась опозоренной.Археологические Находки позволяют реконструировать и более сложные формы древнерусских женских головных уборов. Еще а. в. арциховский отмечал в вятичских погребениях московской губ. XII - Xiii вв. Остатки головного убора в виде расположенных по сторонам лица рядов шерстяных лент с бахромой (вроде распространенной позднее в рязанской губ. Увивки, ширинки, кистей или тамбовской мохры. В крестьянских погребениях X - XI вв., раскопанных в вологодской области, найдены остатки, принадлежавшие, по мнению М. а. сабуровой, как к полотенчатым головным уборам - покрывалам с оттянутым книзу специальными грузиками концами, так и к расшитым бляшками кокошникам. Расшитый мелкими стеклянными бусами край матерчатого головного убора, закрывавший лоб женщины, прослежен нами в крестьянском погребении XII в. к северу от Москвы, у современной станции поворовка. Более определенно восстанавливают головной убор горожанки по материалам клада, найденного в старой Рязани, в. П. даркевич и в. П. Фролов. По их мнению, зажиточная горожанка носила в Xiii в. "Рогатую" кику с вышитыми золотом кринами на очелье. Головной убор горожанки из московской знати XII в. реконструировала Н. с. шеляпина по данным археологических наблюдений в московском кремле. Это также кичкообразный головной убор с богато вышитым очельем. Не занимаясь специально реконструкцией головного убора в целом, б. а. рыбаков показал способ ношения черниговских колтов тоже на каком-то расширяющемся кверху кичкообразном головном уборе с орнаментированной передней частью.Таким образом, в рассматриваемый нами период, по-видимому, можно проследить все три типа женских головных уборов, которые развились в более поздние времена: полотенчатый (повой), кичкообразный и твердый кокошник. Ареалы их не могут быть точно зафиксированы ввиду редкости Находок, но интересно отметить, что кокошник встречен на севере, кичкообразный убор - в древних рязанской и черниговской землях; повой, кажется, был наиболее распространен - он встречается и в северных и в южных русских землях.В обычное время на улице мужчины и женщины бывали в головных уборах. Но мужчина должен был "Ломать Шапку" в знак почтения перед встречными более высокого социального положения. Поэтому мужчины и изображены на большинстве миниатюр радзивилловской летописи без шапок. Женщины же по причинам, изложенным выше, всегда оставались в головных уборах. Неприкосновенность повоя замужней женщины охранялась, как уже сказано, законом, нарушение этой неприкосновенности каралось высоким штрафом. Головные уборы русских в Xiii - Xvii вв. Были весьма разнообразны. Их состав и конструкция отражали как древние традиции, так и различные влияния. Наиболее традиционным был, пожалуй, женский головной убор. Его состав и конструкция были продиктованы тем, что (как уже сказано в предыдущей главе) издавна считалось, что замужняя женщина никому не должна показывать свои волосы, а если она будет "Светить Волосом", то от этого может произойти даже какой-либо вред для окружающих. "Спаси Меня от Колдуна и от Девки Гладковолосой и от Бабы Простоволосой", - гласил старый заговор. Но девушкам, независимо от того, были ли их волосы кудрявыми или гладкими, полагалось дома, а в летнюю пору и на улице ходить с открытой головой (точнее - с непокрытым теменем. Девушки ходят с открытой головой, нося только укрепленную на лбу богатую повязку; волосы девушек спадают до плеч и с гордым изяществом заплетены в косы", - писал иностранец в 1698 г. в XVI - Xvii вв. Девушки нередко и завивали волосы (возможно, чтобы не быть "Гладковолосыми"), носили их распущенными или заплетали в косу (причем старались заплетать возможно слабее, чтобы коса казалась толще) и перевивали пряди нитками. Девичью косу украшал косник или накосник - вплетенная в нее золотная нить или чаще - треугольная привеска, обычно на жесткой основе, богато расшитая нитками и жемчугом, окаймленная кружевом или металлическими пластинками. Вокруг головы (заплетала ли девушка косу или носила волосы распущенными) была перевязка - шелковая лента, а у богатых - и из золотых нитей. Украшенная на лбу шитьем (иногда - жемчугом), она называлась также челом или челкой; если орнамент шел по всей окружности - венком или венцом.Женский головной убор в источниках довольно подробно отражен. Основные части его перечислены в свадебном чине, рекомендованном в XVI в. домостроем. При приготовлениях к свадьбе предписывалось на блюдо возле "Места" молодых в доме невесты "положити кика да положити под кикой подзатыльник, да подубрусник, да волосник, да покрывало". Подубрусник или повойник представлял собой легкую мягкую шапочку из цветной материи; под него и убирались заплетенные в две косы волосы женщины. Сзади повязывался для той же цели одинаковой с повойником расцветки платок - подзатыльник. Поверх всего надевала убрус - полотенчатый, богато вышитый головной убор, закалывавшийся специальными булавками (другое его название - шлык), или волосник - сетку с околышем из золотных или вышитых золотом материй. Археологические Находки Волосников (в погребениях знатных женщин) датированы XVI и Xvii вв. В Москве на территории Знаменского монастыря под надгробной плитой 1603 г. найден волосник, на околыше которого вышиты изображения единорогов - символ смерти. Возможно, этот волосник был заготовлен хозяйкой специально, как смертная одежда. По мнению и. Е. Забелина, волосник надевали иногда вместе с убрусом - под убрус или поверх него.Наконец, главной частью головного убора была (очевидно, в тех случаях, когда поверх волосника не надевался убрус или шлык) кика или кичка - символ замужества. Кика имела мягкую тулью, окруженную жестким, расширяющимся кверху подзором. Она была крыта яркой шелковой тканью, спереди имела расшитое жемчугом чело, у ушей - рясы, сзади - задок из куска бархата или собольей шкурки, закрывавший затылок и шею с боков. Поверх кики надевался иногда еще платок, так что оставалось видно чело. Кроме кики, источники Xvii в. называют еще сороку и (чаще) кокошник, но исследований конструкции этих уборов нет. Сам же характер упоминаний не позволяет судить об этом. Исследователи связь упоминаемых в XVI - Xvii отмечают вв. Кики, сороки и кокошника с женскими головными уборами, бытовавшими у крестьян и даже у горожан еще в середине XIX в. "В Некоторых Захолустьях, - Писал П. Савваитов, - еще и в Настоящее Время Можно Видеть не Только у Крестьянок, но Даже у Горожанок Головной Убор, Похожий на Бурак или Кузовок, Иногда с Рогами, Сделанными из Лубка или Подклеенного Холста, Обтянутый Позументом или Тканью Яркого Цвета и Украшенный Разными Вышивками и Бисером, а у Богатых баб - Даже Жемчугом и Дорогими Камнями". Но разницы между кикой, сорокой и кокошником савваитов не видел. В. и. даль в середине XIX в. писал о сороке: "Это Некрасивый, но Самый Богатый Убор, уже Выходящий из Обычая; но мне Самому еще Случалось Видеть Сороку в Десять Тысяч Рублей". Богато вышитую свадебную сороку - золотоломку, которую молодуха носила по праздникам и в первые два - три года после свадьбы и в XIX - начале XX в., отмечает Г. с. Маслова.Головные уборы и их части обычно в составе приданого перечислены. В 1668 г. в г. Шуе описано три волосника: "волосник с ошивкою, ошивка низана зерны (жемчугом. - М. Р. ) половинчатыми с каменьи и с изумруды и с яхонты и с зерны; волосник золотный с ошивкой, ошивка шита битным золотом обнизаная; волосник золотный, ошивка шитая волоченым золотом с зерны; ошивка цепковая двойная". В том же городе в 1684 г., по-видимому, в семье феодала было дано в приданое три кокошника: "Кокошник Низан по Червчатому Атласу; Кокошник Шитой Золотом по Тафте; Кокошник Тафтяной с Галуном Серебряным". В 1646 г. в составе имущества посадского человека - шуянина было, между прочим, "8 сорок шиты золотом. Кичка дорогильна зелена, очелье шито золотом". В 1690 г. в одном московском завещании упомянут "Кокошник Низаной с Яхонты с Изумрудом". В 1694 г. в городе Муроме среди приданого девушки из рода Суворовых - "Кокошник Низаной, 5 Кокошников Шитых с Галунами, 5 Подбрусников Атласных и Камчатых, Ошивка Низаная, Ошивка Цепковая". В 1695 г. а. М. Квашнин давал за дочерью 11 кокошников - 3 парадных и 8 попроще. Кокошник получила в приданое и дочь а. тверьковой из города Кашина. В 1696 г. гость и. Ф. Нестеров дал за дочерью "Кокошник Жемчюжен с Каменьем". Различия здесь, скорее, социальные, чем территориальные: сорока и кика - у посадских людей, кокошник - у феодалов и высшего слоя купцов. Лишь в том случае, если вспомнить, что в середине Xvii в. мейерберг изобразил московскую крестьянку в кичкообразном (расширяющемся кверху) головном уборе, то можно предположить, что в центральных русских землях - бывших московском и владимирском княжествах - по крайней мере в Xvii в. был женский кичкообразный головной убор. Кокошники же были принадлежностью туалета знатных и богатых женщин повсеместно. Ранее мы говорили, что в северных русских землях какие-то уборы на жесткой основе существовали и до Xiii в. но кика и сопровождавшие ее части головного убора, о которых говорилось выше, вероятно, имели большее распространение и поэтому еще в XVI в. вошли в такое общерусское руководство к устройству семейной жизни, каким был домострой. Итак, традиционный, очень сложный по составу головной убор, который не снимали и дома, был характерен для всего рассматриваемого нами периода и удержался у некоторых социальных слоев также значительно позднее, еще почти на два столетия. Выходя на улицу, женщина надевала поверх этого убора платок или (у зажиточных слоев населения) шапку или шляпу. Источники знают, помимо общего названия шапка и шляпа, также специальные термины, обозначавшие женские уличные головные уборы различных фасонов: каптур, треух, столбунец и даже чепец. Женские шляпы были круглыми, с небольшими полями, богато украшались шнурами из жемчужных и золотых нитей, иногда - драгоценными камнями. Шапки были меховыми, по большей части - с матерчатым верхом. Шапка столбунец была высокой и напоминала мужскую горлатную шапку, но суживалась кверху и имела дополнительную меховую опушку на затылке. Каптур был круглым, с лопастями, закрывавшими затылок и щеки, треух напоминал современные ушанки и имел верх из дорогих тканей. Иногда платок - фата - повязывался поверх меховой шапки, так что угол его свешивался на спину.Мужские головные уборы также в Xiii - Xvii претерпели вв. Существенные изменения. И сама прическа изменилась. В Xiii в. в моде были распущенные волосы, подстриженные чуть выше плеч. В XIV - XV вв. На севере Руси, по крайней мере в новгородской земле, мужчины носили длинные волосы, заплетая их в косы. B XV - Xvii вв. Волосы подстригали "в Кружок", "в скобку" или стригли очень коротко. Последнее, видимо, было связано с ношением дома небольшой, закрывавшей только макушку круглой шапочки вроде восточной тюбетейки - тафьи или скуфьи. Привычка к такой шапочке уже в XVI в. была так сильна, что Иван грозный, например, отказывался снимать тафью даже в церкви, несмотря на требования самого митрополита Филиппа. Тафья или скуфья могли быть простыми темными (у монахов) или богато расшитыми шелками и жемчугом. Пожалуй, наиболее распространенной формой собственно шапки был колпак или калпак - высокий, кверху суживавшийся (иногда так, что верх заламывался и отвисал. Внизу у колпака были узкие отвороты с одной - двумя прорехами, к которым прикреплялись украшения - пуговицы, запоны, меховая оторочка. Колпаки были распространены чрезвычайно широко. Они были вязаные и шитые из разных материй (от бели и бумаги до дорогих шерстяных тканей) - спальные, комнатные, уличные и парадные. В завещании начала XVI в. раскрывается любопытная история о том, как русский князь Иван взял у своей матери - волоцкой княгини - "во Временное Пользование" разные фамильные драгоценности - в том числе серьги из сестриного приданого - и пришил себе на колпак, да так и не отдал. Должно быть, этот колпак был очень нарядным головным убором щеголя. Столетием позже среди имущества Бориса Годунова упомянут "Колпак Саженой; на нем 8 Запон да на Прорехе 5 Пуговиц". Колпак или, как его тогда называли, клобук был распространен на Руси и в древности. Разновидностью колпака был в Xvii в. науруз (само слово иранского происхождения), имевший, в отличие от колпака, небольшие поля и также украшенный пуговицами и кистями. Поля науруза были иногда загнуты вверх, образуя острые уголки, которые любили изображать миниатюристы XVI в. Г. Г. громов считает, что при этом татарский колпак имел также заостренный верх, тогда как русский головной убор был сверху закруглен.Мужские шляпы имели круглые поля ( "Полки") и были иногда валяными, как позднейшие крестьянские шляпы. Такая шляпа со скругленной тульей и небольшими, загнутыми кверху полями, принадлежавшая, по-видимому, рядовому горожанину, найдена в городе орешке в слое XIV в. среди зажиточных слоев населения в Xvii в. были распространены мурмолки - высокие.

Читайте далее о прическах на свадьбу здесь http://pricheski.ru-best.com/uroki/pricheski-na-svadbu

pricheski.ru-best.com


Смотрите также